Главная Враг Капитала Венесуэла, спустя шесть лет после путча

Венесуэла, спустя шесть лет после путча

E-mail Печать PDF

Спустя шесть лет после апрельского путча, который был разгромлен массовой мобилизацией, противоречия внутри венесуэльской революции все так же остры. 2 марта, делегаты конгресса Единой Социалистической партии Венесуэлы (PSUV) разъехались по домам, после двух месяцев дебатов по поводу строительства новой партии. 10 марта Буш пригрозил внести Венесуэлу в список стран «поддерживающих терроризм». 9 апреля, Чавес объявил о национализации сталелитейного завода SIDOR, встав на сторону рабочих, в их 15-ти месячном споре с аргентинской компанией Techint. Анализ всех этих событий ясно показывает, что венесуэльская революция стоит перед опасностью.

Чавес предложил создать PSUV сразу после своей победы на декабрьских выборах 2006 г. Боливариснская революция долгое время сталкивалась с противоречием: с одной стороны, она имела поддержку масс, организованных в тысячи различных организаций (комитеты земельной реформы, революционные профсоюзы, боливаринские организации, местные сообщества и др.), с другой стороны, она испытывала недостаток в общенациональной революционной организации, через которую она могла бы выразится политически. Боливарианские партии, которые победили на прошлых выборах, были справедливо расценены массами, просто как избирательный механизм, которыми управляют неизбранные и непонятные клики бюрократов, карьеристов, коррумпированных местных и региональных политиков.

Каждый раз, когда массам давалась возможность взять судьбу революции в свои руки, они делали это без промедления. Полтора миллиона человек присоединились к боливаринцам в 2001 г. Более 2 млн. вступили в избирательные комитеты во время референдума 2004 г. Но каждый раз, когда массы выходили на авансцену местные и региональные бюрократы и реформисты блокировали все их попытки.

Чавес призвал создать PSUV, которая станет «самой крупной демократической партией в истории Венесуэлы». Массы правильно поняли, как призыв избавится от бюрократии, которая тормозит революционную инициативу.

Только через два месяца в начале 2007 г., 5,6 млн. венесуэльцев — рабочие, женщины, молодежь, бедняки — вступили в PSUV. 1.8 млн. из них регулярно ходят на собрания местных Социалистических Батальонов. Это экстраординарное событие. Массы снова вышли на авансцену. Но, как и предупреждали, судьбу PSUV нельзя было предсказать заранее. Она напрямую зависела от результата жесточайшей борьбы между революционным крылом движения и его противниками из бюрократического и реформистского лагерей.

В течение шести сессий, более 1 600 делегатов обсуждали декларацию принципов и устав новой партии. Столкновения между левыми и правыми начались с самого начала. В первый день конгресса большинство делегатов выразили желание, управлять проведением конгресса, жалуясь, что с ними не консультировались относительно повестки дня и порядка обсуждений. Эти настроения преобладали на конгрессе. PSUV объявила себя антикапиталистической партией, базирующейся, кроме всего прочего, на идеях научного социализма, и признающих авторитет Маркса, Энгельса, Ленина и Троцкого. Депутаты провели шесть сессий, это позволило левым более хорошо скоординироваться. Большинство делегатов были представителями местных и региональных лидеров. Теперь у них был шанс впервые познакомиться друг с другом, обменяться мнениями и планами. 9 марта, около 80 000 членов PSUV участвовали в выборе руководства партии состоящего из 15 человек и 15 заместителей. Несмотря на то, что большинство избранных были известными представителями старых партий, были и неожиданные моменты. Диосдадо Кабелло (Diosdado Cabello), который представлял на конгрессе правое крыло Боливаринского движения, не смог попасть в список 15 полноправных членов, несмотря на всю свою известность. Это было голосование против правого крыла и против бюрократических методов. Многие из видных мэров, губернаторов и т.д. не смогли войти в список 30. Многие из выбранных, менее связаны с политическим партийным аппаратом, и удалены от бюрократии. Другие ясно солидаризировались с революционным движением. Фредди Навас, сторонник ММТ (CMR) набрал 9 000 (при необходимых 10 000) голосов. Навас говорит, что голосование отражает высокий уровень сознания членов партии, которые ищут революционную альтернативу».

После поражения конституционного референдума в декабре 2007 г., капиталисты поняли, что их тактика работает. Эта тактика состояла из давления на экономику, кампанию саботажа, создания дефицита продуктов. Буржуазии удалось создать ситуацию, когда многие чависты не пришли на референдум. Пока они еще недостаточно сильны, чтобы пойти на открытый вооруженный мятеж. Они надеются постепенно размыть базу революции через оголтелую кампанию в СМИ, международным давлением, экономическим саботажем. Они надеются получить дополнительные голоса на ноябрьских региональных выборах.

Недавняя агрессия Колумбии в Эквадоре, в результате которой был убит зам. командующего FARC имела ясную цель: прервать процесс гуманитарных переговоров, которые увеличивали престиж Чавеса в Колумбии и ставили Урибе в неприятное положение. Вторжение в Эквадор, при поддержке американских ВС, находящихся на базе Манта (Manta) в Эквадоре, также имело цель представить Венесуэлу, как страну «помогающую терроризму». Во время вторжения, колумбийские солдаты якобы нашли документы, подтверждающие информацию о попытках создать партизанами FARC «грязную бомбу», а также к причастности Венесуэлы и Эквадора к FARC и наркоторговле. Это обычная ложь и пропаганда, направленная против Боливаринской революции. Также когда-то именно мифическое «оружие массового поражения» стало причиной оккупации Ирака. Но основное оружие олигархии и империализма — экономический саботаж. В начале 2008 г. венесуэльское правительство обнаружило тысячи тонн продуктов, спрятанных на складах и грузовиках, которые направлялись в Колумбию или на черный рынок. Это подтвердило всем известный факт. Нехватка продуктов в Венесуэле — спланированная кампания, организованная олигархией.

Но обыски и конфискации не решат проблемы. Только серьезное наступление, организованное на революционной инициативе членов PSUV и революционных профсоюзов. Необходимо экспроприировать и передать под рабочий контроль пищевую и перерабатывающую промышленность. Только так можно покончить с саботажем капиталистов. 15 марта Чавес объявил о национализации молокоперерабатывающих заводов и скотобоен, которые дадут более 40% молочных продуктов и 70% мяса. 3 апреля, он объявил о национализации цементной промышленности, находящихся в собственности ТНК: Cemex, Lafarge и Hoclim. Это шаги в правильном направлении, но они должны быть расширены на всю цепь производства и переработки продуктов питания и все остальные сектора экономики. Забастовка на сталелитейном заводе SIDOR ясно иллюстрирует опасности стоящие перед революцией. Этот завод важнейшая отрасль промышленности с наибольшей концентрацией индустриального пролетариата. На SIDOR трудится 15 000 рабочих. Компания была приватизирована в 1997 г. правительством Кальдерона, главным приватизатором выступил бывший партизан Теодоро Петкофф. SIDOR принадлежит аргентино-итальянской ТНК Techint, которая получала огромные прибыли за счет сверхэксплуатации рабочих, что привело к росту несчастных случаях на производстве и профессиональным заболеваниям.

Когда в январе 2997 г. Чавес заявил, что будет «национализировано все, что было приватизировано» рабочие поддержали его забастовками, а рабочие SIDOR подняли над заводом венесуэльский флаг.

Наконец, после долгих переговоров с аргентинским правительством Кирчнер, между Techint и венесуэльским правительством было достигнуто соглашение. Компания обязалась продавать свою продукцию на внутреннем рынке по льготным ценам, а обмен на отказ от приватизации. Но компания сорвала все договоренности. Терпение рабочих лопнуло, они начали бастовать. Министерство труда попыталось передать дело в арбитраж. 14 марта Национальная Гвардия напала на рабочих. В ответ рабочие региона провели забастовки, пикеты и демонстрации. Рабочие увидели, что на местах старый буржуазный аппарат продолжает служить интересам капиталистов, и не может служить интересам революции.

Наконец 9 апреля, Чавес объявил о национализации SIDOR. Это важнейшая победа рабочего класса Венесуэла.

Во всем этом, можно увидеть опасности стоящие перед революцией: не уничтоженный буржуазный госаппарат, экономический саботаж капиталистов и бюрократическое правое крыло боливаринского движения.

Если не решить эти три проблемы, то революция неизбежно потерпит поражение. Но рядовые активисты PSUV и рабочие SIDOR имеют все силы привести революцию к победе. Им необходимо организоваться вокруг подлинно революционной социалистической и интернационалистической программе, которая только и может гарантировать успех.