Главная Враг Капитала Куда идет Куба?

Куда идет Куба?

E-mail Печать PDF
Ветераны революции

Объявление Фиделям Кастро о своем уходе с поста президента Кубы, из–за проблем со здоровьем, и избрание Рауля Кастро, поставили дебаты о будущем Острова Свободы в повестку дня.

Важность этого вопроса самоочевидна. Восстановление капитализма на Кубе, вполне реальная возможность, хотя и не и неизбежная. Восстановление капитализма будет означать неизбежный крах социальных стандартов и жизненного уровня рядовых кубинцев. Это будет ударом по рабочим и молодежи, не только Кубы, но всей Латинской Америки и всего мира. Мы вновь услышим возобновленный хор реакционеров всех мастей, об безальтернативности капитализма.

После победы революции в 1959 г. и особенно после 1962 г. когда на острове была проведена широкомасштабная национализация, Куба была костью в горле для американского империализма.

Сопротивление Кубы после краха СССР и капитуляции Восточного блока в 1991 г., внешняя торговля с которыми составляла 80% кубинского товарооборота, превратила остров в еще больший символ антикапитализма и антиимпериализма.

Героическое стойкость в течение «Специального периода»

Есть несколько факторов объясняющих, невиданную стойкость кубинской революции, которая так долго сопротивляется реставрации капитализма: социальные преобразования, следующие из плановой экономики, сохранение революционного духа среди широких масс населения, растущая враждебность империализма и т.д.

К этим объективным факторам надо без сомнения добавить, и роль лично Фиделя Кастро, который сыграл важную роль в нескольких критических периодах недавней истории Кубы. Марксизм не исключает влияние людей на исторические процессы, в определенных пределах.

Одним из таких важнейших периодов, был момент, когда он твердо выступил против прокапиталистических тенденций в экономике, в ходе «Специального периода», во второй половине 90-х, вроде легализации сотен тысяч частных фирм, свободы госпредприятиям рассчитываться в валюте, и возможность прямого выхода на мировой рынок.

Те же самые меры, которые применялись, для выхода из экономической катастрофы, поразившей остров 1989 г., которая напрямую угрожала революции и ее социальным завоеваниям. В 2004 г. высокопоставленный руководитель иностранной турфирмы: «даже самые мелкие функционеры признают, что открытые маленькие фирмы в целях частной инициативы и децентрализации крупных предприятий, в рамках «нового мышления», более всего заинтересованы в деньгах, чем в идеологии, и власти, наконец-то, поняли, что они, порождая коррупцию, являются раковой опухолью, более опасной для революции, чем американские ракеты». Именно в этом контексте Фидель Кастро произнес важную речь в Университете Гаваны, 17 ноября 2005 г. в которой он предупредил, что революция не необратима, и что главная угроза исходит изнутри. Главные опасности — коррупция и бюрократизм. Это верные слова, вытекающие из переходного характера общества на Кубе.

Национализированная плановая экономика — невероятный прогресс относительно капитализма, но пока революция не вышла за рамки национальных границ, извне неизбежно будут исходить контрреволюционные тенденции, что грозит подорвать политическую и экономическую основу революции. Не смотря на то, что самые тяжелые годы «Специального периода» позади — крах Восточного блока, подорвал стабильность кубинского общества. Мы должны всегда помнить, что Куба крошечная страна, со слаборазвитой экономикой, находящаяся в экономической блокаде, организованной США. Но что самое удивительное — даже в этих тяжелых условиях, революция выжила и существует сегодня. Это стало возможным не только из-за ее грандиозных социальных завоеваний, но также и из-за огромного запаса политической поддержки среди масс.

Самый поразительной пример, такой поддержки, мы видели в течение всего «Специального периода», когда кубинцы, несмотря на все страдания, голод, крах транспортной системы, прекращения подачи электроэнергии и нехватки самых элементарных средств для нормальной экономической деятельности, смогли выстоять и не погасить пламя революции.

В контексте огромных трудностей и дефицита, давления империализма, моральная сила руководства революции, особенно Фиделя Кастро непосредственно и поддержка масс стали решающими факторами.

Это очень важный момент: отсутствие реставрации капитализма на Кубе в 90-е годы, стало следствием политических, а не экономических факторов. Массы почувствовали поддержку перед лицом неблагоприятных условий. Память о героическом периоде революции всплыла повторно, руководство имело сильную моральную и политическую волю сопротивляться капитализму. Несмотря на все трудности, минимальный уровень жизни, революция выжила, проявив невиданный запас энергии.

Экономика любой страны порвавшей с капитализмом, но находящейся в изоляции, неизбежно будет находиться перед опасностью капиталистической реставрации. То есть революция «может быть повернута вспять». Пока революция не найдет поддержку за своими границами, она вполне может маневрировать, идти на уступки, пока сохраняется главный вопрос: массы готовы поддерживать и двигать вперед революцию, их солидарность и революционная сознательность, их по словам Троцкого «плебейская гордость», их интернационализм. Если все это отсутствует, и, прежде всего, отсутствие желания лидеров, поддерживать пламя революции, то революции будет угрожать опасность.

Конечно, в этом неравновесии, в котором оказывается революция, внутренние факторы имеют важное воздействие, как положительное, так и отрицательное. Начало венесуэльской революции, как части вселатиноамериканского сдвига влево, социализм становится в повестку дня, и это также повлияло на позицию руководства.

Меры рецентрализации, начатой на Кубе в начале этого десятилетия (типа ограничений частного бизнеса и автономии госкомпаний, запрет хождения доллара и др.) весьма связаны с переменами в латиноамериканской политики.

На Кубе, перед самой болезнью Кастро, было предложение прописать в конституции социалистического характера революции. Была начата серьезная кампания против «капиталистического загрязнения». Было вычищено много коррумпированных высокопоставленных чиновников, которые брали взятки у иностранных компаний. Несмотря на все эти меры, корни контрреволюции еще не выкорчеваны до конца. Дефицит основных продуктов, двойная валютная система, наличие черного рынка все эти проблемы еще реальность. Одновременно произошло уменьшение производительности труда, так как покупательная способность заработной платы была сокращена до минимума. Даже при правильной ориентации руководства, массы не могут долгое время оставаться в состоянии революционной напряженности, жертвуя настоящем ради будущего. В конце концов, если ожидания глубоких социальных перемен не осуществляться, то на смену энтузиазму, придет рутина, скептицизм, индивидуализм и деполитизация масс.

Ситуация на Кубе осложняется тем, что перемены вверху происходят во время, по причинам, которые мы уже объяснили, когда барьеры прокапиталистических тенденций были ослаблены.

Что обещает Рауль Кастро и что от него ждать?

После того как Рауль Кастро перенял бразды правления у заболевшего Фиделя, он стал позиционировать себя как «прагматика», более заинтересованного экономикой, чем политикой. Это первое что скажут вам кубинцы, встреченные вами на улице. Они считают, что Фидель, был «большим идеалистом», что он более интересовался «политикой» и «международными отношениями», в то время как Рауль более чувствителен к «повседневным конкретным проблемам людей». И очень знаменательно, что в своей первой речи, как президента, 24 февраля, Рауль не делал упора на венесуэльскую революцию, от исхода которой напрямую зависит кубинская революция. Новый президент выдвинул на первый план несколько важных политических и экономических шагов. Он призвал повысить роль материального стимулирования. Иными словами легализовать рост диференсации заработных плат. В переходной экономике денежно-товарные стимулы могут быть, конечно, использованы. Но самый эффективный способ увеличить производительность труда и успешно бороться против коррупции и воровства, это дать рабочим самим почувствовать себя хозяевами средств производства и дать им возможность самим принимать решения, по затрагивающим их вопросам. Это может быть достигнуто только при демократическом рабочем контроле.

В своей речи Рауль также не исключил возможности переоценке песо. Он также сказал: «товары и услуги распространяемые раньше на эгалитарных основаниях, типа карточек, в современных условиях нашей экономики, становятся иррациональными и нежизнеспособными».

Он также призвал, к уменьшению «чрезмерного количества инструкций и запретов». Это относилось к возможности иностранных путешествий, приобретения мобильных телефонов, компьютеров и т.д. Еще одной объявленной мерой было дальнейшая либерализация частного сельскохозяйственного производства, и разрешение им на рыночные цены. Эти меры схожи с политикой «perfeccionamiento empresarial» (улучшение деловой эффективности) выдвинутой Раулем Кастро несколько лет назад. Эта компания была начата в армии, а затем была распространена и на другие государственные структуры. Главная цель этой компании — «эффективность».

Ясно, что все эти новые меры, указывают направление «открытия» экономики и расширение материальных стимулов. Конечно, эффективность, фундаментальная вещь в любой экономике, не исключая, и плановую. Вопрос должен стаять, до какой точки можно идти по этому пути, иначе дорога может привести к крушению революции и постепенному восстановлению капитализма, как это произошло в Китае. Китайская модель «социализма», а точнее капитализма, достаточно привлекательна для определенной секции кубинского политического руководства. Идея что «рыночные механизмы» необходимы, для перехода к «лучшему социализму», стала широко распространена среди кубинских экономистов, даже среди многих из тех, кто искренне ненавидит капитализм. Все эти факторы породили в населении мнение, что возможно сохранение бесплатного здравоохранения и образования, дешевое коммунальные платы и другие социальные завоевания, наряду с элементами капитализма. Отсюда видно, что даже при том, что кубинская революция и ее завоевания, имеет массовую поддержку, существует большая опасность идеологического разоружения. С другой стороны, рост кубинской экономики, которая испытала в прошлые годы, важные преобразования, не гарантия против опасности реставрации. В данном политическом и социальном контексте, экономический рост может ускорить процесс социального дифференцирования, что может привести к ситуации, когда привилегированное меньшинство, попытается приспособить систему к своим потребностям.

Да, мы должны осторожно читать данные о Кубе в буржуазных СМИ, но важно, что компании находящиеся под управлением Армии, представляют 89% экспорта, 59% от туризма и 66% поступлений в твердой валюте. (La Vanguardia, 26 февраля 2008) Согласно Гарольду Дилла (Haroldo Dilla) преподавателя Университета Доминиканской республики, который несколько лет назад порвал с кубинской революции считает, что кубинские ВС самая организованная группа на Кубе и что именно ВС имеют наибольшее число экономических проектов. Как считает Дилла генералитет Кубы выступает за твердость в политике и либерализм в экономике, и они готовы пойти по китайскому пути.

В кубинском журнале, предназначенном для иностранных инвесторов, в статье названной «Текущая ситуация и перспективы», было написано: «туристический сектор, без сомнения, имел большое влияние на народное хозяйство в прошедшие 17 лет (1990-2007). Доход в этой области вырос в восемь раз, в то время как число туристов выросло в шесть раз, а число гостиниц утроилось. Все это имело большое воздействие на промышленность, строительство, транспорт и другие сектора».

Сектор услуг с 57% в 1989 г. вырос до 77,1% в 2006 г. Одновременно, промышленность упала с 33% до 18,2%, сельскоехозяйство с 10% до 4,7%. Сегодня, более 70% валюты, более 60% рабочих мест и более 60% инвестиций приходятся на сферу услуг. (Внешняя торговля Кубы, март 2007).

Динамизм и вес, приобретенный определенными отраслями производства — те, которые могут легче конкурировать на мировом рынке — не обязательно отвечают потребностям большинства населения и усиливают социальную поддержку революции. Например, слабость сельскогохозяйства, означает, что 80% продовольствия приходится импортировать, по высоким ценам.

Конечно, экономика, подвергающаяся блокаде, вынуждена принимать меры, для максимизации поступления твердой валюты, но это не должно подрывать плановую централизованную экономику: при сознательном участии рабочего класса в принятие решений. Согласно тому же журналу: «в 80-е все внешнеторговые операции были сконцентрированы в 30-50 государственных компаниях. В конце 2006 г., более 360 компаний были уполномочены выполнять внешнеторговые операции и создавать смешанные предприятия». Принимая во внимание важность монополии внешней торговли в плановой экономике, удивительно следующее заявление: «главный принцип кубинской торговли — принцип автономии компаний, которые сами ведут переговоры, без вмешательства административных или правящих органов».

Еще один важный фактор — отношение империализма. Одна группа империалистов, поняв, что силовым путем революцию не победить, призывают снять эмбарго и стимулировать капиталистические отношения на острове. Крупные капиталисты, такие как Карлос Солчага, также поддерживают эту позицию, надеясь, что любые экономические послабления приведут к возвращению наемного труда и создания частного предпринимательства.

Будущее должно быть определено

Однако, будущее революции пока не определено. Мы показали опасности, которые угрожают революции, так как мы считаем, что необходимо сделать все, чтобы сохранить и расширить завоевания революции. Эта революция имеет большой запас прочности, среди самых сознательных слоев населения. Революционное пробуждение идущее по всему латиноамериканскому континенту и экономический кризис развивающейся в мире, также будут влиять на сознание кубинцев.

Буржуазные СМИ стремятся использовать любой момент критики и напряженности на Кубе, что бы провозгласить «банкротство диктатуры Кастро» и «начала перехода к демократии». Их цинизм не имеет пределов! Кубинцы хорошо видят, на примере Гуантанамо, что такое «западная демократия».

В своих отчаянных попытках буржуазные писаки не брезгуют откровенной ложью и подтасовками. Так западные СМИ распространили «информацию» о протестах студентов в Университете Информационных Наук в Гаване (UCI) и что один студент был даже арестован. Это была преднамеренная ложь для распространения на Западе. Самое интересное во всем этом, это то, что студенты выступали с позиций революции и социализма. Их идеи были скрыты буржуазными СМИ, а студенты призывали к большему участию населения в экономической и политической деятельности.

Из этого видно, что даже после лет инерции и рутины, существует революционные и социалистические настроения среди молодежи, которая, несомненно, найдет поддержку среди ветеранов революции, и которые не сказали еще своего последнего слова. Другой пример этого — собрание в честь Октябрьской революции в Гаванском университете, на которой 500 студентов пели Интернационал. Будущее революции зависит от двух вещей: прямое участие масс в политической и экономической жизни страны и распространения социалистической революции на другие страны. Иного пути нет. Не бывает никакого «рыночного социализма», никакого «капитализма с человеческим лицом». Единственная альтернатива капитализму — рабочая демократия, плановой экономике и интернационализм. Реставрация капитализма на Кубе будет означать регресс и огромный шаг назад для кубинского народа, в сравнение с которым трудности Специального периода покажутся раем. Достаточно посмотреть на соседние страны: Сальвадор, Гондурас, Гватемалу или Гаити, в которых моральный и экономический распад доминируют над обществом, в которых осуществляются жесточайшие репрессии. Это следствие следования этих стран по пути капитализма.

Судьба кубинской революции еще не решена окончательна, будет напрямую зависеть, от решительности и теоретической зрелости сторонников социализма. Наше будущее находится в наших руках.

  • Да здравствует кубинская революция!
  • Да здравствует социализм!
  • Да здравствует рабочий класс и интернационализм!
  •