Главная Враг Капитала «Золотой век» пролетарского искусства в Японии

«Золотой век» пролетарского искусства в Японии

E-mail Печать PDF

«Если многие японские инженеры внимательно приглядываются к Европе и Америке, не появилось ли там новой модели какой-нибудь машины, то с другой стороны, некоторые деятели литературы и искусства следят, нет ли там чего-нибудь нового в их области. И что же? Услышали, что во Франции появился дадаизм — объявляется и в Японии школа дадистов- в Советской России зарождается пролетарская литература — вдруг объявляется и в Японии целая плеяда пролетарских писателей» Это объяснение данное Н. И. Конрадом для феномена „пролетарской культуры“ в Японии лишь частично объясняет причины расцвета этого явления в стране Восходящего солнца. Среди других причин „золотого века“ „пролетарской культуры“ следуйте отметить либерализацию внутреннего режима в стране во время «демократии Тайсё», влияние Русской революции, а так же… полицейские гонения на левых радикалов заставившие многих из них уйти из активной политики в область литературы, живописи и театра.

С начала 1920-хх гг. в стране выходило несколько журналов совмещавших на своих страницах публикацию литературных произведений и пропаганду идей коммунизма. Первый из таких журналов — «Танэмаку хито» («Сеятель») увидел свет в 1921 году. Первые произведения пролетарской литературы были выдержаны в документально-фактологическом ключе, и не отличались высокими художественными достоинствами, но несмотря на это читатели благосклонно принимали вследствие интереса к коммунизму и Советской России. Первым зрелым произведением пролетарской литературы считает роман бывшего матроса Хаяма Ёсики „Люди, живущие в море“ о конфликте капитана и матросов на углевозе. Гонения на левых конца 1920-хх, влекли за собой появление все новых литературных произведений, многие из которых были написаны активистами компартии вынужденными прервать активную политическую деятельность. Например известный писатель Кобаяси Такидзи в своих повестях „Фабричная ячейка“, „Организатор“, „Жизнь для партии“ в духе советского соцреализма изображал мир нищеты, репрессий и пассивности, которому противостояло мужество героев-революционеров каждый день идущих на смерть ради идеи. Многие коммунисты и анархисты в те годы стали литературными критиками. Как и во времена Белинского в России, в Японии 20-хх годов, литературная критика заменила публицистику.

Примечательно, что японская творческая интеллигенция 20-хх гг. брала за образец, не только творчество, но и формы самоорганизации писателей в СССР. В 1929 г. прошел первый съезд японских пролетарский писателей, на котором по советскому образцу предлагалось создать сеть «рабселькоров». Созданный в 1928 г.

Всяпонский союз работников пролетарского искусства (НАПФ), видел своим образцом Российскую ассоциацию пролетарских писателей (РАПП).

Советское влияние в театральном искусстве выразилось в появление нового реалистического театра («сингэки») основателями которого были Цукидзи Осанаи Каору и Хидзиката Ёси. Они пытались перенести на японскую сцены достижения русского театра — Чехова, Горького, „Систему Станиславского“. Драматурги Хисаита Эйдзиро и Кубо Сакаэ совместившие (порой против своей воли!) традиции японской мещанской драмы „сэвамоно“ и исторической драмы „дзидаймоно“ с опытом „революционного театра“ Мейрхольда и Маяковского.

В 1926 г. возник так называемый «Передвижной театр» или „Театр в чемодане». Весь его реквизит помещался в одном чемодане, благодаря чему артисты могли давать спектакли где угодно.(а при необходимости быстро ретироваться в случае появления полиции) Но самым крупным явлением театральной жизни Японии того времени стал Новый театр Цукидзи возглавляемый, Хидзиката Ёси. В коллективной прокламации труппы говорилось, что она „отказывается ориентироваться на буржуазию и превращать театр в средство ее развлечения, но намерена идти радикальным путем просвещения широких масс и огорождения их от влияния реакции». Это впрочем не мешало театру быть чрезвычайно популярным как среди рабочих, так и среди буржуазии, благодаря высокому уровню актерской игры и режиссуры.

В живописи, «красные» художники пополняли свои ряды главным образом из числа футуристов. Их успехи были менее заметны, чем творчество «пролетарских“ писателей, критиков и драматургов, хотя они внесли существенный вклад в книжно-журнальную графику и искусство плаката.

Богатство японской культуры 1920-хх года не исчерпывалось творчеством пролетарских поэтов, писателей и драматургов, но именно их произведения предавали ей особое своеобразие.На основе В. Э. Молодяков История Японии. XX век., М., 2007