Главная Враг Капитала Национализация SIDOR — историческая победа венесуэльских рабочих

Национализация SIDOR — историческая победа венесуэльских рабочих

E-mail Печать PDF
Национальная Гвардия аттакует рабочих
Ранение
Раненый рабочий
Марш на Университет
Рабочие идут к Чавесу в Университет

В среду 9 апреля, в 1:22 по местному времени, венесуэльский вице-президент Рамон Карризэйс объявил, о принятие решения о повторной национализации гигантское стальное предприятие SIDOR, находящийся в южном штате Боливар. Это решение было принято после того как аргентино-итальянская корпорация Techint (главный акционер, владеющая контрольным пакетом акций SIDOR) отказалась пойти на уступки рабочим во время обсуждения колдоговора. Рабочие SIDOR боролись более 15 месяцев, требуя увеличения зарплаты, улучшения условий труда, соблюдения техники безопасности. Главные требования: требование увеличение зарплаты, компания предложила минимальное увеличение и предложила заморозить зарплату на 30 месяцев- требование рабочих оформить контрактников (из 15 000 рабочих 9 000 на срочных контрактах) на постоянной основ- увеличение пенсий для рабочих, которые сегодня получают менее минимальной зарплаты. SIDOR был приватизирован в 1997 г. при правительстве Кальдерона, когда бывший партизан Теодоро Петкофф (сегодня видный оппозиционер) проводил приватизацию. SIDOR принадлежит аргентино-итальянской корпорации Techint, которая получает многомиллионные прибыли за счет сверхэксплуатации рабочих, что приводит к частым смертным случаям на производстве.

Хосе Родригес (Jose Rodriguez) «Acarigua» лидер профсоюза рабочих SUTISS, описал эти десять лет приватизации, как годы «эксплуатации и жестокого обращения со стороны ТНК которая угнетала рабочих в всю страну» и он обвинил Techint в смерти 18 рабочих, погибших на производстве.

Когда Чавес, в январе 2007 г. пообещал «национализировать все, что было приватизировано», рабочие поддержали его забастовками и поднятием национального знамени над SIDOR. Они потребовали национализировать SIDOR. Наконец, после долгих переговоров и давления со стороны аргентинского правительства Киршнер было подписано соглашение между Techint и венесуэльским правительством. Компания обязалась продавать сталь на национальном рынке по льготным ценам, в обмен на отказ от национализации.

Но это соглашение не могло долго просуществовать. В течение 15 месячных переговоров между предпринимателями и профсоюзами об условиях труда компания постоянно шла на разные провокации. Наконец, терпение рабочих лопнуло, они провели ряд забастовок. Прежде всего, рабочие потребовали рабочего арбитража. В ответ на завод была направлена Национальная гвардия. 14 марта во время 80 часовой забастовки на заводе произошли столкновения. Несколько рабочих были арестованы, включая профлидера Акаригуа, многие рабочие получили ранения. Национальная гвардия действовала предельно жестоко, громя автомобили, принадлежащие рабочим и другую их собственность. Рабочие, беднота и другие жители штата, проявили подлинную классовую солидарность, были проведены акции солидарности, пикеты и забастовки.

Этот инцидент стал самым серьезным столкновением между рабочими и Национальной гвардией (НГ) за все время правления Чавеса, это столкновение было более ожесточенным, чем сражение между рабочими Маракая Санитарос (Sanitarios Maracay) и полицией, в провинции Арагуа. Рабочие осудили тот факт, что местный командир НГ находился в тесном личном контакте с боссами компании и выполнял все их приказы.

Здесь мы хорошо видим один из самых главных вопросов, стоящих перед венесуэльской революции. Старый госаппарат, созданный более 200 лет назад, отвечает интересам правящего класса, хотя и ослабленного революцией, но все еще очень сильным и не разрушенным, и этот госаппарат все еще пытается служить своим старым хозяевам.

Как сказал член боливаринского парламента из Гайяны: «я думаю, что эти злоупотребления есть отход от революционных принципов, выдвинутых президентом». «El Zabayar», которая публично выступала за национализацию SIDOR, отмечала: «в пределах госсектора есть целые сектора, которые при поддержке правительства, проводят пробоссовскую политику». Вот в чем основанная проблема — аппарат в значительной степени, так и остался тем же самым, что и при власти капиталистов. Он не может быть использован в интересах революции.

Даже после этой жестокой репрессии, министерство труда (которое также играло самую порочную роль в конфликте на Маракая Санитарос) настаивала на проведении референдума среди рабочих, пытаясь склонить их принять требования компании.

Хосе Мелендез (Jose Melendez) еще один лидер SUTISS, резко раскритиковал позицию министерства труда: «Они обвиняют нас в том, что мы нарушили спокойствие, для того чтобы сорвать референдум. Не раз мы доказывали свою поддержку революции, но это не означает, что мы позволим министерству труда следовать в фарватере контрреволюционной и антирабочей политики, которая играет на руку правым». И добавил: «Министр говорит, что мы — против процесса, что мы — контрреволюционеры, но правда состоит в том, что именно министр дискредитирует Чавеса, именно министр играет на руку контрреволюции, действуя, как приказчик компании».

Рабочие единым фронтом выступили против предложенного бюллетеня. 3 апреля они вынесли на рассмотрение два вопроса: принять предложение компании или продолжить переговоры. Подавляющее большинство рабочих отклонило предложение боссов SIDOR. Против высказалось 3 338 рабочих, за всего 65. 4 апреля, рабочие объявили забастовку, и пошли в Университет Боливара в Боливаре, где Чавес выступал перед студентами. Они потребовали от президента вмешаться. Чавесу пришлось высказать свое мнение в поддержку рабочих по ТВ 6 апреля.

Чавес между прочим вспомнил, как рабочие SIDOR и других крупных заводов Гайаны, выступили против локаута боссов в 2002 г. «даже когда им стали угрожать убийством, они не возобновили поставки газа из Анако, они вошли в Анако, где сражались с полицией». Президент добавил, что условия труда рабочих просто ужасны, и что «революционное правительство должно потребовать от любой компании национальной или транснациональной, латиноамериканской или российской соблюдать венесуэльские законы». Он напомнил, что 1 мая был принят закон, запрещающий субконтракты. Он также сказал, что дал задание вице-президенту Рамону Карризэйсу встретиться с лидерами профсоюза и боссами, чтобы постараться уладить конфликт. Чавес добавил, что его правительство «уважает марксизм, марксистские тенденции и марксистский метод» и что правительство будет проводить прорабочую политику, и которое будет знать, как действовать. Он сказал, что всегда пытается найти соглашение «искать компромисс, вести переговоры, но относительно SIDOR, вчера я сказал — хватит!» Чавес отметил, что его вмешательство стало результатом давления рабочих, пришедших на его встречу со студентами университета Боливара. Чавес рассказал, что ему пришлось иметь резкий разговор с губернатором штата, по поводу репрессий НГ против рабочих, также он напомнил командующим НГ, о «старом приказе заботится и оберегать рабочих».

Это прямое вмешательство президента посредством своего вице-президента стало ударом в лицо региональному губернатору и министру труда Риверо. Их власть была поколеблена, и правительство ясно встало на сторону рабочих. Боссы компании, не желающие до этого разговаривать с рабочими, согласились на новые переговоры. 8 апреля, произошли трехсторонние переговоры, в которых компания готова была пойти лишь на незначительные уступки. Только после полуночи, вице-президент Карризэйсу, потребовал от компании прямого ответа пойдет ли она на уступки рабочим? Получив отрицательный ответ, он потребовал занести его в окончательный протокол. Затем он созвонился с президентом Чавесом, после чего объявил о национализации SIDOR. Тысячи рабочих немедленно начали праздновать победу, в которую они почти уже не верили. Этот эпизод стал еще одним поворотным моментом в венесуэльской революции, идущем в правильном направлении. Это не маленькая компания, которая была переведена в госсобственность, это крупный, единственный поставщик стали в стране, четвертый по объемам производства в Латинской Америке. Это решение, несомненно, вызовет реакцию со стороны ТНК и Аргентинского правительства, которое оказывало огромное давление на Чавеса в интересах Techint. Венесуэльская революция и ее сторонники за границей, особенно в Аргентине, должны выступить подобного давления в защиту национализации компании. Рабочие SIDOR должны принять непосредственные меры для организации рабочего контроля, не позволить администрации компании проводить саботаж, вывозить оборудование и акции. Перво-наперво, необходимо конфисковать бухгалтерские книги компании.

Неизбежно встанет вопрос компенсации. Компания потребует сумму, явно превышающую стоимость предприятия. Лучший способ борьбы с этим — открыть счета компании. Если посчитать прибыль полученную компанией за 10 лет, вычесть расходы на покупку и инвестиции, то станет предельно ясно, что компания фактически не имеет права на компенсацию.

Важный момент происходящего, то, что национализация стала следствием непосредственного давления рабочих, которые были воодушевлены объявлением Чавеса о национализации всех цементных заводов страны. Это разбуженная рабочая сила, теперь потребует рабочего контроля. В предыдущих национализациях, включая недавние приватизации молокозаводов, Чавес настаивал на создании «Рабочих советов» или «Социалистических советов». Они должны совместно с профсоюзами SUTISS, осуществлять рабочий контроль и управление.

Венесуэльские рабочие хорошо понимают, что национализация сама по себе не гарантирует защиту интересов рабочих. Ведь PDVSA более 25 лет принадлежит государству, тем не менее, в ней огромная бюрократия, которая служит интересам олигархии и нефтяных ТНК. Необходим рабочий контроль и рабочее управление. Боливар — самый промышленно развитый регион страны, в нем сконцентрирован венесуэльский пролетариат, основной фактор революции. Победа рабочих SIDOR, несомненно, поощрит рабочих в других промышленных отраслях региона бороться за рабочий контроль над производством.

Реприватизация SIDOR — шаг в правильном направлении. В прошедшие месяцы капиталисты усилили кампанию саботажа экономики, особенно в пищевом секторе. Одновременно, империализм увеличил число своих провокаций, угрожая внести Венесуэлы в список «террористических стран». Настал час ответного удара. Необходимо принять решительные шаги, национализировать основные отрасли промышленности и передать их под рабочий контроль. Только так можно успешно завершить революцию.