Главная Враг Капитала Боливия: Моралес маневрирует и отступает

Боливия: Моралес маневрирует и отступает

E-mail Печать PDF

20 октября, десятки тысяч людей, рабочих, крестьян, студентов, женщин и детей, молодых и старых, пришли в столицу страны Ла-Пас. Они шли десятки дней от Караколло и Оруро. Марш организовала Национальная Координация Перемен (Conalcam) и профконфедерация COB. Манифестанты призвали поддержать новую Конституцию, которая будет вынесена на референдум.

Сотни тысяч рабочих и крестьян собрались около здания парламента, здесь же они и ночевали, таким образом, оказывая давление на депутатов, чтобы те приняли закон о референдуме. 21 октября, Эво Моралес объявил, что референдум будет проведен. Массы с восторгом восприняли эту новость. Однако, в то время, как массы проводили уличную мобилизацию, руководство MAS вело переговоры за закрытыми дверьми с олигархией, изменяя ключевые пункты Новой Конституции (CPE), что существенно изменяет ее прогрессивный характер. CPE была результатом почти 18 месячного обсуждения и борьбы на Учредительном собрании. Избирательная система, которую лидеры MAS согласовали, создала невозможную ситуацию: у сторонников MAS не набиралось необходимых 2/3 большинства, для принятия новой конституции. Революционная энергия масс, проявленная в восстаниях октября 2003 г. и мая-июня 2005 г. было канализирована в парламентском болоте Учредительного собрания.

Два прямопротивоположных взгляда (олигархии и трудящихся) столкнулись в Учредительном собрании. Рабочие и крестьяне хотели выполнения «Повестки для октября» (названного так в честь восстания 2003 г.): земельная реформа, национализация, права рабочих.

Понимая, что общество никогда не примет их предложения, олигархия попыталась перевести внимание на другие проблемы. Они предложили перенести столицу из Ла-Паса в Сукре. Олигархия всячески раздувала проблему регионального сепаратизма, предлагала передать вопросы земельной реформы и природных ресурсов в ведение местных властей.

Таким путем олигархия надеялась мобилизовать своих сторонников. Сторонники MAS подвергались нападениям и избиениям реакционными бандами в Сукре. Властям даже пришлось перенести заседания из Сукре в Оруро. При бойкоте сторонников оппозиции, был принят проект CPE.

Проект Конституции Оруро

В этом проекте CPE (известным под именем Конституция Оруро) были записаны некоторые элементы Повестки дня Октября, среди них: национализация природных ресурсов и широкая аграрная реформа. Именно на эти пункты никогда не согласится олигархия. В Санта-Крузе 15 семей контролируют полумиллион гектаров земли, в Пандо 8 семьям принадлежит еще полмиллиона гектаров, в Бени 10 семей владеют еще одним полумиллионом гектаров. Эти землевладельцы, вместе с банкирами и промышленными магнатами многие десятилетия влияли на политику властей, поддерживая все военные хунты. Военные диктаторы бесплатно раздавали землю сотне капиталистических кланов.

Столкнувшись с перспективой потери источника своего политического могущества и экономической мощи, олигархия начала организовываться. Раздувая проблему «региональной автономии», разжигая расизм, используя СМИ, они умело используют нерешительность правительства Эво Моралеса. Таким образом, им удалось мобилизовать определенную поддержку в восточных регионах: Бени, Пандо, Тарича, Санта-Круз и позднее к ним присоединился Чукисака.

Они провели незаконные референдумы по вопросу «автономии». Видя нерешительность государственной власти, олигархия попыталась захватить Восточные регионы.

Однако, эти действия олигархии были встречены жестким сопротивлением трудящихся Боливии. Несмотря на то, что руководство MAS ничего не сделало, для организации движения против «референдума об автономии», олигархии пришлось прибегать к открытым фальсификациям, а количество бойкотирующих «референдум» было достаточно большим. Кроме того, рабочие и беднота Санта-Круз начали организовываться и сопротивляться фашистским бандам. Референдум отзыва 10 августа стал демонстрацией силы рабочих и крестьян Боливии. Олигархия потерпела на нем сокрушительное поражение, Эво Моралес получил 67% голосов. Массы почувствовали, что теперь их очередь перейти в наступление, они потребовали немедленного принятия CPE. В конце августа, Моралес декретом объявил о сроках проведения референдума. Это стало сигналом для олигархии, которые начали путч и погромы.

Попытка переворота в Сентябре

11 сентября, насилие со стороны олигархии и фашистских банд достигло своего пика. Погромщики захватили административные здания, аэропорты, офисы MAS, и проправительственные СМИ, развязали террор против рабочих и крестьянских активистов. Это был самый настоящий путч. Но к их удивлению, массы оказали им героическое сопротивление. Имея на вооружении только дубинки и камни, они люди отбили все атаки хорошо вооруженных фашистских банд. В Сан Хулиан, Санта-Круз, в Плане 3 000, в Тарича и других местах, массы дали отпор фашистам Union Juvenil Crucenista и начали самоорганизовываться.

Ситуация достигла критического момента. Генералитет, долго ждал, на чьей стороне окажется перевес сил, ожидая благоприятного момента, что бы поддержать путчистов. В этот момент Чавес предупреди, что победа путчистов развяжет ему руки, и он будет иметь полное моральное право поддержать законные власти Боливии. Боясь открытой гражданской войны, соседние страны торопливо вмешались в происходящее, собрав экстренную встречу UNASUR (Союз Государств Южной Америки) в Чили и выступили с заявлением, в котором признавали законное правительство Моралеса и призывали к проведению переговоров с оппозицией, организовавшей мятеж.

Переговоры с олигархией

В тот момент, когда олигархия устроила резню в Пандо (в ходе которой были убиты 30 крестьян сторонников MAS, наемными бандитами местного губернатора), правительство Моралеса начало переговоры с оппозиционными префектами, которые только что организовали путч.

Тем временем, массовые организации рабочих и крестьян, начали марш на столицу Санта-Круз. Десятки тысяч людей блокировали города, требуя отставки регионального губернатора за его причастность к фашистскому путчу. Лидеры MAS призвали прекратить блокаду и начали официальные переговоры с лидерами оппозиции в Кочабамбе. Рабочие и шахтеры, вооруженные динамитными шашками прибыли в Кочабамбу, чтобы следить за переговорами.

Наконец, марш от Caracollo до Ла-Паса, который первоначально назвали с установленной целью окружения Конгресса, чтобы вынудить это назвать референдум по CPE или закрыть это силой, был тогда снижен в только мирную демонстрацию. Руководство MAS всеми силами старались договориться с оппозицией, чтобы получить большинство в 2/3 и возможность проведения референдума. Массы (около 200 000), собравшиеся на площади Мурилло, около Конгресса, требовали не менять Конституцию Оруро.

Изменения в Конституции

Когда стали известны результаты переговоров, люди были разочарованы. Были изменены 100 из 400 статей Конституции Оруро. Главным образом это: земельная реформа, национализация углеводородов и политическая система. Олигархия смогла добиться больших уступок. По новой версии CPE, хотя углеводороды и признаются государству, но теперь добавлен пункт о том, что «будут уважаться права собственников», т.е. права ТНК (несмотря на то, что чаще всего эти концессии были незаконны).

Также важные изменения внесены в пункты о политической системе. В CPE Оруро было записано, что конституционные поправки принимается большинством на Конгрессе в 50% + 1 голос- по новой версии для этого необходимо 2/3 голосов. Кроме того, измененная версия CPE, сохраняет нынешние избирательные округа, которая дает преимущества сельским округам, в которых олигархия имеет возможность политического контроля и давления. В результате, для выбора делегата рабочие эль Альта должны набрать 70 000 голосов, а в таком сельскохозяйственном штате, как Кобича всего 4 000.

Но самые главные изменения касаются аграрной реформы. По Конституции Оруро землевладения сверх 5 000 или 10 000 гектаров (точный размер должен был принят позднее) должны были быть конфискованы и розданы крестьянам. Теперь раздача земель будут осуществляться только за счет неиспользованной земли. Это означает, что огромные латифундии, полученные незаконным путем, во времена военных диктатур останутся нетронутыми. Кроме того, кто будет определять «используется или не используется» земля? Это достаточно размытое понятие. Мало того, по новым пунктам, если более 5 человек, объединятся в компанию, максимальный объем их земли будет умножаться на число владельцев. Это означает, что если 10 землевладельцев создадут общество, они будут иметь право на 50 000 или 100 000 гектаров земли. Это означает, что по новой конституции никакой реальной аграрной реформы в Боливии не будет.

То чего, олигархия не смогла добиться в ходе дебатов в Учредительном собрании и сентябрьского мятежа, она смогла достигнуть входе переговоров: уважение их частной собственности на землю, главного источника их власти.

Руководство MAS пошло на уступки олигархии, за спиной масс которые проводили массовую мобилизацию. Результаты и ход переговоров не обсуждались с массами, собравшимися на площади Мурилло, а скрывались от них. Лидеры собравшихся Педро Монтес от COB и Сурко Коналкам, конечно знали детали, но они не ничего говорили разгневанным людям, стоящим на площади.

Рамон Лойяса (лидер фракции MAS в учредительном собрании, который всегда был близок к крестьянам) и Оскар Оливейра (лидер профсоюза рабочих Кочабамбы) уже заявили о своем несогласии с новой редакцией Конституции. Боливийские марксисты из Милитант приняли решение: никакой поддержке этому соглашению. ММТ призывает к мобилизации широкого движения основывающегося на социалистической программе и революционном руководстве. Трудно предположить, как будут развиваться события между сегодняшним днем и декабрем, когда будет проведен референдум. Олигархия, стремиться любым путем свергнуть Моралеса, и они не готовы даже на новый согласованный вариант CPЕ. Ясно одно: никакие переговоры и конституционных маневров не смогут примирить интересы рабочих и крестьян, с одной стороны, и олигархии и империализма, с другой. Те, кто организовывал сентябрьский путч, все еще не разоружены и готовы на новые мятежи.

Мировой кризис капитализма сильно ударит по Боливии, снизив цены на сырье. Это плохие условия для классовых компромиссов. Самые радикальные слои боливийских рабочих, крестьян и бедноты, должны использовать эту временную передышку, чтобы сделать необходимые выводы из прошедших событий и начать создавать истинно революционное, социалистическое руководство своим движением.