Главная Враг Капитала Рабочие Китая встречают год Крысы

Рабочие Китая встречают год Крысы

E-mail Печать PDF

Каждый раз во время Китайского Нового года, в мире начинается самая большая миграция рабочих, 120 миллионов китайских рабочих, ежегодно в эти дни уезжают на праздники домой. В этом году снежные заносы и сугробы перекрыли железные дороги и шоссе неожиданно породили общенациональный хаос.

В стране с рыночными ценами на уголь, остаются государственными цены на электричество. Менеджеры электростанций не отказываются платить цену, назначаемую приватизированными шахтами. Так как выпавший снег перекрыл дороги, запасов угля на электростанциях осталось всего на 8 дней или 40%. В Чанджоу (Chenzhou), с 4 млн. населением электричество не было в течение 8 дней.

Правительство мобилизовало 250 000 солдат и полицейских, а также 770 000 дружинников для поддержания порядка. Главные партийные чиновники отправились в инспекционные поездки, для умиротворения масс. Бюрократы прекрасно понимают, что в любой момент может последовать взрыв.

В данный момент на вокзале Гуанджоу, откуда поезда идут в провинцию Гуандун, скопилось около 400 000 рабочих-мигрантов. Несколько дней назад их было 800 000, но постепенно по мере очистки путей движение понемногу возобновилось. Однако, в общей сложности около 30 миллионов человек не смогли приехать на праздник домой за прошедшие несколько дней. Рабочие-мигранты вынуждены были оставаться на предприятиях и ограничиться звонками по телефону своим родным. Для многих, поездка на родину к родным, за тысячи километров, от места работы — невосполнимый удар по бюджету.

Учитывая масштаб и серьезность проблемы, затрагивающей более 75 млн. человек, правительство и генералитет смогли быстро организовать уборку снега. Они смогли избежать некомпетентности, проявленной американскими властями во время урагана Катрин в Новом Орлеане. В Китае с его централизацией власти управляемой бюрократией, государство все еще способно мобилизовывать и организовывать народ на решение поставленных задач.

Однако, рабочие прекрасно понимают, что именно бюрократия ответственна за ошибки и неумелое руководство, которые и вызвали расстройство в инфраструктуре. Пока богатые могут путешествовать куда захотят и в любое время, бедняки не могут даже съездить к себе домой, даже один раз в год. Рабочие-мигранты живут в фабричных бараках, лачугах и строительных площадках, строя городские здания и квартиры для богачей, или производя предметы потребления для мирового экспорта. Чувство того, что «высшие» живут за счет «низших» становятся все более распространенными среди рабочих.

Официальная линия профбоссов: «Китай строит «гармоничное социалистическое общество», — хотя зачастую в своих выступлениях они и забывают слово «социалистическое».

Всекитайская Федерация Профсоюзов (ACFTU) должна представлять весь рабочий класс страны, ее задача удерживать рабочих от антиправительственных выступлений. Представители ACFTU на фабриках, обычно назначаются сверху, они играют смягчающую роль во время трудовых конфликтов. В нынешней проблеме Нового года ACFTU обязался организовать поездки рабочих-мигрантов домой. В прошлом году профсоюз обеспечил транспортом 30 млн. мигрантов.

В профсоюзах состоит более 150 млн., из них 41 млн. рабочие-мигранты. Многие задаются вопросом, почему ACFTU имеет так мало влияния несопоставимого с ее массовостью? ACFTU, по мнению рабочих, как представитель правительства, должен защищать рабочих против предпринимателей и контролировать соблюдение трудовых прав.

Пока ACFTU не участвует в острых трудовых конфликтах, профбюрократия пытается получить определенное стратегическое положение на рабочих местах, служить партии и правительству как социальный стабилизатор, т.е. ограничению распространения рабочих протестов.

Правительство недавно изменило свой взгляд на забастовки и демонстрации. В 2005 г. министр МВД заявил, что «в текущей ситуации, массовые протесты — серьезное проявление социально-экономического напряжения в обществе. Они не оппозиционеры и не имеют ясной политической цели». В этом есть некоторая доля правды. Протесты госслужащих в середине 90-х зачастую имели революционные лозунги типа: «покончить с новыми капиталистами» и «государство принадлежит рабочим». Теперь этих лозунгов нет, но это не значит, что они не могут появиться в будущем.

    Правительство осторожно использует полицию и принуждение. Это происходит по двум главным причинам:
  1. Партбоссы полагают, что рынок отделяет экономику от политики, и что только власти могут вступать от имени рабочих в их спорах с «плохими» капиталистами.
  2. Партруководство и правительственные органы стремятся предстать посредниками между рабочими и предпринимателями. Главный кандидат на эту роль — ACFTU, который и должен сохранять «социальное партнерство и социальный мир». ACFTU — типичный представитель реформизма.

По всей стране законы о заработной плате, условиях труда, рабочего времени, охраны труда и т.д. повсеместно нарушаются капиталистами. Боссы и менеджеры думают, что «коммунистические законы, принятые в Пекине можно безнаказанно игнорировать», так же как антикоррупционные законы, которые они также не соблюдают. Каждая запятая в законодательстве используется буржуазией, для того чтобы избежать выполнения обязательств перед рабочими. По закону при реструктурировании предприятий: закрытие, банкротстве и любых других фундаментальных изменениях, необходимо созыв и одобрение «съезда рабочих» (Генеральная Ассамблея Рабочих). Практически этот пункт никогда не выполняется.

Реструктурирование госпредприятий не было настолько простым, как предполагалось. Несоответствие между правовыми нормами и действительностью, часто приводили к волнениям во время и после реструктурирования. Например, на нефтяном месторождении Shengli 20 000 рабочих подписали соглашения о сокращении, но когда цена на нефть выросла, они поняли, что их обманули. В ноябре 2005 г. несколько тысяч уволенных рабочих, заблокировали администрацию, требуя вернуть им работу.

В частном секторе 30 000 рабочих в свободной-экономической зоне Далянь в сентябре 2005 г. начали забастовку. Средняя зарплата в Даляне составляла 1 600 юаней в месяц. Однако, на фабриках зарплата была всего 500 юаней. В июле 2005 г. забастовала Тошиба, рабочие смогли добиться повышения зарплаты на 150 юаней. Забастовка распространилась на десять других японских фабрик города. То, что рабочие этих фабрик жили в одних и тех же бараках, стимулировало быстрое распространение забастовки. Некоторые забастовки и протесты за прошедшие два года, показали, что рабочие смогли наладить координацию и взаимодействие между собой, при помощи сотовой связи и Интернет.

К сожалению ACFTU ведет себя так, словно нет никакого классового конфликта. Они считают себя проводниками и гарантами «гармоничного национального развития». Профсоюз обычно не участвует в организации забастовки или другого классового выступления. Однако, ситуация меняется, на предприятии Uniden в Ченчене, 16 000 рабочих забастовали, под руководством профсоюза.

В 2005 г. китайская Академия Общественных наук издала «Обзор по вопросу социальной гармонии и стабильности». На вопрос: есть ли конфликт между социальными группами в Китае? 16,3% ответили «нет никакого конфликта»- 44,9% — «небольшой конфликт»- 18,2% — «довольно сильный конфликт»- 4,8% — «очень серьезный конфликт». Резко выросла враждебность к демагогии о «гармонии». Обзор также показал, что «неравенство» воспринимается как главная проблема Китая, тогда как в 2001 г. эта проблема стояла только на пятом месте.

Так как сегодня ядро рабочего класса в частном секторе, составляют рабочие-мигранты, ACFTU был направлен на организацию мигрантов, чтобы помочь партии и правительству иметь возможность влиять на потенциально взрывоопасную ситуацию. Были случаи, когда низовые партчиновники и профбоссы ACFTU играли определенную роль в протестах.

С началом мирового кризиса, особенно падения спроса в США, Китай встает перед проблемой уменьшения экспорта и падения цен на акции. В такой ситуации неизбежно начнутся волнения внутри партии, что отразиться и на ACFTU. КПК приняло некоторые прогрессивные законы, направленные на защиту рабочих, но необходима мобилизация рабочего класса, для давления на предпринимателей, не желающих выполнять трудовое законодательство.

Во время своего основания 1 мая 1925 г. ACFTU создавал гоминдановцы и конфуцианцы, которые выступали за «социальную гармонию» с капиталистами. В 1927 г. Гоминдан запретил ACFTU, убив при этом многих активистов.

Чтобы защитить права рабочих, необходимо сильное и боевое профсоюзное движение. Никакие «хорошие» законы не смогут создать «социальную гармонию» и хорошую жизнь для всех. В год Крысы мы неизбежно увидим новые все более массовые и решительные выступления рабочих.