Главная Враг Капитала Венесуэла: революция и контрреволюция

Венесуэла: революция и контрреволюция

E-mail Печать PDF

Известный венесуэльский поэт-песенник коммунист Али Примера, однажды сказал: Мы должны совершить революцию как можно раньше. Так как, чем дольше ее не будет, тем труднее будет ее совершить. Это очень верные слова и они прекрасно отражают проблемы, ч которыми столкнулась венесуэльская революция. Уго Чввес находится у власти уже десять лет — время, когда мы наблюдали многочисленные попытки со стороны империализма и олигархии, свергнуть его и остановить социальные реформы, которые он проводил. Снова и снова, массы рабочих, бедняков и молодежи вставали на защиту революции.

Капиталисты проводят саботаж, рост инфляции и преступности

Несмотря на героизм масс, после десяти лет непрерывной мобилизации и классового противостояния, правительство так еще и не решило главные проблемы общества. Хотя жизненный уровень и социальное обеспечение простых венесуэльцев и выросло, большинство жителей страны все, еще живет в бедности, инфраструктура и общественный транспорт городов все еще слабо развиты, цены на жилье растут и т.д.

В то же самое время преступность достигла рекордного уровня. В Каракасе число убийств выросло с 70 случаев на 100 000 граждан в 1998 г. до 130 в 2007 г.

Хотя министр планирования Айман эль Троуди, постоянно отрицает, что мировой кризис капитализма затронет Венесуэлу, факт — то, что страна полностью зависит от импорта, особенно от продовольствия. Рост цен на продукты питания достиг 15.3% в год. Цены в Каракасе с июля 2007 г. по 2008 г. выросли на 49.9%.

Правительство пыталось решить проблему обращением к капиталистам, прося их об инвестициях в экономику, но те в ответ, начали саботаж, придерживая продукты, порождая дефицит и инфляцию.

Скачки цен на нефть также будут иметь эффект на экономику. По некоторым данным нефтяная госкорпорация PDVSA, планирует 40% сокращение своего бюджета на следующий год. Это неизбежно отразиться на многих социальных проектах, так миссии (misiones) полностью или частично финансировались доходами от продажи нефти.

Идея «нефтяного социализма» (Socialismo petrolero), выдвинутая реформистским крылом правительства, таким образом, сталкивается с неприятной действительностью. Эти люди долгое время отказывались экспроприировать капиталистов, используя аргумент высоких цен на нефть. Они забыли, что ситуация в Венесуэле полностью зависит от мирового рынка, не только цен на нефть, но также на алюминий и другое сырье, которое экспортирует Венесуэла.

В то время как экономика страны крайне чувствительна к колебаниям этих цен, она также зависит от импорта других товаров. Это создает потенциально пагубную экономическую ситуацию для страны. Единственное средство выхода из кризиса — создание плановой экономики.

Частичные меры

Венесуэльское правительство приняло некоторые меры, нацеленные на прекращение саботажа капиталистов и улучшения положения рабочих, например, апрельская национализация крупнейшей сталелитейного предприятия SIDOR. Кроме того, были национализированы Banco de Venezuela, молочную корпорацию Lacteos Los Andes, всю цементную промышленность, алюминиевый завод Rialca и др.

Эти национализации были встречены с огромным энтузиазмом рабочими и молодежью, которые считают это шагами в правильном направлении. По опросам, проводимым в мае, 56% поддержали национализацию цементной промышленности, а 33% были против, национализацию SIDOR поддержали 53.1% против было 30.9%. Еще более ясный ответ был дан на вопрос: «Вы согласны с национализаций продуктовой торговли и производства?». 50.1% сказали «да», и только 30.9% «нет».

Социалисты должны полностью поддержать эти национализации. Однако, только национализация не решит проблемы. Национализация должна стать, лишь частью социалистического планового производства. Но в Венесуэле, национализация все еще носит ограниченный характер, главным образом в отдельных секторах экономики, в то время как многие ключевые отрасли остаются нетронутыми. Необходимо не просто конфисковать отдельные промышленные предприятия, а экспроприировать буржуазию как класс и наладить социалистическое плановое производство, под демократическим рабочим контролем.

Новые военные заговоры

Уго Чавес — несомненно, выдающийся политик, мирового масштаба. Причина, по которым он постоянно подвергается нападкам буржуазных СМИ, состоит в том, что у него хватило смелости, выступить против империализма и выдвинуть социалистическую альтернативу. Несмотря на все призывы Чавеса к капиталистам, вкладывать капитал и несмотря на то, что он все еще не начал решительно уничтожать экономическую власть правящего класса, олигархия и империализм всеми силами стараются избавиться от него. Они прекрасно понимают, что даже простое его существование крайне опасно.

Многие влиятельные армейские круги не лояльны Чавесу, и настроены контрреволюционно. 10 сентября, был раскрыт заговор генералов, которые планировали убить Чавеса. 23 сентября, в штате Зулиа, которым управляет губернатор-оппозиционер был найден склад оружия, которое планировалось использовать в ходе запланированного переворота. 27 сентября, был арестован заговорщик генерал ВВС.

Все эти заговоры показывают глубокую неустойчивость внутри ВС. Силы контрреволюции работают как организационная фракция внутри армии. Это — неизбежный результат нерешительности правительства, которая старалась не распространять революцию на армию, не создавая структур ЕСПВ внутри ВС.

Результат ясен: если вы ограждаете армию от революционной политики, то вы даете оружие в руки контрреволюции. Единственный реальный способ избежать в будущем заговоров и переворотов состоит в том, чтобы распространить революцию на армию, одновременно вооружая рабочих. Необходимо создать Красную Гвардию, состоящую из рабочих и бедноты.

ЕСПВ и молодежная секция ЕСПВ

Противоречия внутри венесуэльского общества обостряются. Наиболее ярко это отражается внутри ЕСПВ (Единой Социалистической Партией Венесуэлы). После проведения своего съезда в январе-феврале, партия начала выбирать кандидатов на региональные и местные ноябрьские выборы. 2.5 млн. человек приняли участие во внутрипартийных выборах кандидатов. В некоторых местах левые смогли победить (в Мерида, Варгас и др.), но в большинстве случаев бюрократия благодаря аппаратным играм и нехватки реальной левой альтернативы смогла продвинуть своих ставленников. Если первоначально ЕСПВ стал ареной острой борьбы между реформистским и революционным крылом, то сегодня борьба переместилась внутрь молодежной организации ЕСПВ. Молодежное крыло ЕСПВ в сентябре в Пуэрто Ордас провело свой конгресс. На него съехалось 1 300 делегатов со всей страны. Настроения среди делегатов были радикальные и революционные, молодежь желала двигать революцию вперед. Это было хорошо видно по последнему собранию, когда собравшиеся скандировали: «Молодежь революционна, а не реформистская» и «Даешь дебаты — рядовые тоже имеют голос».

В то время как никем не избираемое руководство предложила свой проект устава, и которые пытались не допустить его обсуждения, давление низов заставило их пойти на уступки и изменения в устав, сделав его более демократичным. Молодежь ЕСПВ, прибывшая на конгресс официально представляла 140 000 человек. По всей стране молодежь организуется и борется за углубление революции. Развитие молодежной секции ЕСПВ без сомнения станет одним из решающих моментов революции.

Рабочие стремятся к единству и действию

Одним из ключевых моментов, рисующую сущность происходящего, является произошедшее на съезде профконференции UNT (Union Nacional de los Trabajadores), прошедшего в мае 2006 г. UNT все еще представляет в глазах миллионов венесуэльских рабочих потенциальное орудие в революции для пролетариата. Однако, эти надежды были рассеяны в мае 2006 г., на съезде UNT.

В то время, как около 4 000 рабочих собрались в Каракасе, сектантские группы Orlando Chirino и Marcela Maspero, устроили скандал и раскол. Съезд фактически раскололся, на два отдельных собрания, в результате большинство делегатов разъехались разочарованные по домам.

Борьба между этими двумя тенденциями началась из-за вопросов, которые не имели никакого отношения к реальным проблемам стоящими перед профсоюзами. Этот раскол практически парализовал работу UNT на два года. В то время как в стране разгорались классовые бои, и рабочие захватывали заводы (Sanitarios Maracay и SIDOR), UNT не был способен играть в этих событиях никакой реальной роли.

Национализация SIDOR стала поворотным моментом. Героическая борьба рабочих SIDOR, которые добились национализации компании, несмотря на противодействие реформистов в госаппарате, показала, что рабочий класс со всей энергией готов двигать революцию вперед.

Это также стало уроком, для лидеров профсоюзов, которые были дискредитированы, своей пассивностью. Победа рабочих SIDOR стала вдохновляющим примером для всех венесуэльских рабочих. Рабочие стали требовать более решительных действий от UNT. Некоторые бюрократы в пределах FSBT (Fuerza Socialista de los Trabajadores, группирующиеся вокруг министра труда Хосе Рамона Риверо) предложили создать новую профконфедерацию. Однако, им пришлось отказаться от этой идеи из-за давления рядовых членов.

С тех пор борьба за единство профдвижения стало широко распространенным. В июле, представители рабочих-автомобилестроителей собрались и приняли решение с требованием единства и нового объединительного конгресса. 4 сентября региональный «Конгресс рабочих социалистов» собрался в Зулиа, на него прибыло 500 делегатов, представляющих 100 профсоюзов. Этот конгресс проводился по инициативе рядовых профактивистов. Ощущая давление снизу, некоторые инициативы были перехвачены лидерами профдвижения. 20 сентября национальный съезд профсоюзных деятелей сторонников ЕСПВ, прошел в Каракасе, его организатором выступил ЕСПВ, и подержало большинство фракций UNT. На эту встречу собралось 300 профактивистов. Настроения среди приехавших были очень радикальны, главным решением стало требование национализации банков.

Скорее всего, вскоре будет проведен общенациональный съезд UNT. Но по главным вопросам у профсоюзов нет единства, так же как и по тактики и стратегии. Основные группы внутри профдвижения Венесуэлы, так и не смогли показать вперед. Фактически, они намеренно поддержали раскол, который и завел движение в тупик.

Единство не может быть достигнуто аппаратным давлением сверху. Его нельзя провозгласить декретом. Оно должно быть построено снизу и создаваться вокруг программы действий, в демократической дискуссии поддержанного рядовыми членами. Региональное собрание в Зулиа, показало по какому пути надо идти, выдвинув требования: рабочего контроля и управления производством, национализация промышленности, государственная монополия внешней торговли и сокращение рабочего дня до 6 часов.

Если UNT станет бороться за эти требования и принимать решительные меры за рабочий контроль, то полностью изменит расстановку классовых сил. Власть буржуазии оказалась бы под угрозой, а рабочие Венесуэлы пошли бы за руководством UNT.

Региональные и местные выборы

Новым испытанием для революции станут выборы мэров и региональных губернаторов, 23 ноября. На предыдущих выборах оппозиция смогла выиграть посты губернатора только в двух штатах (Zulia и Nueva Esparta). Но на сей раз, существует серьезная опасность победы оппозиции в важных штатах (Carabobo, Tachira, Miranda и Merida). К этому надо добавить, опасность потерять такие важные мэрские посты как, пост мэра самого крупного города страны Маракайбо.

Боливаринское правительство все еще пользуется поддержкой большинства масс. Но поражение на конституционном референдуме в прошлом декабре, было сигналом. После 10 лет революции, главные проблемы так и не решены. Массы, которые поддерживают Чавеса, постепенно устают от недостаточности и половинчатости социальных перемен, отсутствия четкой перспективы. Поэтому велика вероятность, избирательного поражения для прореволюционных сил. Это, к сожалению, достаточно реальная перспектива. Революция стоит на перекрестке. Огромные противоречия накопились внутри венесуэльского общества, между правящим классом и рабочим классом. Это противоречие должно быть разрешено, так или иначе.

Даже победа на этих выборах приведет к еще более острому столкновению с олигархией. Чавес уже заявил, что если он победит, то проведет новый референдум по конституционной реформе. Олигархия не сможет этого допустить.

Марксисты должны понимать, что в Венесуэле есть все объективные условия для окончательной победы Социалистической революции. Почему ее до сих пор нет? Реформисты обвиняют массы в «низком уровне сознания». Но если мы посмотрим на прошедшие 10 лет, мы увидим, что именно массы спасли революцию от поражений во всех столкновениях с олигархией. Так было в 2002 г. во время переворота и позднее во время локаута боссов. То же самое произошло и во время референдума отзыва в 2004 г. и президентских выборов 2006 г.

Проблема не в отсталости масс, а реформистском руководстве, у которого нет ясной социалистической перспективы. Единственное решение заключается в экспроприации промышленности, банков и земель, передача их под демократический рабочий контроль, и переход к социалистической плановой экономике.