Главная Враг Капитала Боливия: революционный кризис достиг пика

Боливия: революционный кризис достиг пика

E-mail Печать PDF

В четверг 31 мая череда демонстраций, в которых участвовали десятки тысяч человек, окружила боливийский парламент. На третей неделе протестов, демонстраций и блокады дорог, более 100 000 рабочих, шахтеров, крестьян, учителей, жителей Эль-Альто и т. д. ищут отдушину своему возмущению в центре Ла-Паса. В день когда возобновилась работа парламента они пришли сюда не для того чтобы просить о чем-либо депутатов, а дабы силой потребовать от них национализации боливийских нефти и газа.

Текущая революционная ситуация в Боливии началась 4 недели назад, когда парламент принял Закон об Углеводородах, увеличивший налоговые отчисления в бюджет. Эти действия парламентариев оказались слишком резкими для ТНК, но ничтожными для массового движения за национализацию, продолжающегося с октября 2003 года. Тогда массы сбросили президента Лосаду, но, в отсутствии ясной альтернативы, его место занял вице-президент Меса, который с тех пор лавирует между олигархами, транснациональными корпорациями и все более труднопреодолимым давлением масс. Закон об Углеводородах стал отражением его неспособности примирить эти противоречивые интересы.

Даже лидеры MAS, которые еще недавно были главной опорой правительства, были вынуждены вывести тысячи крестьян на 190-километровый марш на Ла-Пас. 23 мая они вошли в столицу, где соединились с жителями Эль-Альто (которые объявили бессрочную стачку), шахтерами (отменившими свой профсоюзный конгресс, чтобы присоединиться к протестам), бастующим учителями города и деревни, студентам Общественного Университета Ла-Пасы и прочим. Лидер MAS Лояза признал роль масс и дал парламенту 4 дня на национализацию отрасли и созыв Конституционной ассамблеи: «Иначе мы сами распустим парламент».

С другой стороны олигархи угрожают Месе референдумом за «автономизацию» восточных районов страны (Тарии, Санта-Круз и пр.). Они решили, что им проще будет договориться с ТНК о судьбе расположенных здесь месторождений напрямую. Оказавшись в подвешенном состоянии, Меса начал обрабатывать армию: в своем обращении к Вооруженным силам он встал на защиту иммунитета военных от гражданских судов, рассматривающих дела о убийстве рабочих и крестьян солдатами в октябре 2003 года. Но, несмотря на это, ситуация неоднозначна. Уже два генерала выступили с заявлениями о необходимости отставки Месы, национализации газовых месторождений и создании «народного правительства».

Цукцванг в котором оказалось правительство, когда массы вышли на улицы, нашел свое отражение событиях 31 мая. Очень немного депутатов собралось в здании парламента. Депутаты с востока страны заявили, что они будут ждать референдума 12 августа. Спикер парламента Васа Диас, твердо стоящий на службе интересов правящего класса, покинул парламент спустя несколько минут после своего приезда.

Между тем, лидеры MAS были обвинены правыми депутатами в подготовке переворота. Эво Моралес всегда разыгрывал карту прихода к власти через дискредитацию буржуазной демократии, и он страстно желает созыва Конституционной Ассамблеи. Если Меса пойдет на это, то Моралес и лидеры MAS немедленно демобилизуют своих сторонников. Массовое движение будет разрушено без выполнения главного требования — национализации газовых месторождений. Сегодня Моралес лично гарантировал безопасность членов парламента, которые приедут на сессию. Пытаясь вычислить квадратуру круга, он убеждает олигархов, что Конституционная Ассамблея не отменяет региональной автономии. Фактически, крестьяне, следующие за лидерами MAS (стремительно смещающимися вправо), считают, что Конституционная Ассамблея означает национализацию газа и переход власти в руки рабочих и крестьян. Для олигархов Востока, «автономия» способ контролировать газовые месторождения вместе с ТНК. Как могут сочетаться эти позиции?

Пока массы окружали парламент, чтобы разогнать его, Моралес пытался собрать дискредитировавший себя буржуазный парламент. Лидер Боливийского Рабочего Союза Соларес пообещал «сжечь парламент», если депутаты немедленно не национализируют газ. В результате зале собралось лишь 66 депутатов из 157.

Меса обвинил Солареса и лидера Региональной Федерации Рабочих Эль-Альто Роберто де ла Круза в заговоре с целью захвата власти, не он даже не способен арестовать их. Использование армии вызовет лишь радикализацию движения и гибель режима, да и не факт, что она готова стрелять в рабочих.

Реальная власть оказалась в руках занявших улицы рабочих. Даже парламент может действовать только с их разрешения. Главная проблема сейчас не в силе движения (которое ширится — стачки и перекрытия дорог охватывают всю страну) или готовности идти до конца, а в отсутствии руководства с четкой стратегией захвата власти. В октябре 2003 года рабочие и крестьяне уже свергали правительство, но их лидеры (Соларес и Куиспе) не знали, что делать дальше и власть выскользнула из их пальцев в руки Месы. Существенная часть движения (рабочие, профсоюзы, жители Эль-Альты) уже ясно показали, что они борются за «рабоче-крестьянское правительство». Даже крестьяне, идущие за MAS с ее планами создания Конституционной ассамблеи, видят в этом некую форму такого же правительства, где они будут играть решающую роль.

Критический вопрос — что должно делать рабочее движение? Главным его лозунгом должно стать создание Революционной Народной Ассамблеи, состоящей из выборных представителей всех профсоюзов, крестьянских организаций и т. д, которая должна взять власть в свои руки. Это единственный путь вперед. Боливийский капитализм оказался в ситуации, когда нормальная буржуазная демократия уже не может сдерживать революционное движение масс. Либо рабочие и крестьяне возьмут власть в свои руки, либо буржуазия шаг за шагом консолидирует свои позиции и уничтожит движение самым кровавым образом.