Главная Враг Капитала Пакистан: штурм Красной мечети

Пакистан: штурм Красной мечети

E-mail Печать PDF

Кровавая резня, 10 июля — еще один эпизод пакистанской драмы. Государство ослаблено внутренним кризисом и экономическим крахом, борется с самолично взращенным монстром — исламским фундаментализмом. Муллы — также ослаблены — поэтому они и пытаются увести внимание масс подальше от их реальных проблем и страданий в сторону религиозного фанатизма.

Углубляющийся внутренний кризис пакистанского государства выплеснулся на улицу, когда диктатор уволил Председателя Верховного суда. В то время, как разные ветви власти воевали друг с другом, клерикалы из Лал Масджид (Красная мечеть) в Исламабаде бросили вызов режиму.

Операция «Тишина»

Конфронтация началась еще в январе этого года, когда власти столицы начали уничтожать мечети и медресе, незаконно построенные на общественных землях. В 2006 г. были построены только в одном Исламабаде, более 60 медресе. Этот рост религиозных учреждений встревожил правительство, которое является ключевым союзником американского империализма, в его «войне с терроризмом». Также как в свое время пакистанское государство было союзником США и Талибан в их войне в Афганистане против СССР.

Когда власти начали сносить мечети клерикалы, призвали своих сторонников к сопротивлению. Красная мечеть, была построена в эпоху генерала Эйюба (1958-1968 гг.). По призыву мулл студентки Джамия Хафса захватили детскую библиотеку.

Все это происходила всего в нескольких шагах от президентской резиденции и Национального собрания. К тому же, Лал Масджид находится совсем рядом со Штабом ИСИ (Пакистанская спецслужба), многие офицеры которой симпатизируют восставшим.

Эта мечеть в 80-е была центром антисоветского Джихада в Афганистане, именно здесь проходили подготовку душманы. Тут же происходили все их экономические сделки.

Правительство, крайне ослабленное растущими внутренними противоречиями, долгое время колебалось, не решаясь на крайние меры. Они боялись, что любая попытка давления на мулл, засевших в Красной мечети приведет к всплытию на поверхность фактов государственных субсидий и поддержки исламским фундаменталистам. Трусость и нерешительность, проявленная государством объясняется желанием скрыть роль секретных спецслужб взращивание фундаментализма.

Именно эти трусливые действия и позволила клерикалам занять агрессивную позицию. Абдул Азиз Гвзи руководитель Лал Масджид, его жена Уме-Эльв Хасан и его брат Абдул Рашид Гази почувствовал нерешительность государства, выдвинули свою реакционную программу.

Первым действием студенток-исламисток, стало похищение «тетушки Шамим», сутенерши, снабжавшей проститутками высокопоставленных чиновников. Эти религиозные фанатички продержали «тетушку Шамим» под арестом в течение 3-х дней допрашивая ее о сексуальных пристрастиях чиновников Мушаррафа.

Перед лицом подобных провокаций правительство показало неспособность повлиять на этих хулиганов, запугивающих местное население, закрывая магазины видео и аудио продукции. Им даже позволяли похитить полицейских, после чего поджечь видео и аудио склады.

Показывая всей стране свою слабость правительство всеми силами старалась найти компромисс с братьями Гази. В ответ из Красной мечети заявили, что лучше умрут, но на уступки не пойдут.

Ситуация достигла кульминации, когда боевики исламисты похитили трех рабочих-китайцев работающих по соседству. Мушарраф столкнулся с сильнейшим давлением из Китая, и ему не осталось другого выхода, как начать военную операцию. Операция закончилась смертью младшего Гази (Абдул Рашида) вместе с еще 300 исламистами. Старший Гази, Абдул Азиз, был схваче при попытке бегства. Среди вооруженных боевиков уничтоженных в Мечете, было восемь военнослужащих Пакистанской армии, включая полковника, капитана и лейтенанта. Это еще раз подчеркивает слабость пакистанского государства и армии.

Красная Мечеть

Исламские фундаменталисты, некогда любимые дети империализма и государства, были в свое время использованы, для сохранения власти и привилегий господствующего класса. Абдулла, отец братьев Гази, был одним из организаторов и пропагандистом Джихада. Уроженец Роджхана, города на юге Пенджаба, он приехал в Исламабад в 60-е годы и стал последователем Пира Деуола Шарифа (местного святого), среди последователей которого был и диктатор генерал Эйюб Хан, который и построил Исламабад. Эта приближенность к Диктатору и позволила ему получить огромную территорию в столице, для строительства мечети, где он и жил вместе с семьей.

Пакистанская революция 1968-1969 гг. поставила в повестку дня вопрос о власти рабочих. Такое развитие событий выбивало почву из-под ног фундаменталистов. Но лидер ПНП Зальфикар Али Бхутто, был не в состоянии продолжить революцию, и эта благоприятная возможность была потеряна. Но при сохранение капитализма было нереально решить стоящие перед страной социально-экономические проблемы, поэтому буржуазия и прибегла к введению в стране диктатуры генерала Зияя. Бхутто также испытывал некоторые симпатии к исламистам, за что и поплатился своей жизнью.

Эра Зия началась с поддержки американского империализма и поощрения Джихада, он поддерживал и финансировал реакционные силы в войне против СССР в Афганистане. В течение всего его правления миллионы долларов передавались душманам через ИСИ, на эти средства строились медресе, где молодежи из бедноты давали «образование», попутно промывая мозги исламистской пропагандой. Тут же они проходили военную подготовку.

После окончания Афганской войны, в Афганистане с новой силой вспыхнула война между разными группами исламистов, ИСИ и ЦРУ поддерживали одних против других. ТНК также поддерживали различные фракции в этой межафганской войне, пытаясь взять под свой контроль природные ресурсы страны и соседних Центральноазиатских стран. Так американская Унокал, дала 30 миллионов долларов Талибану, чтобы те захватили Кабул в 1996 г. Вся эта борьба и торговля кровью обогащала мулл. Все больше мулл, строило свои собственные медресе.

Другим аспектом этой войны стала наркоторговля. В 80-е ЦРУ поощряло выращивание мака и производство опиума, для покрытия расходов на ведение войны. Все муллы без исключения были вовлечены в торговлю наркотиками, сотрудничали с наркоборонами, которые использовали Пакистан, как ворота на внешний рынок, т.к. Афганистан не имеет выхода к морю. ИСИ и армия Пакистана были основными игроками в афганской войне, также были вовлечены в наркоторговлю, и офицеры этих ведомств смогли сказочно обогатиться.

После краха СССР Самуэль П. Хантингтон создал лживую теорию «столкновения цивилизаций», пытаясь затушевать классовые противоречия и подорвать единство рабочего класса. Религия в который раз была использована на службу империализму. Но муллы, которые когда-то были друзьями империализма, теперь выступили против него. Бен Ладен, который искренне служил американцем в Афганистане в 80-е, теперь выступил против своих прежних хозяев. Но он все равно остается врагом угнетенных и эксплуатируемых, так как разделяет людей по религиозному признаку, а не по классовому.

Наркоторговля еще сильнее расцвела после оккупации Афганистана американцами и их союзниками. В 2006 г. в стране был собран рекордный урожай опиума — 6 000 тонн. Самые высокие урожаи были в районах оккупированных США и Великобританией.

Муллы богатеют

Все эти кровопролития, долларовая подпитка и наркоторговля позволили молвис (священникам) превратиться в агрессивных городских хулиганов. Во времена антисоветского Джихада, эти молвис жили очень бедно за счет подаяний. Питались они и их семьи в основном остатками соседской еды. Самые «богатые» молви иногда имели велосипед, на которых они объезжали окрестности в поисках подаяний. Эти люди не имели никакой производительной функции в обществе.

Доллары, потекшие с Запада, превратили этих люмпенов в агрессивно настроенных мулл, которые готовы были убить любого, прикрываясь религией. Теперь, молви, пересели со своих стареньких велосипедов на новые дорогие машины, которых у них стало по нескольку штук, счета в банках и вооруженных телохранителей.

Кто такие студенты медресе?

Согласно данным правительства 74% пакистанцев живет за чертой бедности. Эти цифры показывают глубину обнищания и страданий масс. Люди, страдающие от капитализма, вынуждены продавать свои органы или своих детей, чтобы выжить.

В этой ситуации медресе предлагают страдающим людям убежище есть еда, одежда и жилье. В свою очередь студенты обязаны изучать Коран. Медресе поддерживаются спецслужбами. При помощи средств от наркоторговли и дотаций империалистов подпитывают мелкобуржуазные слои религиозных фанатиков. Торговцы, использующие самые грязные приемы для получения прибыли, стараются откупиться и получить билет на небеса. Именно самые известные торговцы Исламабада были спонсорами строительства Лал Масджид.

Студентам, собранным из самых бедных и угнетенных слоев общества прививается ненависть и фанатизм, против всех кто живет лучше, чем они. Классовые различия и неравенства капитализма используются как инструмент, для защиты интересов правящего класса и разжигания религиозной нетерпимости. Религиозные проповеди и пламенные речи используются, делают из студентов фанатиков, готовых исполнить любой приказ своих наставников, включая убийство и самоубийство.

Фундаментализм и слабость буржуазии

Буржуазия стран «третьего мира» вышла на историческую сцену слишком поздно, чтобы выполнить задачи национально-демократической революции, одной из которых было отделение религии от государства. Под ярмом глобального капитализма буржуазия этих стран не могут развивать элементарную инфраструктуру общества. Маленькие города и деревни, в отличие от больших городов лишены основных жизненных потребностей. Различие между городом и деревней огромно. Нет дорог, больниц и школ. В Пакистане 80% населения не имеют доступа к чистой питьевой воде.

Когда жители отдаленных областей приезжают в главные города, они заряжаются ненавистью представителям правящего класса, живущим в вызывающей роскоши. Эта ненависть толкает их на преступления. Религиозные учреждения и религиозные партии берут под свою защиту этих преступников и используют гнев этой молодежи в своих корыстных целях.

Большинство стажеров смогло найти убежище, в лагерях Кашмира совершив отвратительные преступления у себя на родине. Талибы воюющие в Вазаристане и Афганистане также используют деклассированные элементы, для проведения своей реакционной политики.

Слабость буржуазии позволила армии и клерикалам проникнуть в политику. Вовлеченность генералов в политику и экономику сделала их миллиардерами, и теперь они стараются всеми способами сохранить свои привилегии. Все генералы пакистанской армии имеют акции, недвижимость и счета в банках, контролируют промышленные предприятия от производства минеральной воды, до текстильных фабрик.

Этот рост благосостояния военных, наряду с империалистической поддержкой некоторых фракций и интересов ТНК в регионе, способствовало трещине в пакистанской армии и спецслужбах. Главным яблоком раздора стали доходы от наркоторговли. Все это подрывает власть государства, которое воюет с племенами в Белуджистане и Племенных областях.

Инцидент в Лал Масджид — проявление этой трещины, в ходе которой некоторые секции государства поддержали братьев Гази. Мушарраф пытался спасти братьев Гази, саботируя операцию. Это стало проявлением растущей слабости государства в продвижении своих целей.

Обещанное просвещенное развитие Мушаррафа – демагогия и несерьезная идея, которое не соответствует социальным потребностям страны. Демонстрации мод, фестивали и карнавалы не могут заменить медицину для больных или хлеб для голодных. Этот фарс «просвещения» не решает основных проблем общества, которые вызваны загниванием капиталистической системы. Обещанный Мушаррафом либерализм предполагает только усиления нищеты и страданий, бросает народ в объятия отсталости и реакции.

Последствия

Но события в Красной мечети обнажили не только слабость государства. Стало ясно, что фундаментализм не имеет широкой основы в обществе. Западные СМИ распространяют идею, что фундаментализм – главная сила в Пакистане, тем самым, они стараются обосновать теорию «столкновения цивилизаций». Но путч Гази показал, что фундаменталистам пришлось покориться и вернуться в лоно вскормившего их государства. В этом выражается упадок фундаментализма.

Массы, разгневанные ростом проблем, инфляцией и безработицей, мало интересуются судьбой исламистов. Только муллы экономические интересы, которых затронуты напрямую, запаниковали и вывели на улицы некоторое количество студентов медресе. Оберегая свои позиции муллы, могут пойти на организацию терактов шахидов. Но из-за отсутствия массовой поддержки и тесных связях с государством они вряд ли смогут переломить ситуацию.

Государство могло бы использовать произошедшее для ужесточения режима, и нападений на рабочих. При стремительном разрастании экономического кризиса в Пакистане подобные инциденты будут только множиться, становясь все более и более кровавыми. Государство старается также отвлечь людей от своего позорного бездействия во время недавних наводнений и циклонов в Белуджистане и Стране Сикхов, где погибли сотни людей и около двух миллионов потеряли свои дома. Эти климатические бедствия проявили всю гниль государства и капитализма, когда власти не смогли обеспечить помощь жертвам стихии. Все это неизбежно еще больше расшатывает и так неустойчивую систему.

Есть ли альтернатива?

Руководство Пакистанской Народной Партии (ПНП) традиционной массовой партии не предлагает никакой альтернативы. Частичная победа союза мулл на выборах 2002 г. стала возможна из-за поддержки руководителями ПНП интервенции США в Афганистане (тогда как муллы открыто выступили против). Это позволило им сформировать правительство в Пахтунхва (бывшая Северо-западная граница) и Белуджистане.

Также они смогли получить больше мест в Национальном собрании. С тех пор муллам пришлось обнажиться перед массами. Они не предлагают никакой альтернативы, выполняя приказы МВФ и МБ. Они проводят туже антинародную либеральную экономическую политику.

Руководство ПНП не научилось ничему. Они все также зависят от помощи США, надеясь с помощью Вашингтона вернуться к власти. Во время проведения операции «Тишина» Беназир открыто поддержала Мушаррафа и осудила клерикалов, засевших в Красной мечети. Ту же самую линию проводил и госдеп США. Как не парадоксально, но Талибан был создан во времена правительства Беназир в 1996 г. на деньги Унокал (американский ТНК).

Такая позиция руководства дезорганизовала рабочих. Они страдают от эксплуатации и капитализма. Политика приватизации увеличила страдания масс и безработицу. После широкой приватизации инфраструктура стала стремительно разрушаться. Люди не имеют питьевой воды, электричества, канализации, дорог, больниц и школ. Они переносят основную тяжесть репрессий разрушающейся капиталистической системы. Именно в этом гнилом болоте и зарождаются реакционные силы: фундаментализм, терроризм и фашизм.

Только социалистическая плановая экономика под рабочим контролем может вырвать все общество из этого ужаса. Она не только уничтожит все следы реакции в обществе, но также и низвергнет систему эксплуатации человека человеком. Революционная партия, выдвинувшая в повестку дня социалистическую революцию, сможет повести массы за собой в новый светлый и свободный мир.