Главная Враг Капитала Лекарства убийцы

Лекарства убийцы

E-mail Печать PDF

27 апреля британский Канал 4 показал документальный фильм «Смерть ради лекарств», в котором показали, как далеко готовы пойти фармацевтические компании ради сертификации своих лекарств и увеличения прибылей. Этот фильм вызвал огромный резонанс. Вывод, который делают авторы: «если все останется, так как есть, то еще много людей умрет ради лекарств».

«Подопытные свинки»

Фармацевтические ТНК все более и более используют страны Третьего мира как место, для испытаний новых лекарственных препаратов, подальше от строгих инспекторов Европы и Америки.

В 1996 г в Нигерии вспыхнула, разразилась эпидемия менингита. Эта вспышка стала дополнительной к двум эпидемиям, бушующим в регионе. Эти эпидемии прошли незамеченными за пределами Нигерии, но не прошли мимо компании Пфайзер, которая срочно послала самолет для испытания нового препарата. Новый препарат, тровафлоксакин, известный под маркой Трован, никогда прежде не испытывался на детях.

Эпидемия менингита затронула более 150 000 человек, более 15 000 из них умерли. В Инфекционной больнице Кано «Врачи без границ» успешно лечили пациентов известными и проверенными методами.

В то же самое время Пфайзер начала свои исследования и испытания Трована. Правила испытания лекарственных препаратов регулируются Нюрнбергским Кодексом, подписанным после Второй Мировой войны. Самый важный пункт этого Кодекса гласит, что пациент или его родители должны дать добровольное согласие на испытания, после объяснения им всех возможных рисков.

Журналисты утверждают, что Пфайзер не получил письменное согласие ни от одного из родителей детей, подвергнутых обследованию. В ответ Пфайзер заявил, что они не знали английского, а многие не умели ни писать, ни читать. Но отец Анна (6 летнего ребенка умершего во время испытаний), свободно говорит по-английски, на арабском и хауса, грамотен. Кроме того, 100 родителей из 200 сказали, что никогда не давали никакого согласия, так как их никто даже и не спрашивал. Теперь эти люди решили подать иск на Пфайзер.

Другое главное требование Нюрнбергского Кодекса — обязательное одобрение Независимой Комиссии по этике проводимых испытаний. Фармацевты предоставили письмо Комиссии по Этике Больницы Кано. Но адвокаты пострадавших сумели доказать, что это фальшивка.

Южнокорейские больные лейкимией пострадавшие от Новартис

Ясно что Пфазер готов был пойти на любой подлог ради получения медицинского разрешения на новый препарат, сулящий многомиллионные прибыли. Герой фильма, Аннас теперь страдает от серьезных болей в колене, которые мешают ему двигаться. Как объяснил местный врач, это побочный эффект от применения Трована. Известно, что родители Аннаса не давали никого согласия на эксперимент над своим сыном, да их никто и не спрашивал.

Еще один пример, из показанного фильма случай с девочкой. Она весила всего 19 кг, когда на ней стали испытывать Трован. На второй день, несмотря на ухудшение положения, Пфайзер решил продолжить испытания. На третий день она умерла. Местный доктор это обычное явление менять лечение, если пациенту становится хуже. «Я думаю, они просто играли жизнью ребенка», добавил он.

Сегодня Пфайзер удовлетворен, этими испытаниями в Кано «все было правильно». В своем письме Хуан Уолтенспилд отвечающий в Пфазер за детские болезни, приводит такие аргументы против испытаний: Трован никогда не испытывался прежде на такую форму менингита, препарат не был рекомендован для пациентов страдающих от недоедания, а также отсутствовало письменное согласие. Доктор Уолтенспид вскоре после этого был уволен, и имеет трудности с получением нового места. После того, как все это всплыло на поверхность, Трован был отозван с рынка.

Фильм показывает, что это не единичный случай, все больше и больше фармацевтические компании переводят свои испытания в слаборазвитые страны, так как там легче обойти законы и правила. Главный итог — то, что капиталисты используют людей в качестве подопытных свинок, не спрашивая их согласия, ради скорейшей легализации своих лекарств и получения новых прибылей.

Не нравятся результат? Убейте исследователя

ТНК используют все методы и способы давления ради продвижения своих препаратов на рынок. Доктор Нэнси Оливери работает в Педиатрической Больнице Торонто одной из крупнейших в мире. Оливери ищет альтернативный метод лечения лейкемии. Его больные страдают от малокровия, им приходится проводить переливание крови раз в несколько недель. Побочный эффект такого лечения — разрушение сердца и печени. Им необходим препарат, отторгающий излишнее железо. Сегодня для этого необходима двухчасовая процедура очистки.

Новый препарат L1, был представлен как альтернатива, Апотекс решил финансировать медицинские испытания, ответственным назначили доктора Оливери. Это обычная практика. Частная фармацевтическая фирма оплачивают испытания лекарств разработанных в государственных клиниках, а после получает все права на этот препарат. (Этот факт, разрушает миф ТНК, которые оправдывают высокие цены на лекарство дороговизной исследований. На самом, деле почти всегда, частный бизнес не имеет никакого отношения к исследованиям, ограничиваясь оплатой испытаний лекарств в государственных клиниках).

Испытания Оливири относительно L1 первоначальны были успешны и давали обнадеживающие результаты. Но когда уровень железа у пациентов начал расти, врачи решили изменить испытания. По прибытие домой Оливери нашел у себя на автоответчике сообщение из Аптекас, от вице-президента компании. Ему с недвусмысленно сообщали, что клинические испытания L1 приостановлено, он отстранен от эксперимента и что L1 должен, как можно скорее поступить в продажу. Ему запрещали говорить о результатах эксперимента, кому бы то ни было, даже самим испытуемым, а если она огласит результаты, то компания подаст на него в суд.

Апотекс был неудовлетворен результатами испытаний и поэтому эксперимент был свернут. С точки зрения компании самое главное протолкнуть новый препарат на рынок (даже не закончив исследования), и начать получать прибыль. Зачем же тогда портить хорошие показатели, неудачными испытаниями?

После получения данных эксперимента доктор Оливири был подвергнут преследованию по телефону и угрожающих писем, которое крайне «запугало его». Так как он начал объединяться с другими врачами больницы, то и они стали получать угрожающие сообщения. Приходили анонимки с угрозами. В конце концов, при помощи ДНК установили, что эти письма посылал один из докторов этой же больницы, который все еще находился на финансирование Апотекс.

ТНК фармацевтические компании имеют огромные средства, поэтому имеют безграничные ресурсы для давления и проталкивания своих интересов. Во время этого скандала и полемики об L1, Апотекс пожертвовал средства на строительство нового здания больницы Университета Торонто, филиалом которой и является Педиатрическая клиника. Доктор Оливери был отстранен от руководителя исследований лечения лейкемии.

Так как Оливери, в отличие от большинства докторов, продолжал выступать против нового препарата, Апотекс решил перенести испытания в Европу. Наконец в 1999 г. европейская комиссия лицензировала L1. Оливери и его соратники в настоящее время оспаривают это решение. «Пока что до конца так и не определено, безопасен этот препарат, или нет» — говорит он.

В ответ Апотекс попытался опровергнуть данные исследований Оливери, приведя список 3 000 «ошибок» во время эксперимента. Независимая экспертиза признала эти данные Апотекс не обоснованными.

После предания гласности войны Оливери против Апотекс, он получил сотни писем от других врачей, которые писали, что они также столкнулись с подобной ситуацией. Многие из них пострадали за свою принципиальность.

Даже редактора престижных и влиятельных медицинских журналов, включая «Ланцет» и Журнал американской Медицинской Ассоциации, признали, что ощущают давление со стороны Большой Пятерки (Пять крупнейших фармацевтических ТНК). Такая же ситуация и с университетами, которые зависят от частных пожертвований. Капиталистов от медицины волнуют только прибыли, они готовы пойти даже против медицинской науки, если она будет им мешать.

«Спасибо. Теперь Вы можете умирать»

Больные лейкемией Южной Кореи участвовали в испытаниях нового препарата фирмы Новартис, после сертификации лекарства, компания назначила на него такую цену, что эти же самые пациенты теперь не могут его купить и скорее всего их ждет смерть.

Вот печальный пример больного Иунга. Он в последней стадии болезни и ему оставалось жить всего шесть месяцев. Понятно, что он стал одним из первых, который согласился на эксперимент нового препарата Гливек Новартис. Препарат был успешен и четырнадцать месяцев спустя он все еще был жив. Новый препарат был одобрен в рекордные сроки, сейчас он в свободной продаже.

Новартис решил продавать лекарство в Южной Корее по цене $19 таблетка. Это значит, что годовой курс будет стоить $55 000, сумма неподъемная для большинства больных. Иунг вынужден был продать свой дом и переехать с семьей в крошечную квартирку. Тем временем, Новартис получил миллионные прибыли от продажи Гливека. Им совершенно нет дела до больных.

Одна из причин дороговизны новых лекарств — инструкции ВТО, которые дают патент компаниям на 20 лет. Это означает, что фирмы могут заламывать любую цену за лекарства, так как не испытывают никакой конкуренции.

В фильме показано, что компании лгут, когда говорят, что высокие цены обусловлены дороговизной исследований. Как говорят эксперты самые новейшие лекарства, являются «ми-тус» т.е. измененными вариантами уже известных. Также Большая Пятерка вкладывают средства в основном в разработку «лекарств для богачей», главным образом косметологических, так как для них есть огромный рынок сбыта в развитых странах.

Но фармакапиталсты не имеют никакого интереса в исследование лекарств от «болезней бедных» убивающих миллионы людей, таких как туберкулез или малярия (от которых умирает по 6 миллионов ежегодно). Так как этими болезнями в основном страдают жители слаборазвитых стран. Как мы уже отмечали, эти препараты разрабатываются в госучреждениях, а частные фирмы лишь покупают право на их производство.

В определенных случаях правительства государств могут потребовать обязательного лицензирования, которое отвергает права патента компании и позволяет производить или покупать более дешевые аналоги. Наличие сильного государственного сектора позволяет таким странам как Бразилия производить более дешевые версии небольшого количества лекарств и возможность давления на частные компании по поводу цен на лекарства.

Например, Бразилия предлагает Гливек по $8 долларов за таблетку, в противоположность $20-25 на мировом рынке. Но, как известно закон не для богатых. При капитализме, тем более в империалистическую эпоху ТНК имеют мощнейшие ресурсы для обхода любого закона, которые мешают им получать прибыли.

Империализм за работой

Иунг и группа испытывающих Гливек решили потребовать обязательного лицензирования препарата в июле 2001 г. Южнокорейское Министерство Здравоохранения изучило заявление, но получив угрожающее письмо от министра торговли США, что положительное решение о лицензирование, то разразится торговая война.

После этого корейский министр был снят со своего поста. Он предал гласности деятельность фармацевтических ТНК и их роли в его отставки. Иными словами, Новартис имеет достаточно сил, чтобы через американскую администрацию уволить министра независимого государства, если он угрожает ее интересам.

В фильме приведен пример, как Вашингтон так же тайскому правительству, которое попыталась аналоговые версии лекарства от СПИДа. Таиланду пригрозили увеличением тарифов на древесину и драгоценности, которые составляют 30% экспорта страны, и вынудили его отступить.

Позднее Вашингтон заблокировал предложение изменений правил ВТО, которые облегчали производство аналоговых лекарств. Изменения поддержали все страны, кроме США. Это неудивительно, ведь Дональд Рамсфелд один из владельцев крупной фармакологической компании.

Все это тем более возмутительно и подло, потому что это не просто торговые споры, а торговые споры на специфическом товаре, который является вопросом жизни и смерти для сотен тысяч людей.

Между прочим, эти примеры опровергают новые «теории» о существование новой «Империи» без национальной основы. Старый империализм с мощным конгломератом национальных ТНК и банков доминирует над миром через национальные государства.

Группа пациентов испытывающих Гливек решала перебраться в Индию которая так же как и Бразилия производит собственные лекарства. Как рассказал доктор Юзеф Хамид, директор Кипла, его компания готова продавать препарат по цене менее $1 за таблетку (в отличие от $20 Новартиса). Доктор утверждает, что имеет «гуманный подход к бизнесу», но на самом деле, главная причина дешевизны его лекарств, то, что он вынужден конкурировать не столько с ТНК, сколько с местными фирмами. Именно местный рынок, а не «человеколюбие» заставляет его снижать цены.

Причина, почему Индия может себе позволить дешевые лекарства — специфические патентные права страны, позволяющие компаниям патентовать способ производства препарата, а не сам препарат. Это позволяет индийским компаниям изобретать альтернативный метод производства препарата, при этом, не нарушая закон. ВТО сейчас требует, чтобы Индия изменила свои законы, так что интересы Большой Пятерки снова будут гарантированы.

Цены на лекарства убивают

Последний пример из этого фильма — пример Хэро 12-летней больной СПИДом из Гондураса. В стране более 14 000 больных СПИДом и более 60 000 переносчики ВИЧ.

Хэро нуждается в флуконазоуле препарате, запатентованным Пфазер под коммерческим названием Дифлукан. Пфазер продает Дифлукана на миллиард в год, по цене $27 за таблетку в Гондурасе. О Херо ухаживает его тетя. Зарплата ее мужа $90 в неделю. Еженедельная цена курса Дифлукана обойдется ей в $189. Иными словами цены на лекарство просто убивают людей.

Семья Херо и больные СПИД вынуждены проникать за границу страны в Гватемалу, где они покупают это лекарство по 30 центов за таблетку, и заниматься контрабандой, рискуя быть арестованными.

Но даже это не спасает Херо, Фильм показывает, как он в мучениях умирает на пути в больницу. Это еще одно обвинение против фармацевтических компаний и убийц-капиталистов.

Капитализм убивает

Один из южнокорейских больных лейкемией, участвующих в испытание Гливек, говорит: «если бедняк не получит доступа к лекарствам, это не увеличит прибылей компании, а только заставляет бедняков страдать». Это верно, но для капиталистов-фармацевтов пойти на уступки кому-то, значит подвергнуться чрезвычайному давлению, что бы сделать уступки и для других. Это крайне плохо отразится на бизнесе.

Все эти методы и поступки Большой Пятерки или как их называют Фарма-мафии, являются антигуманными и отталкивающими с человеческой точки зрения. Но не надо думать, что боссы фарма-мафии все поголовно моральные уроды (хотя многие из них подойдут под это определение). Реальная причина таких антигуманных действий — рынок. Это логика капитализма. В этом проявляется один из примеров противоречия между частной собственностью на средства производства и потребностями человечества.

Этот фильм прекрасно показывает, как работают эти бездушные ТНК, и их отношение к человеческим жизням. Доминирование на рынке лекарств Большой Пятерки — прямая причина ежедневной смерти миллионов людей по всему миру. Яснее яснова необходимость национализации и передачу под демократический контроль этих гигантов. Только так можно спасти жизни людей.