Главная Враг Капитала Есть ли выход из кошмара, в котором оказался Зимбабве?

Есть ли выход из кошмара, в котором оказался Зимбабве?

E-mail Печать PDF
Южная Африка и Зимбабве
Китайское судно «Yue Jiang»
Роберт Мугабе
Президент ЮАР Табо Мбеке
Лидер MDC Морган Тсванжерей

Зимбабве охвачена беспрецедентным экономически, социальным и политическим кризисом, который чуть не подтолкнул страну к гражданской войне. Отказ Мугабе признать результаты выборов 29 марта — признак его отчаяния, и судорожных попыток удержаться у власти. Страна парализована, кризис углубляется. Несмотря на явный проигрыш на выборах, Мугабе продолжает отрицать свое поражение. Избирком Зимбабве отказался признать результаты выборов в 22 из 210 избирательных округах. Пересчет начался 19 апреля. Оппозиция получила 109 мест, против 97 у ZANU-PF. Поэтому избирком отменил результаты в 9 округах, и объявил Мугабе победителем. Сейчас Мугабе пытается добиться второго тура голосования, под тем предлогом, что первый тур не выявил победителя. Если ему удастся добиться своего, то у него и его клики будет время вынудить людей путем террора проголосовать за него, а также лучше подготовить избирательную машину, для фальсификации. Мы увидим, какой результат выборов назовет Мугабе в ближайшие дни.

Большинство правительств стран Южной Африки обеспокоены, что ситуация в Зимбабве может выйти из-под контроля. Они уже обратились к Мугабе с просьбой признать результаты выборов. Запад также усилил давление на Мугабе, требуя признать победу MDC.

Удивительно, но президент ЮАР Табо Мбеки (Thabo Mbeki), недавно заявил, что в Зимбабве нет никакого кризиса, и поддержал Мугабе. Другие лидеры АНК имеют другие взгляды, на происходящее в Зимбабве, открыто не соглашаясь с Мбеки. Джекоб Зума (Jacob Zuma), который замещал в прошлом году Мбеке как лидер АНК, выразил беспокойство, положением дел в Зимбабве.

Солидарность южноафриканских рабочих

Рабочие Южной Африки, однако, хорошо понимают, что происходит в соседней стране. Так докеры Дурбана отказались разгружать китайское судно Yue Jiang, который привез 77 тонн оружия для режима Мугабе.

В то время как правительство АНК готово было разрешить транспортировку этого оружия через свою территорию, генсек южноафриканского профсоюза транспортников предупредил, что: «Контейнеры не будут разгружены. Судно должно вернуться в Китай. Если правительство Мбеке попытается нанять штрейкбрехеров, то мы не будем спокойно на это смотреть». Даже южноафриканский профсоюз полицейских предупредил Мбеке, что его члены не будут защищать штрейкбрехеров.

Это было проявление лучших традиций интернациональной пролетарской солидарности. Рабочие ЮАР прекрасно поимают для чего прибыло это оружие, которые неизбежно будут использовано против их братьев по классу, и поэтому, они потребовали от своего правительства не допустить этого.

Причастность Китая к кризису в Зимбабве, подтверждает природу нынешнего пекинского режима, который исключительно заинтересован в получении дешевого сырья, для поддержания своего экономического роста. Пекин прямо заинтересован в природных ресурсах Зимбабве, особенно платины, и несколько не обеспокоен страданиями зимбабвийских масс. Китай ведет такую политику по всему африканскому континенту, имея дела с любыми режимами, в попытках взять под свой контроль африканские ресурсы. Это еще одно выражение локализации конфликта между Китаем с одной стороны, и США и ЕС с другой. Китай поддерживает Мугабе, в то время как Запад поддерживает MDC- обе стороны, на самом деле, свои собственные корыстные интересы.

Исторический фон

Как Зимбабве дошла до этого? Оглянувшись назад, мы увидим, что те, кто сегодня осуждает Мугабе, не имели с ним никаких проблем, пока он применял их политическую политику, после своего прихода к власти в 1979 г. Нынешняя ситуация — это прямое следствие той самой политики. Именно поэтому чтобы понять нынешнюю ситуацию, необходимо обратиться к прошлому. Нынешняя ситуация в стране следствие ее колониального прошлого. До 1923 г. «Южная Родезия», как тогда называлась Зимбабве, находилась под контролем Британской Южно-Африканской Компании (BSAC), которая была создана Сесилем Родезом (Cecil Rhodes), по королевскому указу от 1889 г. Компания был создана по подобию Индийской Восточной Компании, которая была инструментом колонизации Индии.

Родез, возглавляющий BSAC был британским южноафриканским капиталистом, крупным магнатом и политиком. Он основал алмазную компанию De Beers и был архитектором Родезии (которая в то время, включала в себя, Северную и Южную Родезии, нынешние Замбию и Зимбабве) В 1923 г. британское правительство отобрало Южную Родезию у BSAC. Вскоре после этого, в 30-е годы был принят закон «о пропорциональном разделе земли». По этому закону 45% земли отходило белым фермерам. Таким образом, корни современного ужасного неравного распределения земли лежат в британском колониальном правлении. Колонизаторы просто украли землю у людей.

В 1961 г. все еще при британском правлении, была принята новая конституция, по которой в стране власть оставалась у белых (хотя их было всего 1%).

Так как Великобритания собиралась уходить из страны, стратеги империализма, понимали, что для поддержания хоть какой-то стабильности, необходимо дать хотя бы формальные уступки и политические уступки черному большинству. В 1965 г. Ян Смит (Ian Smith), в отчаянной попытке сохранить власть белого меньшинства, односторонне объявил Родезию независимым государством. В ответ началась длительная партизанская война, которая и привела страну к свободным выбором 1979 г. В 1980 г. Роберт Мугабе, лидер ZANU-PF, основной политической силы партизан, стал первым премьер-министром. ZANU-PF в то время выражал стремления масс Зимбабве, которые требовали социального правосудия и равенства. Они в течение многих поколений безжалостно угнетались, сперва британским имперским управлением, а затем ненавистным расистским режимом Смита. Богатство страны концентрировалось в руках меньшинства, белой элиты. Земля находилась во владение белых фермеров, в то время как чернокожие африканцы были батраками. 6 000 белых фермеров владели 70% пахотной земли. Эти порядки и стали основой для длительной партизанской войны, которая, в конце концов, и свергла старый режим.

Ланкастерское соглашение

Независимость Зимбабве была достигнута благодаря борьбе масс, но лидеры партизан при посредничестве британских властей, подписали соглашение, известное как Ланкастерское соглашение. По этому соглашению, накладывался десятилетний мораторий, на передел земли. Британское правительство согласилось обеспечить финансирование «выкупа» земли у белых фермеров, для передачи бедным черным крестьянам. Британцы явно желали избежать конфискации. По тому же соглашению было принято, в стране сохраняется капитализм. В 70-е ситуация британские колониальные власти изгнали с плодородных земель около 600 000 черных общин, лучшие земли были переданы 6 000 белым фермерам. В результате Ланкастерских соглашений, возврат земли чернокожим зимбабвийцам шла крайне медленно. К концу 2000 г. всего 50 000 семей смогли получить землю через этот механизм. 4 500 белых фермеров удерживают 11 млн. гектаров плодородной земли Зимбабве, с 1,2 млн. черных батраков. При этом 1 млн. чернокожих, владеет 16 млн. гектаров земли, при чем намного менее плодородной.

Таким образом, одна из главных целей партизанской войны была предана. Массы надеялись, что рано или поздно эта проблема будет решена. Однако, и по прошествии 10 лет, правительство Мугабе, так ничего и не сделала, для решения аграрного вопроса. Эта ситуация возмущала сельские массы. В ответ Мугабе склонялся все дальше вправо.

Однако, это был не просто вопрос о земле. Мугабе сместился сильно вправо и начал открыто проводить политику «свободного рынка». Первоначально были некоторые экономические улучшения. Вхождение в мировую экономику привело к перекапитализации местной экономики. Подобно многим другим эксколониальным странам, государство играло большую роль в экономическом развитии, используя государственные активы, и инвестирование в инфраструктуру. Также в стране была большая степень протекционизма, для защиты слабой местной экономики от более сильных экономик развитых стран.

С конца 70-х изменилась политика империалистических стран. Они потребовали открытия рынков слаборазвитых стран. Они потребовали снижения или устранения тарифных барьеров, что приводило к уничтожению экономик стран Третьего мира. Как часть этого процесса в странах шла широкая приватизация.

К октябрю 1990 г. правительство Зимбабве было вынуждено под давлением МВФ и МБ, осуществить пятилетнюю Экономическую Структурную Программу Регулирования (ESAP). Это было следствием на экономический кризис, начавшийся в 80-е. Введенные меры: отмена фиксированных цен- сокращение социальных расходов- 40% девальвация зимбабвийского доллара- либерализация хождения валюты- реструктурирование государственных компаний и др.

С 1991 г. по 1995 г. были резко снижены госсубсидии государственным предприятиям и проведена приватизация. В 1998 г. правительство начала вторую стадию Структурной Программы Регулирования, известная как (ZIMPREST): должен был быть уменьшен бюджетный дефицит, до менее чем 5% ВВП.

Разрушительное воздействие на экономику

Эффект от всего этого был очень драматичным. Зимбабвийский доллар был сильно обесценен. Внутренний рынок был заполнен дешевым импортом. Как следствие — закрытие местных отраслей промышленности, стремительный рост безработицы, которая достигла 60% к 2003 г., сегодня она достигает 80%! Производительность в промышленности упала на 11,9%, а в добывающем секторе на 4% в 2001 г. За десять лет с 1991 г. по 2001 г. ВВП упал на 11,5%.

Крах реальной экономики сопровождался необузданной инфляцией. В 2001 г. она превысила 100%. С тех пор инфляция достигла 585% к 2005 г, в прошлом ноябре достигла 26 000%. Это официальные данные- частные оценки говорят о 100 000%.

Мугабе находился под сильным давлением ветеранов войны, которые не смогли найти себе места в буржуазном обществе, как это сделали лидеры ZANU-PF. Он истратил 4 млрд. долларов на бывших партизан и начал военную авантюру в Демократической республике Конго (1998-2002), которое стоило стране сотни миллионов долларов. Для него это был способ отвлечь, недовольных и заставить «солдат напряженно трудиться».

Таким образом, в этот период в стране росла бедность и нищета. В 1995 г. правительство признало, что 62% населения живет в бедности. В сельских районах бедность была еще выше, где она достигала 72%, в сравнение с 46% в городе.

Сокращение социальных расходов привели введению платного обучения и здравоохранения. К этому надо добавить падение реальной зарплаты, из-за взлетевшей инфляции.

Ответственность империализма

Все это не было только следствием безумной политики Мугабе. Это был прямой результат политики наложенной на Зимбабве МВФ и МБ. Тогда ни один западный политик не жаловался на Мугабе. Они были в восторге от его политики, открывающей страну перед западным империализмом.

Империалисты впервые заговорили о «демократии» в Зимбабве после того как в январе 1983 г. 5-ая армейская Бригада устроила резню Ндебеле. 3 500 солдат 5-ой Бригады, состоящей из народности Шоны, этнической группы, к котрой принадлежит Мугабе, устроили резню 20 000 сельских жителей. Империалисты, в конце концов, спокойно закрыли глаза геноцид ндебеле. В то время как империалисты и местная белая элита получали прибыль от политики Мугабе, а массы, которые возлагали большие надежды на новый режим ZANU-PF, оказались ни с чем. Наступило разочарование в правящем режиме. Особенно это разочарование было сильно в городах, где ZANU-PF стал резко терять поддержку.

До этого времени, в стране был период, который некоторые называли «периодом медового месяца» между Конгрессом Профсоюзов Зимбабве и правительством. Между ними существовала тесная историческая связь, поскольку ZANU-PF, считался прогрессивной антиимпериалистической силой, что давало ZANU-PF огромный кредит доверия среди рабочих и крестьян. Но так как правительство все дальше и дальше сдвигалось вправо, это «медовый месяц» закончился примерно в 1990 г., именно тогда и были начаты Структурные Планы Регулирования.

До своего прихода к власти лидеры партизан, жили в скромных условиях и были намного ближе к массам, которых они представляли. Но, придя к власти, они стали богатыми политиками, живущими в роскоши и получающими огромные зарплаты. Их менталитет в корне изменился. Многие из них стали буржуа, имеющих фермы и компании. Рабочие стали говорить, что лидеры, призывающие к социализму, сами практикуют капитализм. Получив привилегированное положение эти лидеры, стали неспособны порвать с капитализмом. Вместо освобождения рабочих и крестьян Зимбабве, они стали проводниками капиталистических интересов. В стране стали процветать коррупция и кумовство.

Преданная Революция

В этом году, в зимбабвийской «Таймс» появилась интересная статья под названием «Горький вкус преданной революции». В ней описывается, как Мугабе эксплуатирует героическое прошлое ZANU-PF, чтобы получить поддержку сегодня. Поэтому ZANU-PF «изо всех сил пытается восстановить его революционный мандат перед лицом избирательных потерь, и росту популярности оппозиции MDC, многие члены которой пришли в оппозицию из прежнего освободительного движения». Статья возвращается к исторической фигуре освободительной борьбы, Джози Магамы Тонгогары (Josiah Magama Tongogara), основном конкуренте Мугабе в освободительном движении. Тонгогара был командующим Национальной Освободительной Армии Зимбабве, и одной из главных фигур в движении за независимость Зимбабве. Теперь многие сравнивают его с Мугабе, и говорят, что он был бы в гневе от нынешней ситуации в стране. «Он не позволил бы дойти до этого» — сказал один бывший партизан. «Он не рвался за властью. Он боролся за равенство и справедливость, и хотел видеть, что зимбабвийцы имеют равные конституционные права. Он был нашим любимым лидером. Он был весь изранен, но не боялся Мугабе. Если вы посмотрите на историю нашей страны после обретения независимости, то вы увидите, что Мугабе постоянно пытался стереть память о нем. Это потому, что он боялся его».

В той же самой статье, процитирован Бину Дьюб (Bina Dube), вице-президента Национального Союза Студентов Зимбабве, который сказал, что если бы лидеры подобные Тонгорара и Читепо (Chitepo) были сегодня живы, они бы увидели, что все за что они боролись сегодня предано. И добавил: «Они надеялись, что однажды Зимбабве станет свободной. Именно за это они боролись. Сегодня их идеи извращаются. Будь они сегодня среди нас, возможно, они бы начали новую освободительную войну. Мы находимся в ситуации огромного социального неравенства. То, что обещали людям недостигнуто».

Люсия Матибенга (Lucia Matibenga), первый вице-президент ZCTU, бывшая активистка ZANU-PF, рассказывает, что ее муж Савиур (Saviour), был в начале 80-х депутатом парламента от ZANU-PF. Теперь она депутат от MDC. Она вспоминает свой разговор с мужем, когда он был депутатом: «Он сказал мне: «Мой друг, я вижу, что партия изменилась. Люди заняты только своим бизнесом, они двигают партию вправо». Как бы поступили все эти бывшие партизанские лидеры, будь они сегодня живы, никто точно не может сказать. Но тот факт, что многие люди сегодня вспоминают их и их идеи, показывает, как они видят происходящее сегодня. Народ уважает, старые традиции ZANU-PF и чувствует, что его нынешние лидеры предали его идеалы. В этом причина падения поддержки Мугабе.

Почему ZANU-PF смещается вправо?

В послевоенный период равенство сил в мировом масштабе поддерживалось двумя сверхдержавами СССР и США. СССР всего за несколько десятилетий, развился в промышленоразвитую страну. В 1949 г. произошла Китайская революция, покончившая с капитализмом и лендлордизмом. В 1959 г. победила Кубинская революция, освободившая кубинцев. Таким образом, мы видели, сколько партизанских движений колониальных стран были привлечены советской или китайскими моделями. Они видели, на примере этих стран, на что способна плановая экономика, даже в своем деформированном характере. Плановая экономика шла вперед, там, где капитализм потерпел неудачу.

Именно поэтому партизаны Анголы и Мозамбика выдвигали «социалистическую» перспективу, т.е. они базировали себя на идеи государственной собственности на средства производства и централизации планирования. Эти же идеи имели сильное влияние в Эфиопии и Сомали. ZANU-PF тоже находился под влиянием этих идей, как и АНК в ЮАР. В глазах масс это были «социалистические» организации. Но их лидеры никогда не были подлинными марксистами. Они просто плыли по течению. Ослабление СССР, и его краха, переход китайской бюрократии к капитализму, произвели огромный эффект на их взгляды. Они решили, что социализм не реален. Эти настроения затронули АНК, а также руководство Анголы и Мозамбика. Не стало исключением и ZANU-PF.

Самым ярким примером этого было развитие событий в Никарагуа. Сандинисты придя к власти, экспроприировали клику Самосы, национализировав 60% экономики, но по совету советской бюрократии, они приостановили этот процесс, а затем начали движение вправо, уничтожив все прогрессивные завоевания. Лидеры ZANU-PF, придя к власти, не имели никакой социалистической перспективы и никакого понимания роли рабочего класса в революции. Их единственной альтернативой была надежда успешного управления капитализмом. Как только они встали на эту дорожку, все дальнейшие их шаги, направленные на уменьшение благосостояния масс, стали вполне логичными.

В соседней ЮАР, этим же путем пошел АНК. Он также принял политику, соответствующую интересам капитализма. Империализм и белая юаровская буржуазия поняли, что больше невозможно сохранять режим Апартеида. Давление черных рабочих масс, стало невыносимым. Тогда они повернулись к лидерам АНК, которых они старательно развращали. В результате, стремления южноафриканских масс были преданы. ЮАР — безусловно доминирующая, сила в Южной Африке, и наиболее развитая индустриальная страна континента. Поэтому рабочий класс ЮАР играет решающую роль в регионе. Развитие классовой борьбы в этой стране будет влиять на происходящее в соседних с ней странах. Именно в этом историческом и региональном контексте необходимо рассматривать шаги руководства ZANU-PF. Они никогда не были марксистами, и поэтому шли за той или другой силой, которые доминировали на данный момент в мире. Именно поэтому они, в конце концов, и предали массы Зимбабве.

Появление MDC

Этот процесс привел к появлению MDC (Движение за Демократические перемены). Основная сила в MDC — ZCTU (Конгресс Профсоюзов Зимбабве). Здесь мы наблюдаем создание партии рабочих, сформированной из профсоюзов. Создание этой партии породило надежды многих трудящихся.

К сожалению, ее лидеры объявили себя социал-демократами и не стали оспаривать капитализм. Вместо выдвижения подлинно социалистической программы, они взяли за модель Тони Блэра! В этом проявилось главное противоречие между стремлениями масс и политикой партийного руководства. Так, массы поддержали MDC, в надежде на отмену Структурной Программы Регулирования продиктованной МВФ, но руководство MDC объявили, подобную неолиберальную политику «необходимой, но недостаточной», т.е. они хотели еще более жестких экономических антиреформ. MDC в своей аграрной политике также делал оппортунистические заявления. Оно отказалось от дальнейшей экспроприации белых фермеров, перейдя по этому вопросу на сторону империализма. Именно поэтому движение имеет большую поддержку в городах, но не очень популярно на селе. Несмотря на все это, появление MDC продемонстрировало, что реально создать массовую рабочую партию на основе профсоюзов, и что такой проект может быть вполне успешным. Партия родилась в ходе реальной борьбы рабочего класса Зимбабве. Всеобщая забастовка декабря 1997 г. против роста налогов стала поворотным моментом. В дальнейшем были массовые протесты в 1998 г. против роста инфляции и наложенных МВФ мер.

На организационном съезде партии в Хараре 11 сентября 1999 г. приняло участие 20 000 рабочих и молодежи. Партия обещала добиваться свободных выборов, доступного среднего образования и здравоохранения, и массового жилищного строительства.

Однако, очень скоро руководство партии сместилось вправо. Это неудивительно, если учесть, что за модель брался Тони Блэр. Руководство партии «вдруг» обнаружило, преимущества «социальной рыночной экономики», которая предусматривает сокращение социальных правительственных расходов, широкую приватизацию и отмену субсидий. Это политика прямо противоположная, той на которой изначально строился MDC.

Таким образом, партия созданная рабочими Зимбабве, на основе профсоюзов, теперь используется капиталистами как инструмент для проведения той же самой дискредитированной политики правительства Мугабе. Капиталисты Зимбабве не имеют своей собственной партии, поэтому они развращают руководство рабочей партии, для своей выгоды. Около одной трети национального исполкома MDC составляют профлидеры и профактивисты, но только девять депутатов MDC представляют профсоюзы. Остальные — интеллигенция, представители среднего класса, некоторые бизнесмены и один два фермера. И этот нерабочий класс играет все более и более доминирующую роль в принятие политических решений партии.

Пока Мугабе проводил политику, позволяющей белой элите продолжать обогащаться, буржуазия принимала его. Когда интересы буржуазии и интересы различных клик группирующихся вокруг Мугабе вступили в конфликт, белая элита начала искать политическую альтернативу. Проблема, перед которой встало белое меньшинство, отсутствие своей социальной базы, для строительства собственной партии.

Белая буржуазия и помещики воспринимаются как наследники старой британской колониальной эксплуатационной системы, и поэтому они не могут привлечь на свою сторону массы. Нелепо, что они частично решили эту проблему, непосредственно найдя поддержку у верхушки профсоюзов и MDC.

Как мы уже отмечали, отказавшись от конфискации земли белых, MDC не смогло получить поддержку сельского населения. Но именно на селе находится один из самых бедных слоев населения. Безземельные крестьяне начали захватывать фермы белых, задолго до принятия Мугабе подобной политики. Среди них были ветераны войны, которые более 15 лет ждали земли. Потеряв поддержку в городах, настроив против себя профсоюзы и видя растущую популярность MDC, Мугабе ощутил растущее давление.

Многие задавались вопросом, какая польза от независимости? Борцы за независимость, оказались жертвами Структурной политики Регулирования. В 1995 г. самые бедные 10% населения потребляли всего 2% богатств, в то время, как 10% богатых потребляли 40,4%. Одновременно, люди прекрасно видели, что белые фермеры, продолжали делать бешенные деньги.

Мугабе вступает в конфликт с империализмом

Поскольку политическое напряжение выросло, и страна оказалась в политическом тупике, Мугабе понял, что, просто проводя, курс МВФ он не сможет сохранить свою социальную базу. MDC увеличивала свою популярность в городах, одновременно внутри ZANU-PF наметился раскол, так как часть ее видела, что они больше не могут удерживать крестьянские массы. Поэтому в 1999 г. Мугабе вступил в прямой конфликт с империалистами. Он притормозил прокапиталистические «реформы», установил твердые цены, в отчаянной попытке обуздать инфляцию. Он стал игнорировать требования невмешательства государства в «рыночную экономику». Но эти меры привели к росту черного рынка, что никак не облегчило положение масс.

Именно поэтому он демагогически повторно поднял вопрос о земле. По официальным данным в 1996 г. 66% рабочей силы все еще обрабатывали землю, и только 10% были заняты в промышленности и 24% в сфере услуг. Сельское население все еще огромная сила в Зимбабве.

Чтобы не потерять поддержку Мугабе, вынужден был идти на поводу у ветеранов и безземельных крестьян. Именно тогда и начались массовые экспроприации земли. Сегодня, много говориться о том, что белые фермеры «кормили страну», но забывают об одном, что они использовали не всю пахотную землю. Это обычное явление для крупных землевладельцев бывших колониальных стран. Да, табак, главный экспортный продукт, производится в основном белыми фермерами, но именно мелкие фермеры производят 70% продовольствия страны. Эта ситуация позволила Мугабе обвинить крупных белых фермеров. Тем более многие из них поддерживали старый режим расиста Смита, а некоторые активно боролись против партизан. Сегодня западные СМИ кричат о «захвате земли» и проводят пропагандистскую кампанию против Мугабе. Нам рисуют картину анархии и хаоса. СМИ игнорируют факт, что земельный вопрос, при Мугабе, так и не решался в течение долгих лет. Буржуазия, которая сегодня вопиет о «конфискациях», была вполне счастлива иметь дела с Мугабе пока он проводил их интересы. Мугабе в реальности предал бедные черные массы, опираясь на которые он и пришел к власти. В дальнейшем малая часть чернокожих, была объединена с белой элитой, и была порождена черная буржуазия. Фактически, многие из окружения Мугабе, переселились в богатые районы, став вести жизнь мало отличную от жизни белых капиталистов.

Монстр

Сегодня из Мугабе делают монстра. Он, словно Франкенштейн, был порожден и взращен белой буржуазией и империализмом, и теперь они потеряли контроль над ним. Он твердо держит в своих руках государственное управление. Он цепко держится за власть. Все это ведет к дальнейшему разрушению экономики. Нужно учесть, что зачастую конфискация земель проводилась в интересах, близких друзей Мугабе, а не бедных семей. Даже согласно официальным данным, из более, чем 1 млн. черных батраков, землевладельцами стали всего около 10%. Это чрезвычайно неравномерное распределение земли — часть политики Мугабе, который пытается создать привилегированную элиту, лояльную лично ему. Многие военные и государственные бюрократы обогатились за счет этой политики. Но многие эти новые «фермеры» плохо разбираются в сельском хозяйстве и часто не могут правильно использовать землю.

В последние годы, страна страдала от засухи. Ирригационные системы были заброшены, количество культурных посадок падало, в результате половина из 12 млн. населения Зимбабве стали нуждаться в продовольственной помощи.

Марксисты поддерживают экспроприацию крупных фермеров, но одной конфискации недостаточно. Большие фермы были производительными, из-за широкой механизации. Крупномасштабное механизированное с/х более производительно, чем мелкие наделы. Вот один характерный пример. Ферма к югу от Хараре, была раздроблена на 35 мелких участков. Теперь они принадлежат бедным крестьянам, которые без всякой механизации, финансов, удобрений, семян, только и могут, что вырастить на прокорм себе. Раньше эта коммерческая ферма нанимала 100 рабочих.

Социалистическая конфискация

На основе подлинно социалистической конфискации эта крупная ферма не была бы раздроблена. Она была бы коллективизирована, с сохранением высокого уровня механизации и находилась бы под управлением рабочих. Таким образом, земля использовалась бы более производительно.

Отсюда хорошо видно, что Мугабе, проводил политику конфискации земли в демагогической форме, не предлагая никакого реального улучшения жизни с/х рабочих. Это следствие отсутствия у него планов социалистических преобразований. Он полностью проникся капиталистическими ценностями, а его последние судорожные движения, это просто попытка сохранить власть.

Ни ZANU-PF, ни MDC, ни другие осколки от этих партий, не способны решить вопросы, стоящие перед рабочими Зимбабве. При сохранении капитализма нет никакого выхода для трудящихся масс. Особенно при нынешних мировых экономических перспективах. Необходима четкая социалистическая программа, социалистическая конфискация земли и промышленности. Много прежних активистов ZANU-PF, и многие из тех, кто первоначально надеялся на MDC, должны задуматься о будущем. Только марксисты могут, дать правильный анализ и показать перспективу.

Марксисты Зимбабве должны опираться на интернационализм. В одиночку Зимбабве не сможет построить социализм. Однако, социалистические преобразования в Зимбабве имело бы огромное воздействие на южноафриканский рабочий класс. Как Ленин видел в Русской революции искру, которая может зажечь европейскую революцию, революция в Зимбабве может воспламенить весь южноафриканский регион. Как продемонстрировал опыт сталинизма, социализм в одной стране невозможен.

Ключевая роль принадлежит могущественному рабочему классу ЮАР. Отказ дурбанских докеров, разгружать китайское оружие, предназначенного для Зимбабве, наглядно показывает насколько судьба пролетариата Зимбабве, зависит от их братьев по классу в ЮАР.

Рабочие ЮАР имеют печальный опыт реформизма АНК. В прошлом году, мы уже видели мощную забастовку против правительства АНК. Эти тенденции будут нарастать. Классовая борьба разгорается повсюду, и Африка не исключение. Недавние выступления в Египте и прошлогодняя всеобщая забастовка в Нигерии — первые ласточки обострившейся классовой борьбы.

Задача марксистов Зимбабве — «терпеливо объяснять» все это сознательным рабочим и молодежи, работая внутри рабочих организаций. Разъяснять, что только социализм сможет решить вопросы стоящие перед рабочим классом Зимбабве.