Главная Враг Капитала Восстания на английском флоте в 1797 г

Восстания на английском флоте в 1797 г

E-mail Печать PDF

Идеи Французской революции вызвали брожение даже за Ла-Маншем. Неприятным сюрпризом для правящего класса Великобритании стали выступления моряков королевского флота в апреле и мае 1797 г. Хотя флот уже тогда считался становым хребтом британской империи положение людей служивших на нем было сравнимо с положением рабов. Жалование моряков не увеличивалось с 1653 г., но даже эти гроши постоянно задерживались, чтобы удержать матросов от дезертирства. Так же из страха перед дезертирством моряков принуждали почти все время проводить на кораблях. Их служба проходила в атмосфере террора со стороны офицеров и боцманов. Матросская пища поставляемая недобросовестными поставщиками была такого скверного качества, что из солонины ножами вырезались шкатулки и табакерки, которые даже покрывались лаком.

Многие матросы были завербованы на флот насильно или обманом. Вербовщики подпаивали людей в кабаках, и жертва просыпалась уже на корабле в открытом море. Другие, нанимались на флот, чтобы избежать тюрьмы или долговой ямы.

В феврале и марте 1797 г. на имя Адмиралтейства и Лорда Хова, командующего эскадрой патрулировавшей Ла-Манш пришло много анонимных посланий от моряков требовавших увеличения жалования. Их требования были проигнорированы. 16 апреля 1797 г. моряки Флота Канала (на поля — так в Англии называют пролив Ла-Манш) отказались снятся с якоря и покинуть стоянку в Спайхеде, недалеко от Портсмута. Мятежники взяли под свой контроль корабли и выдвинули по два депутата с каждого судна для переговоров с адмиралами. Вопреки славной морской традиции французского, русского и испанского флотов во время революции выкидывать за борт офицеров, англичане всего лишь ссадили на берег нескольких особенно ненавистных и жестоких командиров. Служба на кораблях проходила как и прежде, за исключением того, что суда подчинялись выбранным депутатам.

Мятежники всячески демонстрировали свою лояльность королю и обещали немедленно выйти в море при появление французов. Их требования сводились к увеличению жалования, наведения порядка в снабжение кораблей продовольствием, организацией ухода за больными и ранеными увольнению с флота уголовного элемента. В конечном итоге, 23 апреля британское адмиралтейство приняло большинство требований мятежников и мятеж утих.

Но уступки морякам требовалось согласие Парламента, а с ним власти не спешили. Матросы почувствовали себя обманутыми. 7 мая бунт вспыхнул снова. Адмирал Колпойс приказал своим офицерам стрелять по восставшим. Несколько человек было убито, но повстанцы захватили корабль. Адмирал вместе с офицерами чуть не оказался на рее, но усилиями депутатов его и еще более 100 офицеров высадили на берег. Через два дня парламент одобрил улучшения условий службы. 50 наиболее ненавистных офицеров были заменены. 15 мая второй мятеж в Спайтехеде был закончен и корабли вышли в море осуществлять блокаду французского побережья.

Тем временем еще одно восстание вспыхнуло 12 мая в Норе. Матросы служившие на линкорах и фрегатах стоявших в этом порту кроме требований озвученных Спайтхеде выдвинули дополнительные условия. Они хотели автоматического права на отпуск в при стоянках в порту, более равного распределение призовых денег (награды за захваченные корабли), амнистии дезертирам и права вето на назначение непопулярных офицеров. Как и в Спайтхеде повстанцы установили у себя жесткую дисциплину, прервали всякое сношение с берегом и грозились расстрелять любое судно, которое рискнет покинуть их ряды. Но в отличие от Спайтхеда английское адмиралтейство отказалось вести переговоры с повстанцами и прекратило поставку продовольствия на корабли.

Если в Спайхеде восставшие установили коллективное руководство, то в Норе у движения был лидер, опытный моряк по имени Паркер. Правда многие матросы не любили его за то, что он вел себя как «президент» и упивался властью. Сам Паркер высказывал презрение к «низшим классам», которые он описывал как «трусливые, эгоистичные и неблагодарные». Раздоры среди повстанцев на время утихли, после присоединения к ним нескольких кораблей из эскадры адмирала Дункана вернувшихся от Большого Ярмута. На кораблях были подняты красные флаги и была провозглашена «Плавучая республика». Но вскоре среди матросов вновь вспыхнули разногласия. Месяц спустя после начала мятежа все восставшие корабли сдались. 29 мятежников из Норе были казнены.

После восстания 1797 г. в английском языке слово «strike» означавшее «спустить паруса» приобрело новое значение — «забастовка».