Главная Враг Капитала Победа непальских маоистов на выборах, что дальше?

Победа непальских маоистов на выборах, что дальше?

E-mail Печать PDF
Маоист Непала

Когда мы пишем эти строки, нам еще неизвестны окончательные результаты выборов в Непале, но с большей долей уверенности можно сказать, что маоисты завоюют большинство. Это явный признак, того, что массы желают радикальных перемен.

Впервые за восемь лет непальцы имели возможность выразить свою волю на выборах. Это были первые выборы, после октябрьского движения, которое позволила маоистам войти коалиционное правительство. Были месяцы переговоров, на которых выбиралась избирательная система. Принятие требования Непальского Конгресса о сроках проведения выборов наглядно показывали, желание маоистов идти на уступки.

Маоисты проделали длинный путь от партизанской войны, когда они контролировали больше половины страны. Теперь они прекратили вооруженную борьбу, согласились на объединение своей армии с непальскими ВС и даже согласились войти в правительство с буржуазными партиями. Это все соответствует классической маоистской догме, по которой, в слаборазвитом Непале нет места для социалистической перспективы, а необходимо бороться за буржуазную демократию, как «первую стадию» их двухэтапной теории.

Однако, голосование масс показывает, что массы полны решимости перепрыгнуть «первую стадию» и прямо двигаться к социализму. Массы голосовали за партию, которая называется Коммунистической, и которая до недавнего времени вела вооруженную борьбу. Пока маоисты по мажоритарным округам получили 116 мест из 218.

Больше всего потерял на этих выборах Непальский Конгресс (ННК), который получил всего 32 места. ННК теперь стоит на одном уровне с другой «более умеренной» компартией КПН-ОМЛ имеющей 31 место. КПН-ОМЛ вышла из правительства, став главной силой оппозиции. Регионалисты Мадхези (Madhesi) получили 30 мест, эта единственная реальная сила, выступающая за сохранение монархии.

Ирония нынешней ситуации — то, что маоистские лидеры были настолько пессимистичны в отношении собственных перспектив, что они боялись мажоритарной системы. Именно поэтому была принята смешанная система выборов. Это позволило ННК войти в парламент, чего бы не произошло при выборах на основе системы большинства.

По партийным спискам маоисты получают 30%, ННК и КПН-ОМЛ по 20%, Мадхези 10%. Всего в Парламент избирается 601 депутат, из которых, 26 назначаются правительством. Маоисты будут самой крупной фракцией, пока неизвестно получат ли они абсолютное большинство. Они могут создать коалицию из левых партий (в парламенте представлены пять компартий) что даст им абсолютное большинство. В этом снова проявился массовый сдвиг влево: две компартии набрали 50%.

Таким образом, вместо того, чтобы искать союза с партиями непальской буржуазии, две компартии должны думать о создании Единого фронта без буржуазных партий, который поведет массы к социализму. К сожалению пока совсем неясно, какую тактику выберут маоисты.

У них два варианта. Первый — отказаться от любых союзов с буржуазными партиями, объединить все коммунистические силы и мобилизуя массы вне парламенте, повести их на борьбу за социалистический Непал. Другой путь — вступить в переговоры с силами, типа ННК, в рамках «демократической стадии» революции. Тогда придется сдерживать массы, объясняя им, что необходимо объединение с так называемым «прогрессивным крылом» буржуазии.

Как и ожидалось Прачанда и другие лидеры маоситов очень быстро постарались успокоить тех, кто боялся, что они будут «очень радикальны». Прачанда на переговорах с министром иностранных дел, Пранаб Мукержи (Pranab Mukherjee) и чиновниками МИД ЕС заявил, что: «он признает свои обязательства по мирному процессу, и будет придерживаться многопартийной демократии и экономического развития». Это соответствует политики маоистов отклоняющих любое движение к социализму, приверженность программы «социального развития» Непала в рамках капитализма, с отменой монархии.

Непальские массы ждут коренных перемен от нового парламента. Маоисты неизбежно окажутся под огромным давлением масс. Но на них также будет оказывать большое давления буржуазия, как национальная, так и мировая. Капиталисты будут требовать, не проводить слишком-резких социально-экономических преобразований. Одновременно, против демократически избранного правительства будут использоваться правые Terai и Madhesi regionalist.

Ясно, что непальский правящий класс расколот, на сторонников Гьянендры и его противников, которые считают именно его ответственным за победу маоистов. Этот король пришел к власти в 2001 г. после резни устроенной в царском дворце, когда была уничтожена вся королевская семья.

На следующий год, после воцарения, Гьянендра уволил премьер-министра и его кабинет. Он обвинил их в «некомпетентности» после того как они распустили парламент и не смогли организовать выборы из-за начавшегося восстания. Король наивно думал, что восстание вызвано некомпетентностью министров. Это показывает, насколько он был далек от реальной жизни.

В июне 2004 г. король вновь созвал парламент, восстановил бывшего премьер-министра, который сформировал коалиционное правительство из четырех партий. В феврале 2005 г. он обвинил правительство в неспособности покончить с маоистскими партизанами, и снова распустил правительство и объявил чрезвычайное положение, бросил в тюрьмы партийных лидеров, и взяв в свои руки всю полноту власти. ЧП было отменено в мае 2005 г., но король цеплялся за власть до апреля 2006 г.

Ему пришлось отречься из-за трехнедельных массовых протестов, с требованием возобновить работу парламента. Король все еще надеялся сохранить за собой власть. В ноябре 2006 г. правительство и маоисты, вопреки воле короля, подписали мирное соглашение и обязались принять временную конституцию. Именно на основании этих соглашений маоисты и были допущены в парламент в январе 2007 г. По этим же соглашениям было созвано Учредительное собрание, задачей которого стало принятие новой конституции. Недавние выборы — часть этого процесса. Все эти мероприятия были проведены вопреки желаниям короля. Наиболее серьезные и вдумчивые буржуазные лидеры, проконсультировавшись с империалистами, поняли, что перед лицом таких массовых выступлений они больше не смогут управлять старым способом.

Так же они поступили в Южной Африке с АНК, в Палестине с ООП и даже в Северной Ирландии с Шин Фейн. Капиталисты поняли, что единственный способ стабилизировать ситуацию состоит в том, чтобы начать переговоры с признанными лидерами масс. В Непале такими лидерами были маоистские партизаны. Идя на «демократические» уступки этим лидерам, которые сами были склонны оставить рыночную экономику, т.е. капитализм, как основу, на которой будет базироваться политическая жизнь страны, таким путем капиталисты надеялись сдержать массы от попыток свержения системы.

Недавние заявления президента Федерации Непальской Торгово-промышленной палаты (FNCCI), Куш Кумар Джоши, ясно показывают это. Он сказал, что новое правительство маоистов должно принять «либеральную» экономическую политику. Мы можем слышать много подобных «советов» от буржуазных комментаторов. К сожалению, лидеры маоистов, готовы прислушиваться к подобным мнениям, а не к требованиям миллионов рабочих и бедняков Непала.

Будущее короля, пока что довольно туманно, но похоже вопрос с республикой решенный. Сам король — фигура одиозная, но его личное будущее не проблема. Буржуазия вполне спокойно откажется от него, если в обмен маоисты займут более умеренную позицию.

Одно ясно: нынешняя победа маоистов – доказательство мощи непальских масс, это также их вотум доверия партизанам десять воевавшим в течение десяти лет. В этом хорошо видна готовность масс преобразовать общество, и пренебрегать этой поддержкой было бы преступлением. Есть опасность, что, принимая «буржуазную стадию» маоисты выхолощены «парламентским кретинизмом». Новое Собрание теперь будет голосовать новую конституцию, скорее всего, пойдя на референдум, и на новые выборы. Именно такого развития и желает буржуазия. Буржуазные политики – известные сутяги и крючкотворы, которые могут затягивать дело до бесконечности. Тем временем, массы так и будут продолжать жить в нестерпимых условиях. Непал одна из самых бедных стран мира. Три четверти населения занимаются сельским хозяйством. ВВП на душу населения составляет $1 100 в год. Почти треть непальцев живет за чертой бедности, безработица достигает 42% и более половины населения неграмотны. Инфляция официально достигает 9%, но в реальности гораздо выше. Особенно она сильно выросла в последние месяцы из-за роста цен на продукты.

Поэтому на маоистов ложиться большая ответственность. Они не смогут реально изменить ситуацию, если пойдут на союз с любой из буржуазных партий или будут бесконечно обсуждать конституцию. Массы требуют не переговоров, а конкретных действий.

Буржуазия готовит западню маоистам. Нынешний президент Койрала (Koirala) уже призвал к созыву коалиционного правительства. На маоистов будет оказываться сильнейшее давление. Если они согласятся на это, то тем самым усилят правое крыло и буржуазию. Явный признак подобной тактики правящего класса, слова председателя торговой палаты, который похвалил лидеров маоистов за их обещание «прислушиваться к частному сектору» по экономическим вопросам. Похоже, маоисты надеются «управлять капитализмом». Этим объясняется заявления Прачанды о пользе «смешанной экономики». Королевская Армия тоже подчиняется потребностям момента. Военные согласились подчиняться избранному правительству и продолжить переговоры о тносительно интеграции партизан в национальную армию под контролем ООН. Единственное условие генералов – армия не должна заниматься политикой. Этим они хотят сказать, что коммунисты не должны вмешиваться в дела армии. Генералы удобно «забывают» свою собственную политическую роль в течение десятилетий. Сегодня маоисты стремятся интегрировать свои отряды партизан в армию.

Маоисты несомненно еще какое-то время будут иметь массовую поддержку. Массы ждут от них решения своих проблем. Таким образом, у них будет некоторое время, но буржуазия и империалисты будут искать момент, чтобы изменить ситуацию в свою пользу. Как часть этого процесса, маоисты будут стремиться к отмене монархии, и делать другие демократические шаги, все это марксисты могут и должны поддержать.

Основные маоистские лидеры фактически «убедили, короля Гьянендру, «достойно» уйти от власти». Однако, факт, что они «убеждали» короля уйти, вместо мобилизации массового движения для достижения этой цели, говорит об их подходе. Массы ждут от них решений своих проблем.

Прачанда заявил, что он выступает за экономику, в которой капиталисты имеют право получать прибыль. Он также исключил любую возможность «диктатуры пролетариата». В своей речи обращенный деловым кругам, председатель маоистов объявил, что новая власть не будет использовать тиранические методы, а будет служить интересам и благосостоянию народа и страны. Здесь «народ и страна» ясно подразумевают классовое единство. Проблема состоит в том, что при капитализме можно защищать либо интересы капиталистов, либо интересы рабочих- невозможно удовлетворить обоих.

Председатель маоистов заявил, что его правительство примет «новую переходную экономическую систему» ради экономического роста, и он еще добавил, что политическое развитие тесно переплетено с экономикой. В своем манифесте по поводу Учредительного собрания, бывшие партизаны предусмотрели новую «переходную экономическую политику» со средним развитием в первые 10 лет, достижение высокого уровня развития через 20 лет и развитие ультравысокого уровня через 40 лет. Это совершенно соответствует в соответствии с идеологией маоистов: сперва экономическое развитие, и только много позже можно переходить к социализму. Разница лишь в том, что здесь нет даже никакого упоминания о социализме, лишь «ультравысокий» уровень экономического развития, при капитализме.

Но время сегодня очень неблагоприятно для подобных планов. Самая сильная мировая экономика США, входит в спад. Экономика ЕС замедляется. Эти процессы затронут все страны мира, и крохотный Непал не сможет избежать последствий. Капиталистический рост в Китае, явно влиял на руководство непальских маоистов. Сегодня они уже скорее не маоисты, а дензяопиновцы.

Сегодня они надеются на рынок. Следуя требованиям промышленников и бизнеса о лучшей безопасности, Прачанда отметил, что силы обеспечивающие безопасность в промышленности будут сформированы в течение процесса армейской интеграции. Он также подчеркнул необходимость в новой налоговой политике. Зам. командующего также уверил, что новое правительство, возглавляемое маоистами будет работать совместно с Общественным Частным Товариществом (PPP). Это очень опасный шаг после десятилетий борьбы и жертв. Маоисты пытаются одновременно понравиться массам и капиталистам- но это невозможно.

Бхаттарэй зам. командующего партизан в недавнем интервью признал: «Китай устранил феодализм в течение правления Мао. Это создало основу для экономического роста. Можно сделать быстрые экономические успехи, освободив страну от феодальных пережитков. Когда вы вводите новую технологию после того, как создана основа для экономического роста, вы можете достигнуть такого развития. Мы не имеем сейчас такой основы. Как только мы реструктурируем государство и вовлечем частный сектор, будет возможно достигнуть быстрого экономического роста. Мы осуществим переходную экономическую политику в течение всего этого времени, вовлекая общественное и частное производство.

Мы не можем думать о развитии этой страны без внутренних и внешних инвестиций. Технологии имеют важнейшее значение. Мы будем стремиться привлекать внутренние и внешние инвестиции. Для этого мы должны положить конец политической неустойчивости».

Без сомнения империалисты с восторгом слушают подобные речи. Вот так бывшие партизаны полностью принимают рыночные условия. Непальские маоисты пытаются применить политику Дэн Сяо Лина в слаборазвитой стране. Но есть некоторые существенные различия: Непал не имел 30 лет плановой экономики, которая и создала основную инфраструктуру Китая, не было 20 лет индустриализации основанной на капиталистических методах. Непал слишком слаб, его материальная основа слишком ограничена, для появления «современного капитализма». В лучшем случае при капитализме Непал станет жертвой одного из империалистических хищников. В нынешней ситуации это будут Китай и Индия.

Непал – стоит на поворотном моменте: если маоисты будут проводить смелую экономическую социалистическую программу преобразований, наряду с отменой монархии, они будут иметь подавляющую поддержку масс.

Буржуазия и империалисты имеют слабые позиции в современном Непале. Маоисты также могут законсервировать ситуацию, если они примут отведенную им империалистами роль. Если маоисты пойдут по этому пути, то это будет большой ошибкой, за которую придется расплачиваться массам.

Лидеры маоистов должны понять, что на нынешней стадии капитализма (и во времена разворачивания кризиса) нет никакого места для устойчивого экономического развития.

Массы индийского субконтинента в движении. Мы ясно видели, как более трех миллионов человек вышли встречать Беназир Бхутто во время ее возвращения в Пакистан. В Индии мы видели мощнейшие забастовки и даже всеобщие забастовки, в которых участвовало 90 млн. рабочих. Будущее – растущая нестабильность, экономический кризис и социальные потрясения, а не стабильность и экономический рост. Как бы в подтверждение этого маоисты Бутана начали партизанскую войну. Проблема непальских маоистов узкая национальная перспектива. Они не видят развивающегося всемирного классового конфликта. Они не понимают серьезность начавшегося экономического кризиса. Будущее региона – усиление классовой борьбы. Именно на эту перспективу они и должны опираться. Хотя Непал и слишком мал, для самостоятельного строительства социализма, он может стать той искрой которая взорвет весь субконтинент.