Главная Враг Капитала Референдум в Венесуэле

Референдум в Венесуэле

E-mail Печать PDF

После, длительной задержки, венесуэльская Национальная Избирательная Комиссия объявила результаты референдума по конституционной реформе. Сказали «да» 4 379 392 человека (49,29%), «нет» 4 504 354 человека (50,70%). Чавес по ТВ признал эти цифры. Он заметил, что «пока» реформы не были одобрены, он будет изо всех сил продолжать строить социализм. Этот результат с восторгом был принят правой оппозицией и всеми реакционными силами. Впервые за десятилетие они одержали победу. В богатых районах Каракаса всю ночь шли гулянья. «Наконец мы смогли показать, что Чавес может быть побежден! Наконец движение к коммунизму было остановлено! Наконец мы преподнесли урок черни!».

Радость реакционеров является преждевременной и преувеличенной. Результаты показывают, что число голосующих сторонников оппозиции увеличилось. По сравнению с президентскими выборами 2006 г. оппозиция приобрела 100 000 голосов, а Чавес потерял 2.8 миллиона. Эти люди не перешли в стан оппозиции, а просто воздержались от голосования. Это значит, что поддержка контрреволюции значительно не увеличилась.

Буржуйская пропаганда

Многие факторы повлияли на результат референдума. Буржуазия имеет в своих руках мощное оружие для формирования общественного мнения. Они мобилизовали все реакционные СМИ в истеричной кампании лжи и клеветы против Чавеса, Революции и социализма. Эта кампания паники несомненно имела эффект на наиболее отсталые слои населения. Давление было огромно. Католическая церковь, возглавляемая реакционной Епископальной Конференцией, призывающей с амвонов церквей против Чавеса и «безбожных коммунистов». В Ultimas Noticias, одной из самых популярных газет, на месте для рекламы был размещен текст, в котором говорилось, что государство национализирует детей и будет отменена свобода совести.

В Карабобо (Carabobo), региональная Notitarde на первой полосе в день выборов написала «Сегодня Вы решаете, и это решение навсегда», а ниже фотоколлаж пустых прилавков и фото Кастро с подписью «это социалистические будни Кубы».

Это полностью опровергает пропаганду лживых мировых СМИ об отсутствие свободы слова в Венесуэле. Эта агрессивная кампания была развернута несколько месяцев назад, когда правительство решило не возобновлять лицензию RCTV, реакционного ТВ-канала, ставшего осиным гнездом реакционеров всех мастей, играющей важную роль в путче 2002 г.

Проблема не в том, что Революция ограничивает демократические права оппозиции и посягает на «свободу слова».

Беда в том, что Революция была слишком мягкой к своим противникам, слишком терпеливой, слишком нерешительной. Она оставила слишком большую власть в руках олигархии и ее приспешников. Революционеры сами дали оружие в руки реакционеров, которое последние эффективно использовали для саботажа революции.

Абсентеизм

Все это так, но не отвечает на вопрос, почему сторонники «Нет» победили. Главный элемент стал воздержание от голосования: многие чависты не пришли голосовать. Почему же они не пришли? Бюрократы и циники из среднего класса обвиняют массы в апатии. Это ложь. Массы последовательно голосовали за Чавеса на всех выборах и референдумах. Они массово пришли на выборы в декабре прошлого года. Но теперь у них появились признаки усталости. В чем причина?

Несмотря на бесконечные разговоры о социализме капиталисты все еще имеют крепкие позиции и используют свою силу и богатства для борьбы с Революцией. Путчисты 2002 г. находятся на свободе, изрыгая ложь и клевету на Революцию. Крестьянских активистов убивают, и власти ничего не могут с этим поделать. Несмотря на все прогрессивные реформы правительства, которые, несомненно, помогли беднякам, большинство все еще живет в бедности. Проблема бездомных так и разрешена. Саботаж владельцев и капиталистов вызывает нехватку основных продуктов питания. Все это угнетающе действует на настроения масс. Большинство народа все еще поддерживают Чавеса и Революцию, но появляются явные признаки усталости. После десяти лет массы устали от постоянных речей, парадов и демонстраций, бесконечных выборов и референдумов. Они хотят меньше слов и больше реальных дел: действий против хозяев и капиталистов, действий против коррумпированных чиновников. Прежде всего они требуют решительных действий против Пятой Колонны состоящей из правых чавистов, которые рядятся в красные рубашки и разглагольствуют о социализме XXI века, но выступают реальных социалистических шагов и саботируют Революцию изнутри. Если Боливаринское движение и PSUV не будут очищены от этих реформистов, карьеристов и бюрократов, Революция погибнет.

Пятая Колонна

Бюрократия снова показала свою полную неспособность организовать серьезную массовую кампанию. Они не смогли адекватно ответить на ложь оппозиции. Они не смогли разъяснить реальную пользу от принятия поправок к конституции, массам, например, пользу от введения 6-тичасового рабочего дня. Как они могли пропагандировать подобные шаги, если сами выступают против них? Этот саботаж Пятой Колонны понятен как рядовым активистам, так и врагами революции.

Time magazine глумился: «Даже некоторые союзники Чавеса желают притормозить президентский радикализм. Разговоры о будущих реформах, они подменяют вопросом концентрации власти в руках Чавеса. Среди инициатив президента: устранение ограничений на переизбрание президента- отмена автономии ЦБ- создание региональных вице-президентов. Провинциальные руководители, такие как социалист Рамон Мартинес, губернатор Сукре, считает последнее предложение централизацией федеральной власти и предательством Чавесом Боливаринской революции. «эта революция должна была породить больше плюрализма в Венесуэле» в — говорит Мартинес. Мы не хотим мегагосударства по типу СССР».

Любой прочитавший эти строки, сразу поймет, почему не было развернуто никакой серьезной кампании. Рамон Мартинес никакой не социалист, а лидер Podemos, группы ренегатов, отколовшихся от Боливарианского Движения накануне референдума, и развязавших кампанию за голосование «Нет». Его речи не должны ни кого удивлять. Но это не исключительный случай. В Апуре губернатор, палец о палец не ударил, чтобы организовать победу на референдуме, многие другие вели себя также. Бюрократы вели себя точно также, как и год назад во время президентских выборов.

Товарищ в Мерида (Merida) отмечал: «Это была глупая кампания, в которой призывали голосовать за «любимого» Чавеса. Правые построили свою кампанию более агрессивно. Они заявляли, что у людей отберут все: дома, автомобили, детей. Все отнимет социалистическое государство».

После оглашения результатов референдума в прямом эфире государственного RNV, большинство звонивших обвинили бюрократию в этом поражение. Многие вспоминали отношение губернаторов чавистов и мэров, которые не только не организовали кампании, но даже саботировали ее. Эти чиновники боялись реформ не меньше оппозиции. Они прекрасно понимали, что массы воспользуются этим референдумом для расправы не только с правящим классом, но также и против реформистов и бюрократов в рамках Боливаринского движения.

Тактика Бадуэльа

Заявления оппозиции после референдума, очень серьезны. Первый выступающий был одним из лидеров реакционных студентов. Третьем выступал Розалес сокрушительно проигравший Чавесу на президентских выборах. Вторым выступающим был, никто иной, как генерал Бадуэль бывший министр обороны.

Что говорил Бодуэль? Он призывал к национальному согласию и переговорам с Чавесом. Он публично отказался от намерения переворота. Улыбаясь, он предложил «руку дружбы». Это весьма хитрая и коварная тактика, что подтверждает нашу характеристику, что он умный и хитрый контрреволюционер. Эта новая тактика оппозиции, отражает реальное равновесие сил, на данный момент. Несмотря на победу в референдуме, контрреволюция все еще не набрала достаточно сил.

Революция не должна питать малейших иллюзий в отношение «доброй» контрреволюции. Надо помнить слова Шекспира: «В мужских улыбках спрятаны кинжалы». Предложения мира — западня. Не может быть никакого согласия и примирения между Революцией и Контрреволюцией, между бедными и богатыми, эксплуататорами и эксплуатируемыми.

Единственная причина «добрых» улыбок оппозиции и перемены ее тактики — то, что реакционеры не могут победить Чавеса прямыми действиями. Они слишком слабы и они прекрасно понимают это. Наиболее глупые оппозиционеры кричат о победе. Но после пьяного веселья, неизбежно тяжелое похмелье. «Победа» досталась крайне тяжело. Оппозиция преуспела только в том, что смогла мобилизовать дополнительно всего 100 000 человек. Кроме того, подобная борьба не выигрывается простым голосованием. Солидный буржуа и его семья, владелец маленькой лавки, студенты из богатых семей, государственные чиновники «обиженные» чернью, пенсионеры ностальгирующие о «спокойных старых временах» IV Республики, спекулянты, воры и аферисты, набожные старики и старухи, которые идут на поводу реакционного клира, представители среднего класса утомленные «анархией»: все эти элементы являются огромной электоральной силой, но в классовых битвах их ценность ровна нулю.

Равновесие классовых сил

Реальный баланс классовых сил, показали митинга в последние дни перед референдумом. Как и в декабре 2002 г., оппозиции пришлось приложить огромные усилия, для сбора большой демонстрации. Однако, на следующий день центр Каракаса был затоплен морем красных рубашек и знамен. Соотношение сил было 1:5 или даже 1:8 в пользу чавистов. Картина еще более четкая, если посмотреть на молодежь. Студенты представители правых — ударный отряд реакции. Именно они организовывали провокации и погромы. На своем самом крупном митинге они смогли собрать 50 000 человек, по самым оптимистическим подсчетам. Это значительно меньше сил мобилизуемых молодежью поддерживающей Революцию.

На стороне Революции подавляющее число трудящихся. Это главная ее сила. Страна остановится без рабочего класса. Это колоссальная сила, если она мобилизована и организована.

А армия? Реформисты типа Хайнца Дитерика — постоянно зациклены на этой теме. Да армия — решающий аргумент. Но армия всегда отражает тенденции в обществе. Венесуэльская армия пережила десятилетие революционного шторма и напряжения. Революция изменило ее. Большинство рядовых солдат дети рабочих и крестьян, лояльны Чавесу и Революции. Сержанты и младшие офицеры тоже. Но в более высоких эшелонах, ситуация иная. В прошлые недели появились слухи о тайных офицерских собраниях, некоторых офицеров даже пришлось арестовать. Это серьезный сигнал!

Среди офицеров, многие лояльны Чавесу, другие поддерживают оппозицию и контрреволюцию. Больше всего среди них аполитичных обывателей, симпатии и антипатии которых колеблются вместе с переменами в настроение всего общества.

Генерал Бадуэль взял примирительный тон, что показывает: у контрреволюции, в настоящее время, нет сил на военный переворот. Серьезные контрреволюционеры (включая их хозяев из ЦРУ) понимают, что время для переворота еще ни пришло. Сегодня любая попытка путча, выведет на улицы массы людей готовых бороться и умирать за Революцию. При такой ситуации венесуэльская армия станет ненадежным инструментом для путчистов. Это неизбежно приведет к гражданской войне, в которой у контрреволюции мало шансов победить. Все понимают, что поражение контрреволюции в открытой войне, станет осиновым колом в грудь капитализма в Венесуэле. Именно исходя из этих, практичных соображений, Бадуэль и принял мирный тон. В действительности он тянет время, надеясь, что условия изменятся в благоприятную для реакции сторону. Нужно признать, что такая тактика единственно правильная. Время не работает на Революцию.

Пагубная роль сект

Бадуэль теперь призывает созвать Учредительное собрание. Ирония в том, что именно это требование выдвигали аргентинские PO и другими левыми сектантами. Ультралевые уже агитировали в антиреферендумной кампании, поэтому это неудивительно.

Орландо Чирино и другие «троцкисты», призывающие портить бюллетени, нанесли удар в спину революции. Эти люди настолько ненавидят Чавеса, что уже не могут отличить реакцию от революции. Это уже не только не революционные силы, но даже не прогрессивные. Но пусть мертвые сами хоронят своих мертвецов. Реакционеры и империалисты гораздо лучше понимают ситуацию, чем все эти сектантские клоуны и придурки. Массы были пробуждены к политической жизни Чавесом и верны ему. Буржуазия шла на все, чтобы свергнуть Чавеса, но не преуспела в этом. Каждая ее контрреволюционная попытка была уничтожена массовым движением.

Именно поэтому реакция решила быть терпеливой и выжидать своего часа. Чавес был избран на шесть лет, у него в запасе еще пять. Прежде всего, буржуазии необходимо было обезопасить себя от возможности продления правления Чавеса. Именно в этом был смысл победы на референдуме. Они надеются, что если они, так или иначе, избавятся от Чавеса, то Движение распадется и ослабнет, что позволит вернуть власть капиталистам Оппозиция осторожна, так как понимает свою слабость. Она не может начать открытое наступление. Вместо этого на основе «национального согласия» буржуазия пробует, заставить Чавеса свернуть социалистическую программу. Если они преуспеют в этом, то тем самым, деморализуют ряды чавсистов, и усилят бюрократов и реформистов. Это хорошая тактика, но существует одно «но». Несмотря на результат референдума, им придется терпеть Чавеса до 20013 г. За пять много, что может произойти. Именно поэтому они призывают созвать Учредительное собрание. Они надеются протащить новый референдум, о досрочных выборах, на которых надеются победить с кандидатом Бадуэлем.

Почему они настолько уверены в победе? Потому что Революция не была доведена до конца: важнейшие экономические рычаги остаются в руках врагов Революции, и есть предел терпению масс.

Необходимы решительные шаги!

Несколько лет назад, в мае 2004 г. я опубликовал статью Тезисы о революции и контрреволюции в Венесуэле, в которой говорилось: «Полагаться только на готовность масс приносить жертвы — ошибка. Массы готовы жертвовать собой ради завтрашнего дня только до определенной точки. Это необходимо всегда помнить. В конце концов, решающий экономический вопрос». Сегодня они сохраняют свою силу. В своей статье от 27 ноября 2007 г. Эрик Демистер, ссылаясь на статистические службы, отметил, что дефицит продуктов питания становится просто невыносимым. Молоко, мясо и сахар стали труднодоступными. Нехватка ощущается и с другими продуктами. Очереди стали обычным явлением. Демистер сравнивает ситуацию с ситуацией в Чили 70-х. Для масс вопрос социализма и революции не абстрактный вопрос. Трудящиеся Венесуэлы лояльны Революции. Они продемонстрировали готовность идти на жертвы ради нее. Но если ситуация не будет изменяться к лучшему слишком долго, то массы утомятся. Деморализация начнет распространяться с самых отсталых слоев на остальных.

Массы могут спросить, мы слышим только одни речи, но не видим действий. Какой смысл в демонстрации? Каков результат голосования? Если все остается по старому? В этом главная опасность для Революции. Когда реакционеры почувствуют эти настроения, они перейдут в наступление. Передовые элементы рабочего класса окажутся изолированы. Массы станут, глухи к призывам. Именно тогда контрреволюция и нанесет свой удар.

Те, кто говорит, что Революция слишком быстро рванула вперед, что необходимо остановиться передохнуть, пойти на компромисс ради спасения Революции, наивно ошибаются. Массы разочаровываются не, потому что Революция слишком быстра, а наоборот, потому что слишком нерешительна. Растущий дефицит продуктов питания и инфляция, затрагивает, главным образом, рабочих, являющихся основой чавизма. Невозможно сделать половину революции. Если мы пойдем на поводу у реформистов сторонников Хайнца Диьерика, то мы, несомненно, погубим революцию. Поступать таким образом, это значит самим рубить под собой сук.

Выборы и классовая борьба

Марксисты не отказываются участвовать в выборах. Мы не анархисты. Рабочие должны использовать все демократические завоевания, для организации своих сил.

Избирательная борьба в Венесуэле играла важную роль мобилизации и организации масс. Но у нее есть пределы. Классовая борьба не может быть сведена к избирательной арифметики. Судьба революции не зависит от строчек в законодательстве или конституции. Революции выигрываются и проигрываются не адвокатских конторах или на парламентских дебатах, а на улицах, на фабриках, в университетах, в казармах. Многие забывают об этом. Реформисты наивно полагают, что рабочие должны соблюдать юридические нормы. Но еще Цицерон отметил: «Salus populi suprema est lex» (польза людей – высший закон). Мы добавляем: Польза революции –высший закон. Контрреволюция не показала никакого уважения к закону в апреле 2002 г., если б они победили, то немедленно отменили бы конституцию 1999 г. Теперь, вдруг, они кричат о «святости» той самой конституции.

Даже после поражения на референдуме, Чавес имеет достаточно полномочий для экспроприации банкиров и капиталистов. Он имеет большинство в Национальном собрании и чувствует поддержку венесуэльцев. Национализация земли, заводов и банков была бы встречена массами с огромным энтузиазмом и восторгом. Число воздержавшихся на референдуме – предупреждение. Массы требуют решительных шагов. Может быть, это поражение встряхнет революционеров. Оно может пробудить массы к новым революционным шагам. Маркс отмечал, что революция нуждается в кнуте контрреволюции. Мы не раз наблюдали это в ходе революционного процесса в Венесуэле.

Нельзя сделать омлет, не разбив яйца. Невозможно победить, имея связанными руки. Революция не игра в шахматы с устоявшимися правилами. Это смертельная борьба антагонистических классов. Победить может кто-то один. Поражение на референдуме, может стать этим животворным ударом хлыста. Рядовые чависты разъярены и возмущены действиями бюрократии. Они требуют провести чистку Движения, и изгнать правые элементы. Это абсолютно необходимо!

Лозунги момента должны стать:
  • Ни шагу назад!
  • Никакого компромисса с оппозицией.
  • Вперед Революция!
  • Долой бюрократов и карьеристов!
  • Экспроприация капиталистов!
  • Оружие рабочим!
  • Да здравствует социализм!
  •