Главная Враг Капитала Смерть кровавого мясника

Смерть кровавого мясника

E-mail Печать PDF

27 января 2008 умер бывший диктатор Индонезии генерал Сухарто. Этот человек ответственен за убийство сотен тысяч коммунистов во время переворота 1965 г. Точное число убитых до конца неизвестно, но точно известно, что вырезано было от полумиллиона до трех миллионов. Главным образом, это были левые и профсоюзные активисты, студенческие и крестьянские лидеры. Несмотря на эти чудовищные преступления и чудовищную коррупцию (он украл миллиарды долларов) кровавый палач умер в своей постели, неподсудным.

Десять лет назад, он был свергнут в результате массового движения, которое и покончило с его кровавым 32-х летним правлением. Сухарто родился в 1921 г. и начал свою карьеру офицером голландских вооруженных сил в 1940 г. Когда голландцы позорно сдали Индонезию японским оккупантам, он поступил на службу в японскую колониальную армию.

После провозглашения индонезийской независимости в 1945 г., он вступает в недавно созданную индонезийскую армию. Таким образом, Сухарто смог отслужить в трех армиях различных государств за менее, чем десять лет. Это было характерно для этого циничного и беспринципного человека, готового служить кому угодно. Если бы Компартия Индонезии (PCI) пришла к власти, можно не сомневаться, что он бы служил новому режиму.

Он гордился отсутствием у себя каких-нибудь политических принципов. Как вспоминает один из знавших его офицеров, Сухарто как-то в 1948 г. сказал: «Моя политика — находится на кончике штыка». Два десятилетия спустя индонезийцы испытали на себе верность этого утверждения.

После провозглашения независимости страны ее руководил бонапартист Сухарно, который пытался проводить политику балансирования между классами, для удержания власти. PCI была самой крупной компартией вне советского блока. Она имела три миллиона членов, десять миллионов рабочих входили прокоммунистические профсоюзы и столько же крестьян в крестьянские организации. Кроме того, коммунистов поддерживали около 40% в армии.

Это были силы намного большие, чем были у большевиков в России в 1917 г. PCI легко могла взять власть, но она проводила порочную сталинистскую политику Двух стадий. Именно эта теория заставила их поддерживать буржуазного бонапартиста Сухарно, и проводить классово-коллаборационистскую политику, по указке из Пекина. Американские империалисты были обеспокоены силой PCI и составили заговор, направленный на ее уничтожение и свержение Сухарно. ЦРУ интриговало с офицерами придерживающихся правых взглядов, пытаясь организовать переворот. Руководство PCI было осведомлено об этих приготовлениях.

Вместо организации всеобщей забастовки и народного восстания, лидеры PCI попытались решить проблему убийством реакционных генералов 30 сентября. Такая тактика оказалось провальной, потерпела неудачу, и политическая инициатива перешла к правым и Сухарто. Реакция спешно мобилизовала банды фанатиков-мусульман, для резни коммунистов. По всей стране шла кровавая оргия. Сотни тысяч рабочих и крестьян были зверски убиты, на глазах всего «цивилизованного мира», который спокойно взирал на это преступление.

Сегодня ни для кого уже не секрет, что это ужасающее кровопролитие было организованно и активно поддержано ЦРУ. Великобритания также полностью поддержало это преступление против человечности. Целю этого, было закрыть Индонезию для коммунистов, пока США воюют во Вьетнаме.

Еще одной причиной этого преступления были огромные природные богатства страны, на которые положили глаз американские корпорации и капиталисты. Кровавая диктатура Сухарто запретившая профсоюзы и забастовки, отдала Индонезию на откуп международному капиталу. В ответ империалисты закрывали глаза на его воровство и коррупцию, и те огромные суммы, которые он спрятал в иностранных банках.

В течение 32 лет проводил диктаторскую политику при полной поддержке западных «демократов». The New Order ставила его в пример как модель для демократии в Азии. Никого на Западе не волновали страдания индонезийцев, отсутствие какой-либо демократии, и процветающая в стране зверская эксплуатация.

Однако, когда капитализм пошатнулся в Индонезии, во время кризиса 1997 г., мировое сообщество поспешило обвинить Сухарто в «превышение власти». Внезапно и вдруг, после десятилетий полного молчания, «демократы» обнаружили, что в Индонезии не все хорошо с «правами человека». Капиталисты испугались народного движения, которое стало угрожать самой системе. Сегодня, когда этот мясник мертв, они снова запели о пользе диктатора, который «несмотря на свои ошибки» двинул Индонезию вперед.

Это обнажает все лицемерие империалистов, которые поют хвалу демократии, только тогда, когда это идет им на пользу и одновременно готовых поддерживать любую, даже самую кровавую диктатуру.

Реакция масс

Когда тиран ушел в отставку в 1998 г. люди не могли в это поверить. Массы вышли на улицы, где был устроен общенациональный праздник. Десятилетия его правления, казалось, исключили любую возможность, его ухода. Но как не раз доказывала история — когда массы выходят на улицы, ни один тиран не сможет удержать власть.

С тех пор прошло уже десять лет, настроения масс изменились. Победа буржуазной демократии не сопровождалась никакими видимыми улучшениями условий жизни народа. Во многих отношениях ситуация стала хуже, чем десять лет назад. Именно поэтому настроения масс противоречивы. Некоторые недовольны тем, что диктатор и его присные так и не понесли заслуженного наказания за учиненную резню и коррупцию. Другие сравнивают нынешнюю ситуацию, с тогдашней, и сравнение зачастую не в пользу нынешних времен.

Проблема состоит в тои, что для большинства индонезийцев жизнь не стала лучше после свержения диктатора. Под личиной «демократии» в стране фактически усилилась эксплуатация рабочих. Это вполне логично, так как для правящего класса «демократия» означает свободу эксплуатации. Как следствие, в последние годы в стране проводилась ничем не ограниченная неолиберальная политика. Все госкомпании и предприятия приватизируются. Государственные субсидии отменяются. Неудивительно, что массы скептически относятся к результатам «реформ» 1998 г («Реформази»).

Некоторые левые сразу же поторопились обвинить массы в слепоте и забывчивости. Да с течением времени, многое забывается. Многие молодые люди не имеют личного опыта жизни при Сухарто и не ощутили на себе жестокости его режима. А некоторые из более старого поколения, вспоминают старый режим, при котором жизнь была более сносной, а рис более дешевым.

Любой знающий психологию масс поймет это. Но одна вещь — отношение масс, и совсем другое, отношение профактивистов и самозваных демократов.

Истинная природа «Демократии»

После смерти Сухарто, все эти «демократы» с неприличной поспешностью поспешили отдать дань мертвому диктатору. Среди них был и Гас Дер (Gus Dur), бывший президент Индонезии (1999-2001 гг.) и один из трех основных реформистских лидеров (Гас Дир, Мегоати (Megawati) и Амин Рэйс (Amien Rais)) движения 1998 г. Этот «демократ» сказал: «Индонезия потеряла своего благородного сына». Но он не стал упоминать о миллионах других сыновей и дочерей Индонезии, которые были вырезаны кровавым режимом. И не ясно о каком «благородстве» человека можно говорить, укравшего миллиарды долларов у своего народа.

Летом 1998 г. непосредственно перед тем, как быть свергнутым, Сухарто перевел 9 миллиардов в банки Австралии. Его личное состояние оценивается в $16 миллиардов, не считая щедрые дары жене, шести детям, братьям и внукам.

Семья этого «благородного сына нации» имела монополию на печать денег, чем она и занималась, обогащая себя. Его жена Тин (Tien) более известная под прозвищем «Госпожа 10%», владела мукомольными заводами Богазари и имела монополию на импорт и перемол пшеницы. Его сын Томми (Tommy) владел торговлей гвоздиками, дочь Тутут (Tutut) владела всеми платными дорогами, еще один сын Бамбанг (Bambang) имел лицензию на проводку мобильной связи. Другие члены семьи имели контроль над ТВ сетями и другими ключевыми секторами экономики. Таким образом, все эти «благородные сыновья и дочери» создали себе состояния, грабя народ Индонезии, и ввергнув миллионы людей в нищету.

Еще более отвратительны были слова Мегоати (Megawati) дочери Сухарно, которого в свое время свергнул генерал Сухарто и которого он держал под домашним арестом до самой его смерти. Она «искренне просила, чтобы душа Сухарто была принята богом». Интересно, как его на небесах, по ее мнению будет принимать ее отец?

Еще один «герой демократии», Амин Рэйс, известный государственный деятель, заявил, что хоть «раньше мы и были врагами, теперь это все в прошлом» и «мы должны быть благородны». Разве это не пример самого отвратительного и отталкивающего лицемерия? Людей, которых долгое время убивали, пытали и грабили, теперь призывают забыть все. Они должны показать свое «благородство» кровавому палачу. Плачь этих «демократов» – следствие полного банкротства «демократии» и реформизма. Сегодня они хором поют: «Простим его, он много сделал для нашей страны». Сухарто сам никогда не просил прощения, и не признавал за собой никакой вины, и не показал никаких признаков раскаяния. Он умер, как и жил – закоренелым циником и неисправимым преступником. Все эти мелкобуржуазные и буржуазные реформисты вновь показали свое истинное лицо. От имени этики, они пытаются оправдать свое собственное политическое и моральное банкротство. Они призывают «прощать врагам», тем самым, пытаясь скрыть свою неспособность отдать под суд преступников виновных в убийствах и репрессиях миллионов людей.

Но они и не могут по-другому. Их интересы никогда не были такими же, как у рабочих. Они напрямую связаны с интересами империалистов и иностранного капитала. Все они сторонники капитализма. Суд над Сухарто, обнажит вину капитализма и всего правящего класса Индонезии. В этом вся предательская природа реформизма. Все воочию убедились, в самой грубой форме, что не существует такой вещи как прогрессивная буржуазия или мелкая буржуазия Индонезии.

Перспективы для левых

Для левых смерть Сухарто дает мало поводов для радости. Конечно, есть некоторое удовлетворение, что этот монстр сдох. Но то, что система осталось прежней не дает повода для радости. С 1998 г. правящий класс смог восстановить многое из потерянного. Нынешнее правительство Сузило Бамбанге Юдхойоне (Susilo Bambang Yudhoyono) даже не постеснялось объявить семидневный траур по Сухарто. Власти даже дошли до верха бесстыдства, предложив предоставить Сухарто статус национального героя. Такие действия были невозможны 5-10 лет назад. Это есть отражения того факта, что массы полностью разочарованы в буржуазной демократии, которая не произвела никаких фундаментальных перемен в условиях жизни народа. Массы все еще ждет перемен, но они также видят, что «Реформази» 1998 г. не принесла им ничего. Обвинять массы в нежелании революции из-за большего количества людей надевших траур в эти дни, значить совершенно, не понимать психологии масс. Это должно заставить нас задуматься над ошибками движения и более упорно бороться за социалистическую революцию. Сегодня задачи демократической реформы не могут быть отделены от задач социалистической революции. В странах типа Индонезии, не может быть никакого разговора просто о «демократической» реформе. Реформисты показали, что они неспособны выполнить обещания данные в 1998 г., например, обещание отдать под суд Сухарто.

Только рабочий класс, может выполнить эти демократические реформы, как составную часть социалистических. Необходима немедленная национализация промышленности и передача ее под рабочий контроль.