Главная Враг Капитала Рабочий класс не должен расплачиваться за действия спекулянтов

Рабочий класс не должен расплачиваться за действия спекулянтов

E-mail Печать PDF

«Самый крупный крах в современной истории»- «конец американского капитализма, каким мы его знали»- вот только два заголовка, Файнэншл Таймс, органе крупного британского капитала пишущей о нынешнем кредитном кризисе. В продолжение одной единственной недели мы увидели крах трех самых крупных финансовых учреждений Америки: Merrill Lynch, Lehman Brothers и AIG. 25 сентября, настала очередь Morgan Chase JP, это стало «самым крупным банкротством за всю американскую историю».

Кризис перекинулся и на другие страны. В Великобритании, Lloyds TSB поглотил HBOS. В результате 40 000 (одна треть) служащих потеряют свои рабочие места. Само собой разумеется, правительство поспешило изменить антимонопольное законодательство, во имя «финансовой стабильности», на самом деле, ими двигали исключительно интересы финансистов и крупного капитала.

Так что же вызвало нынешний финансовый кризис? Главная причина — крах рынка недвижимости. Инвесторы начали понимать, сто большая часть их долговых ценных бумаг, которые были у них, основаны на субзакладах, которые никогда не будут оплачены. (Долговые ценные бумаги — финансовые активы, основанные на долге- например, если кто-то заложим дом, то его банк продает это заклад, наш долг, как гарантийное обязательство, которое будет продано на рынке. Если закладчик не выполнит своих долговых обязательств, гарантийное обязательство становится ничего не стоящей бумажкой).

Крах Northern Rock (NR) — хороший пример этого. Подзакладной кризис ускорил потерю уверенности банками, которые предоставляли кредиты NR. Неспособный больше найти средств для продолжения работы, NR перестал функционировать.

Ипотечный крах стал последней каплей, переполнившей чашу. Марксисты объясняют, что исторические события не происходят в вакууме- они результат противоречий зародившихся внутри системы. Как только эти противоречия достаточно обостряются, достаточно любой случайной искры, чтобы произошел взрыв.

У этого процесса существует множество аналогий в природе: единственная снежинка может вызвать лавину, но лавина произойдет, только если накопилось уже достаточное количество снега.

Каковы же были противоречия, породившие нынешний кризис? Файнэншл Таймс (ФТ) пишет: «Нехватка прозрачности была ошеломляющей. Крупные кредиторы не раскрывали риски. Мы позволили огромной финансовой системы, развиться вне нормальной банковской сети. Она состоит из инвестиционных банков, залоговых инвестиционных компаний и т.п. Система была полностью нерегулируемой, не прозрачной и сильным внешним финансированием. Но все эти риски, из-за неэффективных финансовых регуляторов, были проигнорированы».

Если говорить прямо, вся система финансового капитала была основана на кредитах взятых банками у других банков, на покупку обыкновенных акций, которые, как планировалось, будут дорожать бесконечно. Когда эти акции начинают падать в цене, долги банков становятся невозвратными и противоречия в системе обостряются до предела.

Как орган крупного и финансового капитала ФТ, очень часто дает честный анализ экономических и политических перспектив, конечно давая оценки с буржуазной стороны баррикад. В отличие от таблоидов предназначенных для массового читателя, роль ФТ, состоит в сообщение реального положения дел для своих капиталистических читателей. Настоящие марксисты должны иметь научное понимание политэкономии, чтобы лучше уметь защищать интересы рабочего класса.

Отказ от национализации AIG и других, ударил бы по всей финансовой системе США и всего остального мира, до такой степени, что кредитная система просто остановилась бы. Наступил бы финансовый Армагеддон.

Маркс так и не успел докончить свой основной труд «Капитал» (II и III тома, остались незаконченными), марксисты традиционно связывают капиталистический кризис с тенденцией нормы прибыли, которая падает в течение долгого времени. Выводя эту тенденцию, Маркс разделяет инвестируемый капитал на две части: постоянный капитал (здания завода, сырье и т.д.) и переменный капитал — зарплата рабочих. Прибавочная стоимость извлекается исключительно из рабочих, а не из машин. Труд рабочего оплачивается ему не полностью, и капиталист, таким образом, получает прибавочную стоимость. Поэтому увеличение постоянного капитала, например, покупка новых станков, несомненно, улучшая процесс производства, будет означать, что для получения той же прибавочной стоимости, необходимо инвестировать больший полный капитал (постоянный и переменный)- следовательно, норма прибыли упадет. Этот процесс отражается в падении цен на предметы потребления (так например, цена на электробытовые товары падает уже долгое время).

Конечно, это тенденция не закон — существуют другие взаимодействующие факторы, которые могут заставить норму прибыли, расти. Маркс показывал такие факторы: увеличение эксплуатации труда, снижение заработной платы, уничтожение отдельных элементов постоянного капитала, увеличение акционерного капитала и др.

Тенденция падения нормы прибыли порождает огромное противоречие в капиталистической системе: соревнование вынуждает капиталистов увеличивать постоянный капитал (например, вкладывая деньги в новые технологии), что приводит к уменьшению нормы прибыли.

Однако, нынешний кризис произошел в финансовом секторе, который в нашу эпоху господствует над мировым капитализмом. Маркс, ясно говорит, что концентрация (т.е. объединение все большего количества капитала под контролем все меньшего числа капиталистов, или тенденция к монополизации) является следствием падения нормы прибыли и, что падение нормы прибыли заставляет капиталистов получать прибыль, путем вбрасывания на рынок все новых акций.

Несмотря на все новые и новые, все более сложные формы ценных бумаг – многие из них совершенно непонятны, даже их создателям – это просто куски бумаги с нарисованной на них ценой. Как отмечал Маркс фактор «увеличение акционерного капитала», может противостоять тенденции падения нормы прибыли. В современном монополистическом капитализме, в котором 500 компаний владеют 45% мировой экономики, неудивительно, что все более и более трудно получить большую прибыль не участвую в «рискованных» финансовых операциях (т.е. не рискуя чужими деньгами).

Ложь «свободного рынка»

Американское правительство продолжает тратить миллиарды долларов, пытаясь спасти систему (Конгресс согласился выделить $700 млрд. государственных денег). Это опровергает наличие так называемого «свободного рынка». Когда ситуация становится критической, магнаты финансового капитала с радостью ратуют за вмешательство правительства и даже национализацию, если это защитит их интересы.

Ясно, что нынешний спад будет длительным. Конечно, рынок будет переживать кратковременный подъемы, но в целом прогноз неутешителен. Одно из последствий нынешнего кризиса – то, что инвестиционные банки, получающие, в прошлом, мегаприбыли из закладных прекратят свое существование, по крайней мере, на какое-то время. Последние американские независимые инвестиционные банки, JP Morgan и Goldman Sachs, согласились стать «банковским холдингом», чтобы иметь доступ к фондам Федеральной Резервной системы (т.е. иметь гарантию если будет угроза банкротства), и становясь нормальными банками и соглашаясь на правительственное регулирование. В нынешние времена инвестиционные банки не могут выжить самостоятельно.

Однако, это слияние, возможно и не поможет, и их поглотят другие банки. Это частое явление во времена финансового кризиса, когда процессы монополизации и концентрации становятся более острыми (слияние Lloyds TSB и HBOS, наилучший пример этого). Эти поглощения и слияния не последние.

Перспективы классовой борьбы

Между кризисами на финансовых ранках и его эффекте на «реальную» экономику всегда существует некоторая временная задержка. Но этот эффект проявится достаточно скоро, в форме роста безработицы, так как компании будут «рационализировать» производство, в попытках сохранить свои прибыли. Сперва, это приведет к депрессивным настроениям среди трудящихся, которые затем неизбежно сменятся классовой ненавистью. Даже теперь, выделение банкам $700 млрд. (что обойдется каждому американскому налогоплательщику в $5 000), вызывает широко распространенный гнев среди американского рабочего класса.

Серьезные буржуазные СМИ прямо говорят об этой угрозе. Они прямо говорят о неизбежности роста классовой борьбы в США.

Серьезные стратеги капитализма должны хорошо понимать классовое движение, чтобы успешнее бороться с ним, поэтому они и заимствуют научный марксистский метод, который говорит, что спад классовой активности может скрывать наращивание внутри класса гнева и противоречий. В этом ее отличие от примитивного «антиамериканизма» «левой» прессы, которая ничего не смыслит традициях американского рабочего класса. Серьезные буржуазные СМИ прямо говорят о росте классовой ненависти в отношении к богатым.

Эти страхи вполне понятны. Американские профсоюзы уже провели 25 сентября сильную демонстрацию против плана Паулсена. Объявленная всего за 2 дня демонстрация собрала около тысячи человек. Это первая ласточка. Американский пролетариат, молчавший долгое, время начинает поднимать голову.

Жирные коты уйдут от ответа?

Конечно мы, как социалисты выступаем за контроль над экономикой, вместо капиталистической анархии производства, но испытываем отвращение от того, что рабочий класс заставили заплатить по счетам, за нынешнюю катастрофу, а паразиты создавшие эту ситуацию остались безнаказанными. Прежде чем брать деньги с простых налогоплательщиков необходимо было изъять все сбережения всех этих боссов, финансистов и банкиров, которые в своей алчности и создали эту безумную систему. Абсолютно не приемлемо, что они получат огромные прибыли и премии, а простые люди будут страдать. Если бы мы простые рабочие имели бы такие долги, то нас уже бы силой выгоняли из квартир, а эти паразиты и в ус не дуют.

Нынешняя национализация не должна быть лишь формой переприватизации в будущем. Капитализм так и не смог предоставить нам приличный уровень жизни и безопасное будущее, а его кризис отбросить миллионы американских рабочих в бедность.

Да мы должны национализировать банки, но если мы платим за них, то и их прибыли должны принадлежать нам. Эти национализации должны стать частью движения в направлении к плановой экономики, переданной под демократический рабочий контроль. Экономика должна служить не интересам кучки паразитов, интересам всего общества.