Главная Враг Капитала Всеобщая забастовка в Египте

Всеобщая забастовка в Египте

E-mail Печать PDF
Забастовка!
Хлеба!
Работницы
Баррикада

В конце прошлой недели египетский рабочий класс собирался начать генеральную забастовку. Это должна была стать кульминационной точкой подъема рабочего движения в стране. Жизнь рабочих в последнее время стала просто невыносимой. Забастовка планировалась как протест против резкого роста цен на продукты питания и за рост зарплаты. В ответ на угрозу такого массового выступления МВД стало угрожать длительным арестом для любого, кто примет участие в забастовке или призывающего других принять в ней участие. Также были запрещены все демонстрации. Забастовки в Египте незаконны, но это не останавливало рабочих, которые за прошедшие 18 месяцев провели много успешных забастовок.

Такая нервная реакция со стороны властей не признак силы, а голос отчаяния. Завтра, во вторник, пройдут муниципальные выборы. Что стало следствием изменения конституции.

Призыв к всеобщей забастовке пришел от рабочих большого государственного текстильного предприятия Mahalla al-Kubra. В декабре 2006 г. на нем вспыхнула забастовка, которая словно искра воспламенила рабочий класс страны, и вынудила власти пойти на уступки. Это стало первым проявлением слабости режима, что поощрил рабочих продолжить борьбу. Правительство мечется между кнутом и пряником. Одновременно запрещая забастовку и обещая повысить зарплату и остановить цены на продукты питания. Около 40% египтян живут за чертой бедности, или на $2 в день. Несмотря на годовой экономический рост в 7%, пропасть между богатыми и бедными растет с 2000 г. Ни один день не проходит без повышения цен. Официальная инфляция на сегодня достигла 12,3%. На самом деле она еще выше.

Хлеб основная пища египтян со времен фараонов, стал объектом спекуляций и коррупции, субсидированная мука продажными чиновниками контрабандой вывозится на черный рынок, где продается в 10-12 раз дороже. Дефицит хлеба порождает огромные хлебные очереди в пекарни. В давках, в очередях, уже были первые случаи смертей в давке. В Египте накапливается горючий материал. Комбинация роста цен, нехватки продуктов питания, подъем рабочего движения и истощение нынешнего режима — идеальная комбинация для революционного социального взрыва. Нечто подобное произошло десять лет назад в Индонезии. Там в ходе массового выступления был свергнут кровавый диктатор Сухарто.

В день запланированной забастовки, 6 апреля, египетские спецслужбы захватили текстильную фабрику в Mahalla al-Kobra. Забастовка была намечена на 7.30, но рабочие пришедшие на фабрику столкнулись с полицией, которая оккупировали ее в 3.00 ночи.

Мустафа Фода (Mustafa Foda), 25-ти летний рабочий-активист рассказал, как это произошло: «В 3.00 они захватили внутренний двор. Любого пытавшегося говорить, немедленно арестовывали». Он добавил, что полиция мешала ему и другим рабочим пройти через проходную. Также были арестованы около 150 рабочих, предыдущей смены. Такими жестокими мерами боссам удалось частично запустить фабрику. Но народная поддержка забастовки, в округе в знак солидарности были закрыты все магазины, люди с балконов выражали свою поддержку рабочим. Также было ощутимо более низкое движение на дорогах, т.е. многие поддержали призыв рабочих.

В течение дня тысячи демонстрантов, протестовали на улицах, громили магазины и сражались с полицией, которая отвечала слезоточивым газом. Около 80 человек были ранены в ходе столкновений.

Рабочие и молодежь штурмовали здание муниципалитета, жгли покрышки, разбивали витрины. По крайней мере, были сожжены две школы, также были разгромлены фасады некоторых банков. Дети словно сошедшие с фильмов об Интифаде, скандируя «Революция! Революция!» бросали камни в полицейских.

Как отмечает очевидец событий, Хасан: «Забастовка солидарности в Kafr el-Dawwar была отменена. Но из «Социалистического призыва» я узнал, что хотя завод и не был полностью остановлен, сотни рабочих все же прекратили работу и провели два митинга. Перед первой и перед второй сменами. Забастовка была отложена из-за серьезного давления на профлидеров со стороны спецслужб. На заводе Tora Cement рабочим удалось остановить предприятие, около 60% рабочих не вышли на работу. Те кто пришел на завод, также не работали с 12.00 до 13.00. Лидеры рабочих выпустили заявление, осудившее полицейское насилие против рабочих Mahalla и присоединились к требованиям рабочих Mahalla — поднять зарплату до 1 200 в месяц.

В то время как забастовка на Южно-Каирских элеваторах была приостановлена, производство на семи заводах осуществлялось на половину мощности, так как более 50% рабочих не вышли на работу».

В университетах также прошли демонстрации, организованные студентами. Запланированная демонстрация в центре Каира, стала невозможной из-за огромного числа полиции. Однако 2 000 человек собрались перед зданием профсоюза адвокатов, окруженного большими силами спецслужб.

Примечательно, что «Братья мусульмане» (БМ) признало, что не имеет отношения к нынешней забастовке, хотя и добавило, что поддерживает «право рабочих на забастовку». Но в самом Каире, генсек БМ, Махмуд Эцца (Mahmoud Ezzat) отрицал поддержку своей группы бастующих, и заявлял, что БМ не планировали мобилизацию в Mahalla. БМ имеет очень маленькую поддержку на фабриках, где они маргиналы. БМ — реакционное буржуазное исламистское движение, которое имеет поддержку из-за своей благотворительной деятельности, социальной демагогии и оппозиции Мубараку. Однако, серьезные аналитики подозревают, что БМ имеет общие дела с режимом Мубарека и ЦРУ, которые держат их как противовес революционному взрыву.

Поэтому крайне необходимо, чтобы все левые и рабочие движения поняли реальную предательскую роль БМ и проводили бы независимую классовую политику. Исламисты бояться независимого рабочего движения даже больше Мубарека. Исламисты желают разделить рабочих по религиозному признаку.

Эти характерные детали — признак, того, что протест идет из самого сердца рабочего класса и не имеет ничего общего с исламскими фундаменталистами. Это ответ всем тем, трусам из левого лагеря, которые списали арабский рабочий класс, как «исламистов». Как только рабочий класс поднимается на борьбу, все подобные реакционеры уходят в сторону.

Так как премьер-министр Ахмад Назиф занял свой пост в июле 2004 г. число забастовок в Египте стремительно растет. Правительство начало широкую приватизацию общественного сектора промышленные и финансовые предприятия. В ответ рабочие все чаще стали прибегать к забастовкам.

С тех пор количество забастовок выросло. Либеральная египетская «al-Misri al-Yawm» сообщила, что в общей сложности 222 забастовки, демонстрации и пикета имели место в 2006 г., а в 2007 г. вдвое больше — 580. Это самая крупная волна забастовок с 1945 г. В 2007 г. забастовки распространились из текстильной промышленности на строительство, транспорт, обрабатывающую промышленность, пищевую, нефтяников Суэца и многих других».

Движение перекинулось из госсектора в частный. Движение ширилось все больше, захватывая в свою орбиту беловоротничковых рабочих, госслужащих и профессионалов.

Наиболее интересным было забастовочное движение прошлого декабря, когда бастовали 55 000 налоговых инспекторов. Их забастком практически стал профсоюзом. Подобное же произошло и на фабриках в Misr и Mahalla al-Kobra.

Рабочие Mahalla al-Kobra стали самой организованной и наиболее политически развитой группой египетского рабочего класса. В прошлом ноябре они начали налаживать связи с другими фабриками, с целью создания профсоюза независимого от прорежимной Единой Федерации Профсоюзов Египта.

Рабочее движение уже имеет влияние и на другие слои. Слои среднего класса начинают поддерживать рабочих. Средний класс также страдает от роста цен. Выступление рабочих поддержали профессора и врачи.

Та же самая «al-Misri al-Yawm» отмечает, что с 2005 г. по 2008 г. цены на продовольственную корзину стремительно выросли. Мясо подорожало на 33%, а курятина на 146%. Рабочие Mahalla также первыми потребовали минимальной зарплаты в 1 200 египетских фунтов, с индексаций на инфляцию.

Как мы уже отмечали, выдающуюся роль в протестах сыграли женщины-работницы. Именно женщины первыми остановили станки в Mahalla, и теперь они играют самую решающую роль в координации забастовки 6 апреля. Хотя режим и помешал проведению этого самого грандиозного протеста против Мубарека, борьба только начинается. Эта только первая попытка проведения общенационального протеста, за долгие десятилетия. Это поистине поворотный момент.

Люди требуют радикальных перемен. Однако, необходимо более тщательно организовывать протесты. Оппозиционная группа «Kifaya» (Хватит!) обращается главным образом к ограниченному кругу городских профессионалов среднего класса. Это буржуазное крыло оппозиции.

У них практически нет никаких связей с рабочими и беднотой. Вплоть до недавнего времени они совсем не поднимали проблемы вопросов. Лейбористская партия, призвавшая к забастовке, также весьма маленькая и не имеет сильных корней в рабочем классе. Она достаточно слаба. Революционные социалисты, хоть и очень активны, также не имеют корней в промышленном пролетариате.

Ясно, что 6 апреля это не поражение. Скорее это генеральная репетиция. Надо проанализировать свои силы. Необходимо революционное руководство на каждом заводе, на каждой фабрике.

Режим Мубарека стоит перед самым серьезным кризисом. Главная особенность момента — то, что рабочие перестали бояться режима. Вчерашний запрет забастовки — отчаянная попытка укрепить пошатнувшуюся власть государства, но вряд ли режим сможет добиться своей цели. Рабочие Египта встают с колен. Движение протеста разрастается вширь, вовлекая все новые и новые слои. Все условия для революции назрели. Рабочие готовы бороться, а средние классы склоняются на сторону пролетариата. Это неизбежно породит расколы в правящем режиме. Именно такую ситуацию Ленин называл предреволюционной. Что необходимо, сегодня, в первую очередь — революционное руководство. Лидеры могут прийти из тех рабочих и бедняков, кто в последние годы активно участвует в движении.