Главная Враг Капитала Почему мы едим отраву?

Почему мы едим отраву?

E-mail Печать PDF

Откормленные диоксинами цыплята, коровы зараженные «коровьем бешенством» пьющие сточные воды и исколотые гормонами, генетически измененная соя, трупы животных используемые как корм для скота, химикаты для изготовления минеральной воды и Coca-Cola. Список некачественной пищи становится все более и более длинным. Причиной этого процесса является, стремления ТНК к получению наибольшей выгоды, даже за счет здоровья людей.

Каждый раз когда очередной скандал с вредной для здоровья пищи вырывается наружу, продажные СМИ делают все чтобы представить это исключительным и единичным случаем, и поскорее убирают его со страниц газет.

Власти проявляют полную некомпетентность, а зачастую просто соучаствуют производителям пищевой отравы, вместо жесточайшего контроля (Так Еврокомиссия разрешала присутствие диоксина в пище). Диоксин в прошлом не однажды был обнаружен в цыплятах. В мае 1998 г. повышенный уровень диоксина был обнаружен в молоке, произведенным на севере Франции.

Причиной этого загрязнения стали перерабатывающие отходы установки, которые загрязняли окрестности. Диоксин попадал заражал траву, на которой паслись коровы, скапливался в их жировом слое, и оттуда попадал в молоко. Чем дольше жила корова, тем больше в ней скапливалось диоксина.

В цепи потребления последним оказывается человек, который вынужден потреблять загрязненную пищу мясо и молоко загрязненные диоксинами (цыплят питавшихся жирами животных, промышленными отходами и сточными водами). В последнем звене этой цепи количество диоксина достигают наибольшей концентрации, превышая начальный уровень в тысячу раз.

Поэтому мы не должны удивляться, тому факту, что сегодня, концентрация диоксина в женском молоке, гораздо выше, чем в молоке коровы. Именно поэтому многие новорожденные обречены на болезни и слабое здоровье.

Сжигание отходов — все еще остается основным источником выбросов диоксина. Несмотря на все усовершенствования установок по сжиганию мусора, количество диоксина выбрасываемого ими в атмосферу все еще очень высоко. Сегодня самый технологичный мусоропереробатывющий завод, выбрасывает в атмосферу 250 млрд. пикограмм в год (1 пикограм = 0,0000001 грамма) По опубликованным данным, в бельгийских цыплятах, одних из самых «чистых» (хотя величина диоксина в них была выше установленной нормы) было найдено около 550 тысяч пикограмм диоксина. Отсюда легко высчитать, что количество диоксина, выбрасываемого ежегодно одним мусоропереробатывающим заводом, достаточно чтобы загрязнить полмиллиона цыплят.

Очевидно, также, что не весь выбрасываемый заводом оседает в цыплятах. Не забудем, один мусороперерабатывающий завод в среднем работает около 20 лет. Сложим общее количество таких заводов, и поймем, насколько большое количество диоксина выбрасывается в атмосферу. Среднедушевое количество выбрасываемого диоксина в Европе составляет 13.2 микрограмма. Самая высокая концентрация в Бельгии — 45.2 микрограмма на человека.

В прошлом, в 1980 гг. британская пищевая промышленность начала либерализацию производства говядины стремясь сократить издержки. Последствия стали катастрофическими для здоровья животных и людей. В 1996 г. эпидемия коровьего бешенства показало, всю остроту проблемы. Нам снова объявили, что это частный случай и что вся остальная европейская говядина вполне безвредна. Только немногие осмеливались признать, что в этом виновата система производства, построенная на стремление получения максимальной прибыли.

Во всем обвинили простых фермеров, которые стали одними из главных пострадавших, хотя истинными виновниками были крупные компании, производящие корма. Ничего не было сделано для поиска и исправления первопричины, зарождения эпидемии. Сегодня, трупы животных используются для производства кормов, чтобы увеличить содержания белка в кормах. Мясная промышленность повышала свою конкурентоспособность, за счет неистощимого источника сырья — переработанных в корма отходов скотобоен.

Главная причина — аграрная политика Общего рынка, которую поддержали все правительства ЕС. Решения принимались с согласия всех членов ЕС. Разрешение кормить свиней и цыплят трупами животных привело к нежелательным последствиям. Только несколько месяцев спустя после принятия этого решения, в 1997 г. ЕС пришлось согласиться на забой миллионов свиней из-за вспышки эпидемии.

Эта «операция» обошлась в миллион ЭКЮ (1 млрд. евро) половину из которых заплатили налогоплательщики. После скандала с бельгийскими цыплятами Франция еще раз предложила запретить корма, произведенные из трупов животных. Но капиталисты сумели заставить всех замолчать.

Мощные лобби

Никакие отдельные меры не устранят проблему, которая порождена самой системой ориентированной на прибыль. ТНК производящие корма, антибиотики и стимуляторы роста диктуют свою волю аграрной политики Общего рынка. Согласно официальной статистике, на скотоводческих фермах с количеством поголовья свиней менее 100 голов стоимость используемых антибиотиков на одну свинью составляет 60 евро. Но на крупных свинофермах эта цифра достигает уже 120 евро.

Отсюда видно, что цель состоит не в том, чтобы содержать животное здоровым, а в искусственном достижение увеличения веса через постоянное использование антибиотиков, убивающих малейшую инфекцию. Общеизвестно, что сальмонелла, которая легко распространяется среди домашней птицы, составляет 70% из всех случаев массовых отравлений в Европе. Бактерии мутируют и становятся более стойкими из-за чрезмерного использования антибиотиков, что, в свою очередь, все больше затрудняет лечение инфекционных заболеваний у людей.

Научный комитет ЕС опубликовал отчет, в котором призывает упорядочить Нынешнее широкое использование антибиотиков. Но до сих пор ЕС так и не начал рассмотрение этого вопроса. Они действительно не понимают опасности? Конечно, нет, но вся беда в системе. Этот сектор оперирует 250 млрд. долларов.

Рабочие должны бороться за свое право на безопасное питание, не меньше, чем за рабочие места и достойную зарплату. Отдавать эту проблему на откуп мелкобуржуазным экологическим или потребительским группам, значить оставлять все как есть, в лучшем случае будет резонанс в СМИ.

Решение только одно: пока производство пищи будет находиться в руках капиталистов, мы так и будем, есть отраву. Как мы уже отметили принятие все новых законов, не поможет решению проблемы, власти больше прислушиваются к словам представителей крупного капитала, чем к словам, людей которых они «представляют». Хорошая и здоровая пища может быть достигнута только при национализации продовольственных корпораций и переходом к демократическому планированию и использованию ресурсов. Даже на кухне социализм — единственное решение.