Главная Враг Капитала Рассказ участника событий в Южной Осетии

Рассказ участника событий в Южной Осетии

E-mail Печать PDF

Боец из группы спецназа Южной Осетии, имя которого я по понятным причинам не публикую, рассказал мне о том, что происходило в Цхинвале во время конфликта.

Когда (7 августа) Саакашвили объявил о прекращении огня, нас всех отпустили домой поесть и помыться, так как мы все это время были на казарменном положении. Первый залп застал меня недалеко от дома, и я побежал обратно на работу. Всю ночь, во время обстрела, мы сидели в бункере. Только по нашему зданию «Град» работал 4 раза. Я думаю, еще пару раз, и бункер бы провалился. Нас было человек 70.

Утром, когда обстрел стих, мы думали, что в городе уже никого не осталось в живых, и решили уходить в лес. Мы побежали в сторону улицы «8 июля» и увидели, что в городе еще много людей. Тогда мы приняли решение обороняться.

Мы поделились на 2 группы, одна группа пошла в район универмага, а мы побежали в сторону привокзальной площади. Мы залезли в расположение миротворцев, думая, что их не тронут. Но расположение было разбито, были погибшие. Под каким-то навесом стоял дрожащий Кулахметов с несколькими солдатами. Мы подбежали к нему и спросили, почему они не стреляют в ответ, на что он ответил, что у них «нет приказа».

Тогда мы побежали в гостиницу Алан (которая находится неподалеку). В подвале было, около 80 человек, в том числе и журналисты. Нас заметил грузинский танк, и начал бить прямой наводкой по гостинице. Мы передали по рации ребятам с привокзального, чтобы они вызвали огонь на себя и подбили танк.

Мы бегали по огородам, а грузины по улицам. Грузинам было очень сложно в Цхинвале, так как, в отличие от нас, они не знали ходы и выходы. Грузинские бойцы были очень хорошо экипированы. У них было все, вплоть до наколенников. Сейчас многие наши бегают в натовских бронежилетах и с трофейными автоматами.

Самое страшное — это «Град» и авиация. Если тебя заметили с воздуха, уже не спастись. Первый день мы оборонялись сами. Русская авиация подключилась в 3 часа дня. Еще бы полчаса — и было бы уже поздно. Мы бы потеряли город.

После того, как русские очистили небо, нам стало значительно легче. К вечеру, грузины были вытеснены из центра города. Бои шли, в основном, на южной окраине и в окрестностях города. Грузины сделали еще несколько попыток прорваться в город, но были остановлены с помощью русских.

Русские сами себя подставили. Они шли двумя батальонами без прикрытия, и попали в засаду на подъезде в километре от города. Их там блокировали и разбили при помощи снайперов и артиллерии. (Это, когда был ранен генерал Хрулев).

В городе сожгли около 25-30 грузинских танков. Восемь танков взяли целыми. У нас были только автоматы и гранатометы. Когда стреляешь по танку, у тебя должно быть метров 20-30, для того, чтобы убежать. Стреляешь и быстро бежишь в укрытие. А для того, чтобы попасть в танк, надо несколько раз бить в одно и то же место.

Стоим с друзьями, видим — грузинский танк не шевелится. Подбегаем к нему, заглядываем — там грузин, мы ему сразу автомат в рот и говорим: «Если хочешь остаться живым — разверни башню и бей по своим позициям». Что он и сделал.

Очень много трупов грузинских солдат валялось по городу и Дубовой роще. В Дубовке грузин окружили и полностью ликвидировали.

Мне неизвестны случаи того, чтобы грузины в городе резали кому-нибудь головы. Им было не до этого. Также я не знаю о том, чтобы они бросали гранаты в подвалы. То, что творилось в селах — я не знаю.

Пока мы оборонялись, некоторые ребята отсиживались в подвалах, когда стихло, они надели военную форму и вышли мародерствовать.