Главная Враг Капитала День действий в Бельгии

День действий в Бельгии

E-mail Печать PDF

Редко когда день действий проводимый профсоюзами, встречался такой отрицательной реакцией в СМИ и боссов, как это произошло в Бельгии. В передовой статье одной из ежедневных газет, писалось: «Подводя итог, забастовки в понедельник, можно сказать, что она ни к чему не приведет и только ухудшит экономическое положение в стране. Все, кроме профсоюзов, это понимают. Может эти люди живут на другой планете».

Организации боссов отказались проявить хоть малейшее «понимание» действий профсоюзов. После объявления о дне действий, лидерами социалистических, христианских и либеральных профсоюзов, боссы начали свое наступление на трудящихся. Карел Ван Этвельд (Karel Van Eetveld) лидер UNIZO, организации боссов и средней буржуазии потребовал увеличить рабочую неделю с 38 часов до 48 часов. Он также одобрил устранение скользящей шкалы заработной платы и заявил профсоюзам о невозможности какого-либо повышения зарплаты.

Тут нужно вспомнить, что всего несколько месяцев назад боссы утверждали, что в Бельгии нет никакой проблемы реального снижения покупательной способности. Нас убеждали, что все это просто нам «кажется», что это психологический вопрос восприятия и «истерия».

Реальная действительность для рабочего класса и безработных, увы, гораздо хуже. В стране наблюдается рост бедности. Все меньше людей могут позволить себе иметь медицинскую страховку. Некоторые вынуждены были даже брать кредит на покупку лекарств. Все больше молодых родителей не могут позволить себе покупать сухие молочные смеси для малышей.

Вопрос ухудшение жизненного уровня объединяет людей, несмотря на языковые границы. 88% фламандцев считают, что жизнь, в сравнение с прошлым годом, стала более дорогой. Более половины валлонов говорят, что им не хватает зарплаты для нормальной жизни. Тем временем, политические лидеры почти всех партий всецело поглощены «государственной реформой», по которой областям передается больше полномочий. Пропасть между простыми бельгийцами и политиками стала огромной. День действий — продолжение волны забастовок и демонстраций, которые проходят по стране с начала года. Социалистический профсоюз призвал к всеобщей забастовке. Но ради сохранения «единства» с другими профсоюзами забастовка была заменена «днем действий», очередным «последним предупреждением властям». Этому дню действий различные региональные и отраслевые профсоюзы могли свое отдельное содержание. Важно отметить, что профсоюз общественного транспорта (поезда, автобусы, трамваи и метро) призвали к полной остановке работы. Забастовка в отрасли была успешной, страна практически была парализована. На юге страны остановился весь частный и общественный сектор. На севере боевая ветвь социалистического профсоюза рабочих-нефтяников и нефтехимиков (AC Antwerpen-Waasland) смогла парализовать все порты страны. Бастующие установили свои КПП, на всех основных маршрутах, ведущим к промышленным зонам. Многие супермаркеты в крупных городах были закрыты. Профсоюзы текстильных рабочих провели огромную демонстрацию в Генте. Угроза увольнений (1 600 рабочих были уволены в последние пять недель) в текстильной промышленности, использовалась руководством профсоюза для отмены планируемых забастовок. День действий, несомненно, стал успехом, и мог бы быть еще более успешным, если бы отдельные профсоюзные лидеры не стали бы саботировать борьбу изнутри. Руководитель фламандского социалистического профсоюза рабочих металлистов отказался возглавить забастовку. Он известен своим фламандским национализмом и несет ответственность за раскол профсоюза по языковому признаку. «Это плохое время для забастовки» прочитали удивленные рабочие своих профсоюзных газетах. «Есть много экономических проблем, и в этой ситуации забастовка станет ударом по экономике».

Профбюрократы тут же были поздравлены организацией фламандских боссов, самой крупной секции бельгийской буржуазии: «Это ответственное профсоюзное движение».

Профбюрократы профсоюза металлистов объявили лишь о некоторых «символических» акциях. Однако, честь профсоюза была спасена, когда рабочие двуязычного завода Ауди (бывший Фольксваген) бросили вызов профсоюзному руководству и полностью остановили свое предприятие. Но из-за нехватки альтернотивного, более радикального руководства, остальные заводы продолжили работать. Тем не менее, недовольство медленно, но верно, вызревает в профсоюзах металлистов.

Другие профлидеры пошли по тому же пути. Руководитель профсоюза учителей объявил, всего за несколько дней, до забастовки, «что его профсоюз принял участие в дне действий только из-за пункта внутреннего устава профсоюза». Это не самый лучший способ подготовки общенациональной забастовки. В результате, самое крупное подразделение профсоюза, представители фламандского университета Брюсселя, приняло участие в дне действий и раскритиковало своих профбоссов. Это первые признаки нового периода дифференцирования внутри профдвижения и внутри соцпартии. Целью многих демонстраций по всей стране стала штаб-квартира основной энергетической компании «Electrabel» или «Electracash». И это не случайно, так как за год счета на электроэнергию выросли на 20%, на газ на 50%, а на газойль на 60%. Тем временем Electrabel получила миллиардные прибыли. Хотя требования профсоюзов в отношении энергетического сектора были ограничены снижением НДС с 21% до 6%, лозунг национализации энергетического сектора становится все более популярной. Ключевую роль в популяризации этой идеи играют бельгийские марксисты.

Знаковыми были и профсоюзные митинги перед крупными банками. День действий имел сильный эффект на политическую и экономическую жизнь страны. Всего неделю назад прошла первая в XXI веке национализация бельгийского банка. Бельгия, будучи одной из самых открытых экономик мира, уступая лишь Люксембургу, не могла избежать последствий финансового кризиса зародившегося в США. Бельгия стала слабым звеном в цепи европейского капитализма. Fortis, самый крупный банк страны и пятый в ЕС, стоял на краю полного краха, пока бельгийское правительство не закачало в него огромную массу денег, инее провело частичную национализацию, совместно с Францией и Нидерландами. Позднее правительство инвестировало более 1 млрд. для спасения банка Dexia.

Рабочие были удивлены той скоростью, с которой правительство «нашло» такие огромные средства (12 млрд. евро), в то время как они, в течение долгих месяцев, борьбы смогли всего 100 млн. евро на защиту покупательной способности зарплаты рабочих. Люди возмущены этой наглостью банков.

Банк Fortis 10 лет назад, был создан в ходе приватизации бывшего госбанка ASLK. ASLK создавался на общественные деньги и депозиты половины бельгийского населения. После того, его приватизации, он получил 27 млрд. евро прибыли, из которых 12 млрд. евро были распределены между частными акционерами. Но когда ситуация изменилась, государство стало «должно» спасать банк деньгами простых налогоплательщиков. Это наглая передача денег бедняков в карман богачей. После недели хаоса и неразберихи, Fortis полностью разрушен, хищниками голландских и французских капиталистов и их правительств. То, что от него осталось, это крошечное предприятие с крошечной наличностью и активами. Полмиллиона акционеров, многие из которых «простые бельгийцы», увидели, как их накопления всей жизни испарились в один момент, из-за падения цен на акции.

Внезапно, вопрос национализации банков стал самой модной темой разговоров в стране. Во время дня действий в Брюсселе, рабочие разъезжая по городу на автобусе, по ошибке, подъехали к штабу банка ING, вместо Национального банка. Заметив эту ошибку рабочие со смехом говорили: «Мы можем занять этот банк и объявить его национализированным от имени профсоюза».

Это хорошо подчеркивает ограниченность и нерешительность требование профлидеров (уменьшение НДС на энергетику, налоговые скидки для низкооплачиваемых рабочих и т.д.) во время глубочайшего кризиса капитализма. Новый бюджет, представленный на рассмотрение федеральным правительством на этой неделе, является попыткой ослабить движение рабочих. Маленькие, но крайне не удовлетворительные меры: крошечное увеличение пенсий, налоговые скидки предназначены успокоить требовательность профсоюзов. Это может удовлетворить профбоссов, но не устроит рядовых активистов. Новый раунд переговоров по зарплате с боссами будет очень трудным. Если они посмеют напасть на скользящую шкалу заработной платы, реакция рабочих будет немедленной. Скорее всего, боссы потребуют уступок в обмен на сохранение скользящей шкалы зарплаты. Во время подготовки дня действий, боссы уже пытались шантажировать рабочих, альтернативой или сохранение рабочих мест или повышение доходов. Следующим шагом, профсоюзов должен стать призыв к реальной 24 часовой общенациональной забастовке с требованиями: повышения зарплаты, сохранения скользящей шкалы и национализации энергетики и банков.

Фламандская соцпартия была застигнута врасплох нынешним финансовым кризисом и намерением рабочих бороться за увеличение зарплаты. Хотя социалисты и находятся в оппозиции, они отказались поддержать действия профсоюза. Когда принималось решение о поддержке дня действий в Антверпенском отделении партии, председатель сделал все, чтобы не допустить принятия решения о поддержке.

Перед лицом банковского кризиса руководство не выдвигает никакой социалистической альтернативы. После 16 месяцев нахождения в оппозиции Соцпартии удалось достигнуть удивительного результата: ее популярность упала до 14,3%, самая низкая за всю историю. Это не случайность, поскольку руководство Соцпартии полностью политически разоружилось в этой ситуации. Когда старого партийного «динозавра» мэра Левена (Leuven), спросили по ТВ, чем он может объяснить падение популярности во время острейшего кризиса капитализма, хотя все, казалось бы, должно быть наоборот, он ответил: «нашей партии не хватает видения и понимания». В лучшем случае руководство готово потребовать большего госрегулирования банков. Большинство партфункционеров поддерживают эту идею. В течении одной недели председатель соцпартии представлялся как представитель «прогрессивной» партии, затем как «левоцентристской», потом партией «центра», но никогда социалистической. В такой ситуации открываются хорошие перспективы перед настоящими марксистами и социалистами. Пресс-релиз Эрика Де Бауна (Erik De Bruyn) докладчика от левого марксистского крыла соцпартии, призывающего к национализации банков, был перепечатан в двух самых крупных газетах страны. Профактивисты и студенческие лидеры хорошо реагировали на пропаганду марксистов.

И хотя официально кризис не признается, реальная экономика уже его почувствовала. Только на Севере, «самой богатой и динамичной области страны», с 1 октября были потеряны 2 200 рабочих мест. 5 000 рабочих мест потеряно с начала лета, боссы уже объявили, что в следующем году планируют закрыть еще около 70 000 рабочих мест.

Руководство должно помешать этим планам. Но реформистское руководство не спешить поднимать рабочих на реальную борьбу. Но, несмотря на их саботаж, рабочие и молодежь будут требовать политических и экономических перемен. Трудящиеся неизбежно придут к идеям социализма и революционных преобразований общества.