Главная Враг Капитала Венесуэла Боливара в борьбе против капитала

Венесуэла Боливара в борьбе против капитала

E-mail Печать PDF
Исторический контекст Боливарианской революции

Процесс консолидации национального государства и утверждения республиканского строя завершился в Венесуэле, как, впрочем, и в большинстве других стран Латинской Америки, к середине XIX века. Однако уже по прошествии четверти века республиканскому устройству в большинстве латиноамериканских стран пришел на смену режим личной власти политических и военных лидеров, чья политика способствовала развитию экспортных отраслей промышленности и сельского хозяйства, укреплению частной собственности, и, следовательно, углублению процессов первоначального накопления и экспроприации трудящихся, в первую очередь крестьянства.

Режимы личной власти, получив поддержку иностранного капитала, закрепляли зависимое положение стран Латинской Америки в международном разделении труда. Период конца XIX — начала XX веков характеризовался для стран Латинской Америки процессами укрепления влияния промышленной буржуазии, ростом социальных противоречий, ожесточенным соперничеством между либеральными и консервативными группировками. К началу XX века во многих странах установились диктаторские режимы так называемого «революционного каудильизма», представлявшие собой особый тип диктатуры крупной буржуазии и помещиков. По методам проведения социальной политики эти режимы напоминали европейский бонапартизм и зачастую проводили популистскую политику.

Глубокий кризис развития традиционных структур экономики проявился для большинства стран Латинской Америки в 30-е годы XX века. Урбанизация и начавшаяся индустриализация выдвинули на новые позиции крупную национальную буржуазию и средние слои, заставили считаться с растущей силой рабочего класса. Те же процессы углубили и социальное неравенство, способствовали формированию массовых маргинальных слоев населения. Экономический кризис привел к попыткам вмешательства государства в экономику и социальные отношения, осуществления промышленных, аграрных и социальных преобразований.

В середине 30-х годов начался новый этап политического развития Венесуэлы. Смерть в 1935 году диктатора Гомеса, правившего страной 26 лет, открыла путь к переменам. В 1936 году была принята конституция, провозгласившая демократические права и запрещавшая переизбрание президента- издан трудовой кодекс, предусматривавший восьмичасовой рабочий день и право трудящихся на забастовку, получили возможность действовать легально профсоюзы. Тем не менее, уже через год диктаторский режим, хотя и с некоторыми уступками, был восстановлен.

За годы II мировой войны Венесуэла стала одним из крупнейших экспортеров углеводородного сырья. Изменения в экономике способствовали росту городских средних слоев и рабочего класса, сыгравших основную роль в осуществлении переворота 18 октября 1945 года. Власть оказалась в руках «революционной хунты» в составе армейских офицеров и руководства партии «Демократическое действие». Новая конституция, оказавшаяся одной из самых передовых на континенте, объявила органы законной власти (двухпалатный конгресс), декларировала широкие права граждан, определила решающую роль государства в планировании и развитии национальной экономики. Также был принят новый Закон о труде, который установил восьмичасовой рабочий день, гарантии отпусков, права профсоюзов и другие трудовые права.

На выборах президента победил известный писатель Ромуло Гальегос. Однако уже через 3 года, в 1948 году, правительство было свергнуто военной хунтой, возглавлявшейся триумвиратом в составе К. Дельгадо Чальбо, М. Переса Хименеса и Л.Ф. Льоверы Паиса. Хунта распустила Национальный конгресс, отменила конституцию, права рабочих и демократические свободы, запретила ряд политических партий. На профсоюзы и молодежные организации обрушились жесткие репрессии.

Тем не менее, выборы в конституционную ассамблею окончились победой оставшихся легальных оппозиционных партий, в свое время созданных на основе поддержки политики «революционной хунты» 1945 года. В ответ один из членов триумвирата М. Перес Хименес вновь совершает военный переворот, обернувшийся установлением диктаторского режима. Наспех созданная правительственная партия получает в результате фальсификации итогов голосования на выборах в национальную ассамблею большинство и вырабатывает новую конституцию. Новый диктаторский режим получает в качестве идеологической поддержки теорию «демократического цезаризма», в основе которой лежит тезис о неполноценности отдельных народов (в том числе венесуэльского) и их неспособности к общественному прогрессу без наличия сильного правителя.

В рамках организации широкого движения сопротивления создается аналог народного фронта — Патриотическая хунта, в которую объединяются ряд левых и либеральных партий. Используя свое возросшее влияние в профсоюзах, студенческих и других организациях, Патриотическая хунта организует вооруженное восстание, свергнувшее диктатуру 23 января 1958 года. Президентом страны становится Ромуло Бетанкур.

В условиях послевоенного подъема мировой экономики первое десятилетие господства буржуазно-демократической системы характеризовалось значительным прорывом в экономической и социальной областях, включившим в себя крупные проекты по созданию заводов, электростанций и других объектов инфраструктуры. Государство национализировало нефтегазодобывающую и горнорудную отрасли и стало страной с самым сильным государственным сектором на континенте.

Однако эра процветания закончилась. Гипертрофированно разросшаяся бюрократия, клиентелизм, поглощающие огромные материальные ресурсы, уменьшение притока поступлений от продаж нефти вследствие неспособности верхов рационально распорядиться колоссальными природными ресурсами, деградация массового движения — все это сказалось на финансовом положении государства и темпах социальной политики.

Обнародованный президентом с 1989 года К.А. Пересом пакет неолиберальных реформ (включавших в себя, в частности, повышение цен на бензин, проезд в общественном транспорте и коммунальные услуги) вызвал мощные всплеск недовольства населения. После жестоко подавленных национальной гвардией и армией массовых выступлений в Каракасе, по стране прокатилась волна забастовок, в которой участвовали 98% организованных рабочих.

В этих условиях на политическую авансцену вышли молодые армейские офицеры под руководством 38-летнего подполковника парашютного спецназа Уго Чавеса Фриаса, совершившие попытку вооруженного мятежа 4 февраля 1992 года, с целью создания «военно-гражданского правительства национального возрождения с участием видных гражданских лиц». На стороне мятежа выступили 10 батальонов в четырех крупнейших городах страны. Мятежники обещали в случае своей победы обеспечить «реальное участие масс в решении коренных проблем, стоящих перед страной».

Выступление было подавлено, однако вызвало широкий резонанс в обществе. Второй мятеж в ноябре 1992 года так же потерпел фиаско, но кульминацией социально-политической борьбы стал импичмент президента в мае 1993 г.

Период нахождения у власти нового президента Р. Кальдеры (1993-1998) отметился углублением экономического кризиса и обострением социальной борьбы. Экономическая политика правительства привела к полной разбалансированности хозяйственного механизма, дальнейшему ухудшению материального положения практически всех слоев населения и усилению противоречий между трудящимися и капиталом.

Венесуэла — революция начинается

В ходе избирательной кампании 1998 года заявила о себе новая политическая сила — бывшие организаторы мятежей 1992 года создали собственную политическую организацию — Движение V республика и провозгласили своей целью создание «Боливарианской V республики» социальной и партисипативной демократии. Вокруг нового движения быстро сложился «Патриотический полюс», противостоящий партиям истеблишмента. Он и завоевал наибольшее число мест в Национальном конгрессе. Вслед за этим убедительную победу на президентских выборах одержал Уго Чавес, обещавший демократизацию общества и перераспределение доходов от нефти в пользу населения.

Кроме целей, заявленных Движением V республика еще во время предвыборной кампании, в январе 1999 года Чавес утвердил стремление новых властей к модели, обеспечивающей социальную справедливость по отношению к широким массам населения. Новая республика должна была базироваться на «гуманистической, самоуправляющейся и конкурентоспособной экономике при тесном взаимодействии и взаимодополняемости государства и рынка».

15 Декабря 1999 года после длительной подготовки, в которой участвовали миллионы граждан, была принята новая конституция. Взамен традиционной модели представительной демократии, вводилась новая, партисипативная форма демократического устройства, подразумевающая широкое участие населения в выработке решений. Наряду с традиционными тремя ветвями власти учреждены еще две — электоральная (осуществляющая контроль процедур при избрании властей всех уровней) и гражданская (обеспечивающая тотальный контроль над соблюдением всех прав человека и внесение предложений по совершенствованию работы в этой сфере). По всей стране начали формироваться Боливарианские кружки — организации самоуправления, являющиеся основой партисипативной демократии.

На президентских выборах, 30 июля 2000г., прошедших в соответствии с новой конституцией, Чавес набрал большинство — 59% голосов. Важно отметить, что Чавес не просто пользовался доверием большинства избирателей, но опирался на массовое движение, включавшее в себя рабочих, коренное население, женские и другие организации, интересы которых были прямо противоположны интересам олигархии. Именно массовое движение, выдвигающее социальные лозунги и вступающее в острую конфронтацию с буржуазией, является основой революционного процесса.

В апреле 2002 года венесуэльская олигархия при поддержке американского империализма инициировала выступления с целью свержения правительства и подавления социального движения. 11 Апреля группа армейских генералов организовала путч. Временное правительство возглавил представитель крупного капитала Педро Кармона.

Однако мобилизация массового движения сопротивления правой реакции привела к скорому падению путча и возвращению к власти Уго Чавеса. Сплочение Боливарианского движения для противодействия угрозе справа дало мощный импульс развитию революционного процесса.

Стремление правых взять реванш не ограничилось попыткой государственного переворота. В декабре 2002 года под видом забастовки, объявленной соглашательскими профсоюзами, руководство ряда крупнейших предприятий страны, в частности нефтяной отрасли, осуществило локаут с целью подрыва экономики страны и деморализации движения. Но большинство трудящихся не поддалось на провокацию профсоюзного руководства и продолжало работать, Более того, в ответ на саботаж крупного капитала, рабочие сами начали управлять хозяйством предприятий. Был создан новый независимый профсоюзный центр, четко обозначивший свою поддержку революционного движения.

Государственная нефтяная компания PDVSA была ренационализирована под рабочим контролем, а ее прибыли были направлены на социальные программы, в том числе: План Боливар (строительство и ремонт жилья и социальной инфраструктуры, раздача бесплатной пищи нуждающимся), План Баррио (совместная с кубинскими медиками национальная программа здравоохранения) и другие.

Развитие революционного процесса в Венесуэле продолжает углубляться. Так, в январе 2005 был национализирован Венепал — одно из ключевых заводов страны. Борьба за аналогичную национализацию разворачивается и на других предприятиях.

Значение Боливарианской революции

Приход к власти Уго Чавеса в 1998 году открыл возможности для социалистических изменений. Он отметил начало Венесуэльской революции, в которой массы решительно проявили себя с целью покончить с господством олигархии. На протяжении последних пяти лет требования Боливарианской революции, демократической и национально-освободительной по сути, не раз сталкивались с сопротивлением крупного капитала.

Венесуэльская революция стоит сейчас на распутье. Вызвав острую ненависть населения к империализму и его агентам, она уже не может остановиться на своих первоначальных задачах. Мировой и национальный капитал не может смириться с фактом революции, являющейся, фактически, образцом для народов всей Латинской Америки. Этот непримиримый конфликт интересов объясняет неоднократные попытки свергнуть режим Чавеса, используя опыт чилийского путча, потопившего в крови массовое социалистическое движение. Чилийские события сентября 1973 года представляют собой образец того, что может произойти, если не удастся провести революцию до конца.

Заметное полевение настроений масс и политики правительства в последнее время, проявившееся, в частности, в национализации Венепала и в заявлениях Чавеса о его приверженности социализму, представляет собой не просто еще один толчок к развитию революционного процесса, но качественное изменение политики Чавеса, пытавшегося ранее не выходить за рамки буржуазных преобразований.

Неоднократные ссылки Чавеса на работу Троцкого «Перманентная революция» чрезвычайно актуальны в данный момент развития ситуации. Задачи национально-демократической революции могут быть достигнуты только путем прихода к власти рабочего класса и угнетенных масс и непрерывного превращения революции в социалистическую (включающую в себя национализацию крупного капитала под рабочим контролем).

Революция начинается в одной стране, однако для полной победы необходимо ее расширение за пределы национального государства, что по сути совпадает с идеями Симона Боливара. Создание демократической и социалистической федерации Южной Америки является, в свою очередь, шагом на пути создания мировой федерации социалистических государств.

Политика Чавеса способствует радикализации народных масс, приходящих к сознанию необходимости доведения революции до конца. При этом существующий в рамках Боливарианского движения слой реформистской бюрократии, не имеющей прямой поддержки масс, препятствует такому развитию и является барьером на пути к революции. Бюрократия оправдывает свою непоследовательность империалистической угрозой. Однако такая логика является абсолютно ошибочной. Империализм никогда не прекратит попыток свержения Чавеса, несмотря ни на какие уступки. Напротив, попытка достичь компромисса с капитализмом играет на руку контрреволюции и ставит уже достигнутые завоевания под угрозу.

История неумолимо свидетельствует: все революции, которые останавливались на полпути в попытке найти компромисс с контрреволюцией, неизбежно терпели поражение. Для того, чтобы сломить сопротивление капитализма, необходимы самые решительные действия. Боливарианским лидерам следует усвоить девиз одного из лидеров другой революции — Дантона. На вопрос, что главное в революции, он ответил: «Смелость, смелость и еще раз смелость».