Главная Враг Капитала Поражение локаута боссов углубляет революционный процесс

Поражение локаута боссов углубляет революционный процесс

E-mail Печать PDF

В четверг 20 февраля в полночь, венесуэльская полиция арестовала президента организации боссов Федекамарас Карлос Фернандес, обвиненного в пяти различных обвинениях: предательство родины, восстании, подстрекательстве к преступлению, созданию преступной ассоциации. Карлос Фернандес, вместе с руководителем конфедерации профсоюзов CTV Карлосом Ортегой (против которого также заведено дело) были главными действующими лицами прошедшего в декабре и январе локаута боссов и саботажа в нефтедобывающей промышленности, путем которых правящий класс Венесуэлы пробовал свергнуть правительство Чавеса.

Этот судебный акт ясно отражает давление революционного движения и нового баланса сил после победы над путчистами. После 2 декабря силы реакции терпят одно поражения за другим. Это было следствием возросшей инициативы масс. Каждое новое действие сил реакции, имело эффект увеличения поддержки революционного процесса и роста сознания масс.

Наиболее важным фактором стала реакция рабочих-нефтяников, которые смогли преодолеть саботаж, менеджеров, боссов и верхушки техников государственной компании PDVSA. На очистительных заводах в Пуэрто-ла-Крус, Эль-Палито и других рабочие пошли работать и смогли организовать производство под контролем рабочих. Без преувеличения можно сказать, что это именно рабочие-нефтяники спасли правительство Чавеса. Остановка нефтедобычи была главным козырем олигархии.

Всего за несколько дней рабочие смогли разрушить миф, что руководство PDVSA — единственные, кто умеют организовать производство. Тем более, что этот опыт рабочего контроля имел место не в маленькой обанкротившейся компании, а в одной из 50-ти самых крупных мировых кампаний.

Это имеет огромное политическое значение и устанавливает важный прецедент. Можно сказать, что это был качественный шаг вперед, который произошел в ходе борьбы против локаута. Рабочие вышли на политическую сцену, как самостоятельная сила, а не как часть населения, как это происходило раньше. Надо добавить, что рабочие имели поддержку революционных масс и Национальной гвардии на всем протяжении страны.

В начале января, так называемая Демократическая Координация (контрреволюционная организация) заявила о невозобнавление уроков в школах после рождественских каникул. Это стало еще одним их поражением, так как это вызвало ответную реакцию масс. На всем протяжение страны общины организовали себя, чтобы гарантировать работу школ, реакционные преподаватели были заменены на добровольцев (безработных учителей, студентов).

Аналогично в университетах возникло сильное движение студентов, требующих возобновления лекций, и которые смогли добиться открытия большинства университетов. Это усилило левое крыло студенческого движения, которое было довольно слабым до этого.

Пиком этого процесса стал марш в поддержку революции 23 января, который назывался «Вход в Каракас». Оппозиция пыталась вызвать панику и страх среди среднего класса, распуская слухи, о вторжение в город «Орд Чавеса», которые спустятся с «керрос» (холмы вокруг Каракаса, где живут бедняки) и которые начнут грабить. Всю неделю руководители оппозиции готовили «экстренные планы» включающие: перепись огнестрельного оружия, накопления продовольствия и воды, организации вооруженных отрядов и возведение баррикад.

Их целью было создать панику среди среднего класса и использовать ее как повод для олигархии спровоцировать столкновения, что оправдало бы иностранное вмешательство согласно мандату Организации Американских Государств и при поддержке военных свергнуть Чавеса.

Контрреволюционные провокации

Одной из таких провокаций стали столкновения в Лос Присерес, около Фуэрте Тиуна (главные казармы в Каракасе) в первых числах января. Оппозиция призвала к митингу около казарм с требованием освободить офицеров, которые находились под арестом из-за участие в перевороте. Все СМИ оппозиции призвали своих сторонников прийти на эту демонстрацию, которую они назвали «последним сражением за свержение Чавеса».

Это была провокация, продуманная до последнего пункта. Правительство ничего не предпринимало, не призывала провести контрдемонстрацию. Однако, тысячи боливарийцев, выступили на защиту революции и против реакционных провокаций. После нескольких часов устеой перебранки, реакционеры открыли огонь, убив двух сторонников Чавеса. Желая оскорбить революционеров, полиция подконтрольная оппозиции напала на место, где революционеры оплакивали своих мертвых. Столкновения в этот день, показали массам, что правительство серьезно не борется против реакции, массы чувствовали себя бессильными.

Именно на этом фоне происходила массовая мобилизация 23 января. Около 2 миллионов человек приняли участие в этой внушительной демонстрации силы против реакции и в защиту правительству. Эта демонстрация стала последним гвоздем в крышку гроба военного переворота декабря-января.

Антидемократическая Координация не имела никакого другого выбора, кроме как признать свое порадение и публично объявить о «прекращение забастовки». Контрреволюционеры вызывали лишь презрение. Никто из них не хотел брать на себя ответственность за поражение.

В такой ситуации, Чавес принял новую стратегию, отличную от той, которую он проводил после мятежа 11 апреля прошлого года. Тогда он пытался искать компромисс, вести переговоры, он извинялся и восстановил старых директоров в PDVSA. Мы в то время предупреждали, что попытка умилостивить реакцию будет иметь обратный эффект укрепления правящего класса, который будет готовить новые перевороты.

Во время попыток свергнуть Чавеса в декабре-январе, Чавес пытался использовать лишь законные методы, в то время как оппозиция использовала все незаконные методы, пытаясь парализовать страну. Борьба рабочих и молодежи имела место, несмотря на недостаток общенародного, революционного руководства, которое координировало бы и организовывало бы их. Несмотря на существование, десятков и даже сотен тысяч организаций по всей стране, революционное движение все еще испытывает недостаток общего руководящего центра.

Революционное наступление

После своей речи на демонстрации 23 января, Уго Чавес объявил о начале наступления и призвал к углублению революции. Правительство осуществило ряд мер, для борьбы с реакцией: приостановки обмена для предотвращения бегства капитала, борьба со спекуляцией, внесением в парламент закона о социальной ответственности СМИ, которые выполняли роль подстрекателя к перевороту. 16 февраля он сказал, что организации созданные для защиты права на образование, должны стать организациями революционной бдительности.

В это же время по многим программам ТВ и радио Чавес благодарил нефтяников за их роль в поражение планов реакции. Также были организованны массовые митинги в других городах, в которых губернаторы состояли из оппозиционеров, и которых Чавес призвал отозвать (что становится возможным по новой конституции) в конце года.

Арест заговорщика Карлоса Фернандеса — часть этого наступления и поддерживается большинством населения. Наиболее распространенное мнение — то, что он сделал это слишком поздно. Фактически народные организации, демонстранты и граффити на стенах в главных городах требовали этого долгое время. Лидер рабочих-телефонистов, Хосе Мор, объявил, что он счастлив, что Карлос Ортега бежал в подполье, так как теперь рабочие сами смогут его найти и поступить с ним, так как он того заслуживает.

Однако, даже эти действия показывают пределы правительственной решимости, так как несколько часов спустя после ареста, судья, отвечающий за это дело был заменен на другого, который снял некоторые обвинения и перевел Фернандеса под домашний арест.

Это скандальный шаг, так как уже есть прецедент побега после домашнего ареста Педро Кармона главаря мятежа 11 апреля. Тем временем защитники Пуэнто Лагуно, которые защищали демократическое правительство от мятежников, продолжают гнить в тюрьме, ожидая суда, несмотря на тот факт, что один из них умирает от рака. Ясно, что судебная власть продолжает оставаться в руках реакции.

Было бы глупо думать, что реакция уже мертва и похоронена. Потерпев суровое поражение в декабре-январе, венесуэльский правящий класс еще не побежден окончательно, он продолжает активно через СМИ призывать к новому путчу.

Экономический кризис

Главная проблема стоящая сейчас перед революционным процессом — крах экономики в результате саботажа и дезорганизации производства капиталистами, особенно в продовольственном секторе. Олигархия пытается создать хаос и нехватку продовольствия подорвать социальную основание поддержки революционного процесса. Поэтому нынешние меры, принятые правительством недостаточны и ограничены.

Прежде всего, нужно обсудить вопрос о реорганизации PDVSA. Пока правительство назначило новых директоров, которые после народного призыва «очистить PDVSA», уже уволили 12 000 служащих, в основном верхушку техников и директоров. Однако, мало заменить одних директоров на других, более лояльных революционному процессу. Напротив, нужно больше использовать опыт рабочего контроля, который существовал во время саботажа, и распространить его на все PDVSA. Нефтяные рабочие спали PDVSA, и теперь только они должны управлять компанией. Должен быть созван национальный конгресс нефтяников, который объединит всех рабочих-нефтяников и установит механизмы рабочего контроля.

Это единственный способ гарантировать, что «PDVSA будет принадлежать народу» и что компания будет работать на благо всех. Рабочий контроль должен быть также распространен на все государственные предприятия, среди директоров которых также много «забастовщиков».

Другой фронт — частные компании, в которых боссы хотят заставить рабочих расплатиться за локаут. Рабочие должны организованно сопротивляться, любым попыткам парализовать полностью или частично работу фабрик, попыткам сократить зарплату, объявлять неоплаченные отпуска и т.д. На некоторых фабриках по всей стране уже были важные примеры такой борьбы. Рабочие Канвенкачо в Баркисимето смогли сместить бывшего профсоюзного руководителя и захватить фабрику, вынудив буржуев заплатить им зарплату полностью и не закрывать производство. В Карабобо на автомобильном заводе рабочие заставили предпринимателей оплатить им время локаута.

Одна из главных тем обсуждаемых сегодня рабочими активистами и руководителями демократических профсоюзов — это проблема захватов фабрик и рабочего контроля. Опыт таких захватов в Аргентине, несомненно, имел важное агитационное значение. На недавней встрече 350 лидеров профсоюзов со всей страны называемой «Автономия профсоюзов» обсуждалась эта проблема на основе документа, который призывал «занимать все компании, которые оставлены, объявлены банкротами, закрыты или полупарализованы, создавая комитеты рабочих, которые возьмут производство под свой контроль».

Профсоюз штата Лара открыто требует, чтобы «столкнувшиеся с капиталистическим кризисом правительство оживило промышленность, принимая принцип „закрытые компании, открыть под контролем рабочих“». Даже в министерстве труда обсуждается рабочий контроль и легализация фабричных комитетов.

Другой важный вопрос — контроль над финансами. По мимо мер относительно перевода денег за рубеж, надо повести наступление на частный банковский сектор. Банки в открытую поддержали оппозицию, и нельзя допустить этого вновь. Да, правительство забрало часть государственных активов из частных банков, но этого мало. Национализация банков позволит правительству получить доступ к большим суммам денег. Эти деньги можно использовать на смягчение экономического кризиса через общественные работы, что позволит выплачивать зарплату госслужащим. Это позволит поддерживать комунальные службы, здравоохранение и образование. Национализация банков также позволит правительству запустить остановившиеся фабрики.

Новая конфедерация профсоюзов

Как часть наступления рабочих стало обсуждение о создание новой конфедерации профсоюзов, для замены реакционных лидеров CTV. Однако, этот процесс получил сильную критику от активистов профсоюзов из-за методов которые были использованы. Предложение исходило от руководителей профсоюзов, близких к правительству, которые спустили эту идею сверху, без консультаций с низами, и без попыток захватить существующие профсоюзы. Казалось, что главное для них объявить о создание новой конфедерации и распределить должности.

Это неправильная политика. Чтобы реально перестроить профсоюзное движение Венесуэлы, необходима серьезная кампания объяснения, обсуждений и организации борьбы, чтобы выиграть подавляющее большинство рабочих, которые все, еще находятся, в CTV и организовать тех, кто еще не организован.

Опыт последних месяцев показывает, что руководство CTV (которые захватили руководство в результате подтасовок выборов) полностью дискредитировали себя в глазах рядовых членов. Политический момент благоприятен. Такая кампания, достигшая высшей точки в общенациональном собрании рабочих, для основании новой конфедерации основанной на принципах классовой борьбы, демократического и воинственного профсоюзного движения имела бы массовое воздействие.

Одна из главных слабостей революции — все еще недостаток общенародной координации всех революционных комитетов и организаций, которые были основаны в прошлые годы. Все боливарианские круги (их теперь около 300 000), демократические профсоюзы, городские земельные комитеты, студенческие организации, комитеты защиты образования и т.д. должны создать органы координации, как на местах, так и на государственном уровне, через демократический выбор делегатов с правом отзыва в любое время. Это чрезвычайно усилит движение и даст этому движению демократическое руководство, которое поможет обобщить опыт и сделать правильные политические выводы.

Социализм единственный путь к победе

Наконец необходимо наметить перспективы революции.

Проект Уго Чавеса, который открыл двери этому процессу мобилизации и народной организации, был основан на развитии производительных сил страны, защите национального суверенитета и проведения реформ в пользу угнетенных масс. Но этот проект никогда не выходил за рамки капиталистической системы. При случае Чавес говорит о «гуманном капитализме». С самого начала мы предупреждали, что в эпоху доминирования империализма не может быть никакого независимого национального капиталистического развития в любой стране. Эпоха буржуазных революций закончилась более 200 лет назад. Последние четыре года революционного процесса в Венесуэле наглядно показали, что венесуэльская буржуазия намертво связана с империализмом и неспособна играть никакой прогрессивной роли.

Буржуазия не даст правительству никакой отсрочки. Единственный способ достигнуть соглашений с предпринимателями, это согласится на перекладывания кризиса на плечи рабочих, но это, значит, отступить от завоеванного в тяжелой борьбе. Напротив, поражение локаута боссов наглядно показало решающую роль рабочих в современном мире. Нет никакого другого способа защитить и углубить революцию чем нападение на саму капиталистическую систему- то есть взять все средства производства под контроль и управление рабочих на благо всего общества.

Только на основе социалистической системы демократического планирования экономики, возможно, развить производительные силы страны и использовать огромное богатство страны, для улучшения жизни подавляющего большинства людей, а не для заполнения счетов праздного меньшинства в банках Майями. Социалистическая революция в Венесуэле стала бы мощным маяком, который укажет путь для большинства рабочих и крестьян всей Латинской Америки, создаст задел для мечты Симона Боливара об объединение Америки, в рамках Социалистической Федерации Латинской Америки.

  • Рабочий контроль в PDVSA и государственных компаниях!
  • Каждая закрытая фабрика — должна быть передана рабочим!
  • Национализация банков!
  • Экспроприация боссов-заговорщиков!
  • Вперед к социализму!
  •