Главная Враг Капитала Кто вы Фернанду Луго?

Кто вы Фернанду Луго?

E-mail Печать PDF
Фернанду Луго
Генерал Стреснер

20 апреля парагвайский народ отстранил от власти партию ColOrado, которую 35 лет возглавлял генерал Альфредо Стреснер (Alfredo Stroessner) бывший военный диктатор. Его правление закончилось в 1989 г. Он оставил в наследство 43% (6.5 млн.) населения живущих за чертой бедности. 15 августа этого года, левый Патриотический Союз (ПС) выдвинул кандидатом Фернанду Луго, именно он и победил на выборах президента, и будет возглавлять страну в течение пяти лет.

Как заявили в Избиркоме, ПС набрал 40,7%, ColOrado — 30,7%, правая партия Союз Этических Граждан (СЭГ), возглавляемая бывшим армейским генералом Лино Овьедо (Lino Oviedo) — 22%. «Епископ бедняков» Фернанду Арминдо Луго Мендес (Fernando Armindo Lugo Mendez) — 30-ти летний бывший римско-католический священник. Он будет приведен к президентской присяге в 31 год, 11 января 2005 г. он снял свой сан, чтобы по его словам «искать решение проблем стоящих перед страной».

Его дядя Эпифанья Мендеса Флейтаса (Epifanio Mendez Fleitas) был противником диктатуры Стреснера, которая отправила в ссылку трех братьев Луго. С 1977 г. по 1982 г. он Луго был миссионером в Эквадоре, там он работал с местными общинами. Где поддерживал тесные контакты с прогрессивным христианским направлением «Теологии Освобождения».

Его прозвище «Епископ бедняков» говорит о его планах создания новое правительство в интересах народа. Относительно США, он выразил намерение иметь с ними хорошие отношения, хотя он и возражает против военного присутствия, которое разрешил его предшественник.

В мае 2006 г. бывший президент и верный прислужник американского империализма Никанор Дуарте Фрутосом (Nicanor Duarte Frutos) и парагвайский конгресс приняли закон о неприкосновенности американских военных и об их праве проводить учения на территории страны. «Оправданием» для этого послужило заявление, пограничный с Парагваем, Аргентиной и Бразилией район (Тройная пограничная область) может стать местом сосредоточения исламских террористов. Однако, яснее ясного, что США стремятся сохранить свое военное присутствие в этом важном регионе, взволнованном революционным движением. Их стремление укрепиться в этом регионе усилилось, после заявления президента Эквадора Корреа, о том, что его страна не будет продлевать срок действия договора о военной американской безе в Манта. Кроме того, расположение военной базы рядом с революционной Боливией очень важно для Вашингтона.

Дуарте не имея возможности победить Луго на выборах, предпринимал все усилия, чтобы дискредитировать кандидата ПС, оспаривая его право на президентство. Статья №235 парагвайской Конституции запрещает религиозным деятелям занимать государственные посты. Однако, это не относится к Луго- он добивался от Папы Бенедикта XVI, лишения духовного сана, чтобы иметь возможность баллотироваться в президенты. Ватикан ответил, что не может принять его просьбу, потому что духовенство «является пожизненным обязательством, которые выходит за рамки человеческого намерения оставить его». Поэтому сан Луго был только приостановлен, но не снят.

Другие источники отмечают, что приостановка была вызвана близостью Луго к «Теологии Освобождения», которое осуждено Ватиканом как «марксистское» и его поддержкой безземельных крестьян. Было очевидно, что ни парагвайский правящий класс, ни Ватикан не в восторге от перспективы победу Луго.

Хотя часть его политики будет идти в прогрессивном направлении — типа аграрной реформы и национализации углеводородов, Луго всячески открещивается от сравнения себя с Уго Чавесом и Эво Моралесом.

Он критикует правительство Чавеса за «отсутствие плюрализма», но не в состоянии увидеть опасность, в эклектичности своей собственной коалиции в которую входят социалисты, христианские демократы и некоторые правоцентристы. Это неизбежно приведет к конфликту между интересами масс рабочих и бедняков, голосовавших за Луго, и ожидающих от него радикальных перемен и политическими деятелями правящего класса, которые присоединились к ПС в надежде на вхождение во власть.

Эти силы представлены вице-президентом от Partido Liberal Radical Autentico Федерико Франко. Он стремиться успокоить крупный капитал, дистанцируясь от стиля «правительства Чавеса» и обещает, что «наше правительство введет страну в объединенный мир, в мировой рынок».

Противоречия между левыми и правыми в коалиции Луго были заметны уже в ходе избирательной кампании. В то время как крестьянские организации объявили себя в состоянии готовности и поклялись бороться против любой попытки фальсификации выборов, правые и центристские партии входящие в ПС, отказались участвовать в 15 000 собраниях, проводимых Луго в Асуньсьоне в прошлом году, перед началом избирательной кампании.

Луго знает об этих противоречиях. В ходе кампании он говорил, что: «я — результат надежд людей на перемены, я имею поддержку коалиции разных партий и организаций. Меня поддерживают рядовые активисты, именно они требуют перемен в Парагвае, а не компромисса с элитами». Луго сампроявил некоторые противоречия, характерные для реформистов и социал-демократов, говоря, что он желает копировать стиль президента Чили Мишелль Бачелетт (Michelle Bachelet): «Правительство Чили не перестало быть социалистическим из-за подписания соглашения о свободной торговле с США».

Это заявление должно быть неприятным для тех, кто желает видеть социалистическую экономику по всей Латинской Америке. Подписание соглашения о свободной торговле с США только ухудшит ситуацию в стране, в которой, по словам самого Луго, «маленькая группа людей, всего 500 семей имеет уровень жизни стран первого мира, в то время как значительное большинство населения живет в бедности и страданиях». Парагвай – четвертый мировой экспортер сои. Также страна имеет два кабальных гидроэлектрических проекта с Бразилией и Аргентиной. Поэтому крайне необходимо проводить реальную социалистическую экономику, чтобы выйти из рабства капиталистов. Именно это и обещал Луго во время избирательной гонки. Он обещал провести переговоры с парагвайско-бразильской компанией Итайпи (Itaipu), о пересмотре соглашений подписанных между компанией и военной хунтой в 1973 г.

Парагвай использует лишь малую часть электроэнергии, которую производит, остальная часть идет бразильской госкомпании Eletrobras. Парагвай предоставляет корпорации свою энергию для перепродажи, а корпорация платит компенсацию, гораздо меньшую сумму, чем она выручает за электричество.

Бразильские капиталисты с трудом избежали судебных преследований, из-за коррупционных дел с парагвайскими элитами, Луго угрожал им пересмотром соглашений. Срок соглашения истекает в 2023 г.

Отвечая на вопрос о его отношению к Чавесу, он заявил, что «Чавес человек военный, а я человек религии». Как заметил мэр Асунсьона Рафаэль Филизолу (Rafael Filizzola): «мы не можем классифицировать Луго нормальными политическими терминами, так как он вышел не из политики, а из церкви».

Несмотря на то, что 90% парагвайцев католики, социалистическая политика потребует от лидера перемен, которые не может обеспечить религия.

Независимо от его утверждений и намерений, выбор Луго, хоть и в искаженном виде, проявление желания перемен выраженное рабочими и беднотой. В последние годы в стране было множество массовых движений трудящихся, включая всеобщую забастовку и блокаду парламента, которая заставила депутатов полностью изменить все планы приватизации, в 2002 г. Обещания Луго аграрной реформы (в стране 70% пахотной земли, находятся в руках 1,7%латифундистов), рабочих мест для всех, использование доходов от ресурсов страны (гидроэлектроэнергии, добычи нефти и газа) в интересах большинства, неизбежно приведут его к конфликтам с правящим классом и правыми партиями в собственной коалиции.

Чтобы провести эти прогрессивные реформы необходимо выкорчевать реформистские и консервативные группы из своих рядов. Иначе они не позволят провести реформы. Если же Луго решит примирится с правящим классом, и тем самым предать надеявшихся на него, то массы найдут другое выражение своим чаяньям. Луго будут оценивать по его делам. Тем временем, рабочие и беднота должны быть готовы бороться за свои требования на улицах, так как правящий класс не уступит без борьбы.

Ситуация в Латинской Америке крайне важна для рабочих всего мира. Сегодня здесь проходят главные классовые бои. Все условия для социалистической революции созрели.