Главная Враг Капитала Бразильские выборы и перспективы правительства Партии Трудящихся

Бразильские выборы и перспективы правительства Партии Трудящихся

E-mail Печать PDF

Первый тур выборов прошел в Бразилии 6 октября. Произошли выборы президента, членов национального и региональных собраний. Были также проведены частичные выборы в Сенат. Наиболее важными конечно были президентские выборы, где Лула смог одержать историческую победу над правительственным кандидатом Жозе Серра (Jose Serra). Теперь они будут противостоять друг другу во втором туре, который пройдет спустя три недели после первого. Весьма высока вероятность того, что Лула получит больше голосов, чем в первом. Буржуазная печать стыдливо старается преуменьшить то, что страна стремительно движется влево. Вот только один пример этого: «В течение четвертых выборов Лула не может выиграть в первом туре». Но цифры говорят о другом. Лула получил 39,4 миллиона голосов (46.4%), вдвое больше, чем Жозе Серра, который набрал 19,6 миллионов (23.2%). Движение бразильского общества влево еще более очевидно, если принять во внимание тот факт, что третий и четвертый кандидаты Жаротиньо (Garotinho) (17.9%) и Сиро Гомеш (Ciro Gomez) (12%), проводили свою компанию, по крайней мере на словах, с еще более левых позиций чем Лула. Вместе эти два кандидата получили 25 миллионов голосов. Тем самым общее количество голосов выступающих с левой критикой политики правительства Фернандо Кардосы более 70%.

Этот результат показывает, что среди подавляющего числа бразильцев есть острое желание перемен. Люди по горло сыты политикой приватизации и снижения социальных расходов, которая приводит лишь к ухудшению жизни, и не может решить стоящие перед Бразилией структурные экономические проблемы, типа проблемы огромного иностранного долга. Выборы показали, что правящий класс, вступил в глубокий политический кризис. Он стал следствием неспособности власти предложить выход из бедственного экономического и социального паралича, охватившего страну. То насколько сильно дискредитированы буржуазные партии видно из результатов голосования.

После прихода Кардосо к власти в 1994 году, эти партии разграбили государственную казну, действуя по принципу «после нас хоть потоп». Даже Серра пытался дистанцироваться от существующего правительства, пытаясь избежать полного краха. Необходимо рассматривать бразильские выборы в контексте ситуации в Латинской Америки и мире в целом. Повсюду в Латинской Америке мы видим, что массы выступают против капиталистической модели общества. Победа Лулы на выборах, подтверждает это намерение масс, тоже мы видели и в Аргентина и Венесуэле (два наиболее ярких примера). В двух этих странах процесс проходит более бурно, но эти же процессы, хоть и более тихо, идут и в других странах.

В Бразилии компания Лулы была продолжением борьбы рабочего класса в индустриальном поясе Сан-Пауло против диктатуры в 70-х. Факт, что Партия Трудящихся (ПТ), несмотря на все попытки ее лидеров кастрировать ее программу и сделать ее удобной для буржуазии, остается в сознание масс левой альтернативой. Именно поэтому на нынешней, начальной стадии процесса, весь гнев масс проявился на избирательных участках. Мы много раз в истории, могли видеть этот процесс. Изменить ситуацию путем выборов кажется более практичным и более легким, чем прямая борьба. Но опыт говорит, что этого недостаточно, что необходима борьба вне пределов избирательных участков.

Однако, пока выборы представляются бразильским массам как серьезная возможность изменить положение, а не просто обычной сменой партий. Победа на них левых-часть того же самого процесса, который идет по всей Латинской Америке. В то же самое время это мощный стимул для рабочих всего континента. В самой Бразилии левое правительство Лулы пробудило бы массовое движение. Жоао Педро Стедил, лидер MST (движение безземельных крестьян) сказал, тоже самое, в своем интервью: «Победа Лулы имеет символическую ценность, которое разбудит массовое движение. В своей компании он говорит: пришел день Лулы. Очень хорошо, мы выберем Лулу. Но с января бразильцы будут говорить: наш час пришел и тогда начнется социальная мобилизация, в которой безземельные и рабочие общественного сектора будут бороться за изменения в бразильском обществе». (Эль-Pais, 5 октября 2002)

Компания ПТ

В течение избирательной кампании руководство ПТ более склонялась к социал-демократии. В этом также нет ничего нового. Мы видели, что такие вещи имеют место во многих партиях, которые в прошлом имели очень левую фразеологию, но никогда фактически не были марксистами. Как только эти лидеры приближаются к властным постам, у них начинается развиваться странное чувство, любви к буржуазии. Буржуазия старается усилить это чувство, когда видит, что рабочая партия может добиться победы, у стать угрозой ее собственному правлению.

Главным аспектом компании ПТ, стала идея, что победа Лулы не подразумевает преобразований общества. Такая тактика имела две цели. С одной стороны она нацелена, на представление партии как «более приемлемой» для некоторых слоев правящего класса. В то же самое время эта есть попытка отвратить рабочих и крестьян от «опасной» идеи: что избирательная победа открывает дорогу к возможности проведению земельной реформы и ренационализации приватизированных компаний и т.д. Именно с этой целью Лула сформировал коалицию, и выдвижение на пост вице-президента, крупного капиталиста текстильной промышленности и члена Либеральной партии, которая не имеет собственной социальной базы.

Что такая коалиция смогла добавить Луле? Абсолютно ничего. Однако, это имеет значение. Если бы Лула смог бы победить без союза с буржуазной партией, стало бы трудно оправдать политику социального союза с одним из крыльев буржуазии. Победа без этих партий явно продемонстрировала бы слабость бразильской буржуазии и огромную силу бразильского рабочего класса. Несмотря на все попытки и маневры, чтобы скрыть это, выборы ясно показали сложившуюся ситуацию.

Тот факт, что бразильский правящий класс вынужден управлять, через рабочую партию-есть признак ее слабости. Это признак недостатка ее поддержки среди населения и того, что она больше не может дурачить массы через свои собственные партии и своих лидеров. То, что ПТ сможет выиграть президентские выборы, стало ясно еще несколько лет назад. Это подтвердили и 2000 муниципальных выборов. Ослабление правительственных партий было видно всем, было ясно, что правительственная нео-либеральная политика ведет страну в тупик. В такой ситуации, некоторые группы буржуазии (включая некоторые части олигархии, типа бывших президентов Жозе Сарнея и Итамара Франко), решили, что лучший выбор-это покинуть судно, пока оно не пошло ко дну. Взвесив все за и против, они решили, что лучше «поддержать» Лулу.

Ясно, что эта поддержка стала возможна, потому что ПТ держит умеренную линию, и это в свою очередь позволяет буржуазии косвенно управлять массами через рабочую партию. Ее план состоит в том, чтобы сейчас использовать партию, а затем выбросить ее за ненадобностью. Она планирует использовать власть ПТ, и делать ее руками грязную работу, что только дискредитирует партию. Все это только подчеркивает огромный политический кризис, в котором находится бразильский правящий класс. Он имеет мало места для маневра, да и то, что имеет, имеет только благодаря руководству ПТ.

Поскольку все ожидают победы ПТ, и при существующей социальной нестабильности, любая попытка фальсификаций голосования, будет иметь противоположный результат, тому который ожидает правящий класс. С новой электронной системой голосования, нет никакой возможности проверки голосования. Программа управления этой системой, сохраняется в тайне и находится под контролем бразильских спецслужб, которая была основана военной хунтой. Пока еще не было никаких подтасовок (по крайней мере никаких крупных подтасовок), но такой вариант вполне возможен.

Экономическая ситуация

Второй круг видимо станет еще более трудным для правых. Наиболее вероятный результат-то, что левые объединятся вокруг Лулы. Серре будет очень трудно увеличить число голосов. Теперь он станет в одиночку олицетворять правительство, что только повредит ему. Лула должен стать президентом 1 января. Но до января многое может произойти в Бразилии, особенно в экономике. Несмотря на то, что МВФ пытается не ухудшить ситуацию, нельзя исключить, что экономический кризис превратиться в крах.

Сейчас обмен реала достиг рекордного уровня 1 реал = $3,9. Рынок находится в нервозном состоянии, из-за экономического положения в стране и мире. Когда рухнула экономика Аргентины, бразильские и международные экономические стратеги поспешили заверить, что в Бразилии такого не случиться. Сегодня видно, как мы тогда и предсказывали, что это не так. Бразильская экономика не только пострадала от уменьшения экспорта в Аргентину (8% общего количества), но также столкнулась с теми же противоречиями, которые поставили экономику на край пропасти.

Да, в Аргентине валюта была привязана к доллару, а бразильский реал нет. Но и это не уже спасает. В Бразилии в попытках удержать капитал от бегства, норма процента составляет-18%, один из самых высоких в мире. Но и внутренний и внешний долг рассчитывается в долларах. Поэтому каждое падение реала пропорционально увеличивает этот долг. Сейчас долг, является большим, чем тот, который был в Аргентине перед крахом. К тому же из-за мирового кризиса снизились инвестиции. С начала этого года произошло падение в индустриальном производстве Бразилии, и это падение еще не достигло низшей точки.

Экономика чрезвычайно изменчивая вещь. В конце июля была паника в на мировых финансовых рынках. И только за один месяц реал был девальвирован на 22%, и 5,3 миллиарда евро было вынуто из инвестиционных фондов, достигнув общегодового количества в 14 миллиардов евро. В августе задолженность частного сектора иностранным кредиторам достигла 17 миллиардов долларов. Слух, что Бразилия откажется платить долг разнесся, словно пожар в лесу.

В попытке избежать худшего МВФ, наконец, решил предоставить Бразилии ссуду в 30 миллиардов долларов. Но в этом году страна получит только 6 миллиардов, остальные 24 миллиарда будут выдаваться в следующем году и под конкретные финансовые цели, которые будут рассматриваться ежеквартально. Эти деньги МВФ дает Бразилии имея две цели: остановить падение Бразилии, в туже самую пропасть, что и Аргентина и в то же самое время пытаясь влиять на будущую социальную и экономическую политику будущего правительства ПТ.

Характер будущего правительства ПТ.

Именно такую ситуацию унаследует правительство Лулы. Он будет находиться между давлением империализма и буржуазии, с одной стороны, и давлением рабочих и бедняков с другой. Именно сила этого давления и будет играть решающую роль в определение природы правительства ПТ. 90-е годы стали годами отступления со стороны рабочего движения, особенно если сравнить его с 80-ми, когда прошла массовая волна забастовок.

В последние годы возникла сильная организация безземельных крестьян MST, которые поддерживали пламя классовой борьбы. В тот же самый период, из-за растущей безработице и с движением руководства ПТ вправо, рабочее движение занимало сдержанную позицию. Даже недавняя всеобщая забастовка в марте 2001 года, против нападений на права рабочих, не получила поддержки по всей стране из-за недостатка организации со стороны руководства.

Мы видели подобное и прежде. Когда рабочие не видят выхода на профсоюзном фронте, они поворачиваются к избирательному и политическому фронту. Именно это и произошло теперь в Бразилии. Эти выборы отмечают новый этап классовой борьбы. Неизбежно, первоначально рабочие будут находиться в плену иллюзий: «Мы не можем за пару дней исправить, то, что было разрушено за долгое время»- «нужно потерпеть»- «мы не можем разрушить коалиции, благодаря которым мы пришли к власти». Такие мысли неизбежно будут у бразильцев в течение некоторого времени.

Трудно предвидеть как долго будет длиться медовый месяц между правительством и массами. Может даже возникнуть движение рабочих старающееся помочь правительству в борьбе с более реакционными силами. Что бы не случилось, приход к власти правительства ПТ совпадает по времени с глубоким кризисом бразильского и мирового капитализма. Это означает, что нет никакого места для реформистской политики, основанной на социальном договоре.

В каком направление пойдет правительство Лулы? Это будет зависеть от классовой борьбы в Бразилии, политической ситуации по всей Латинской Америки и начинающегося мирового кризиса. Его нынешний план состоит в том, чтобы заключить новый, большой социальный договор «чтобы двигать Бразилию вперед». Но его ждут большие проблемы, сразу же после вступления на пост президента. Как он собирается выплачивать внешний долг? Как он собирается действовать с национальными и международными финансовыми спекулянтами? Что он будет делать, когда его планы восстановить Mercosur войдут в конфликт, с планами американского империализма? Что он будет делать, когда иностранные инвесторы начнут вывозить свои капиталы?

В теории он собирается достигнуть всеобщего согласия между империалистами, буржуазией, капиталистами, рабочими, крестьянами, средними классами, бедняками и т.д., но это невозможно. Природа ПТ, ее социальная база, принципиально отличается от буржуазных партий. Есть прямая связь между Соцпартией, MST и ПТ. Принятие политики конфронтации с массами, вызвало бы глубокий внутренний кризис в их рядах, результаты которого трудно предсказать.

Может ли новое правительство двигаться влево под огромным давлением масс, столкнувшихся с серьезным экономическим кризисом? Этого нельзя исключать. Этот поворот налево может даже сопровождаться путаницей и лево-национальной риторикой. Такое правительство, вступившее в конфликт с империализмом и олигархией, может стать ступенью для рабочих в их борьбе, в преобразование общества, и стимулом для масс.

По какой бы дороге не пошло новое правительство, мы должны подчеркнуть потребность в марксистской программе, чтобы положить конец власти капиталистов в Бразилии. Необходимо извлечь уроки из опыта правительства Альеде в Чили. Без революционной программы, без программы власти рабочих, без демократического управления рабочими фабрик и земли, без социалистического планирования, капиталисты смогут восстановить свой контроль над ситуацией. Именно это теперь происходит в Венесуэле.

Как бы не развивались события дальше, ясно одно: Бразилия, самая большая страна Латинской Америки, с сильным рабочим и крестьянским движением, сделала первый большой шаг. Она собирается присоединиться к огромной революционной волне, которая прокатывается по странам Латинской Америки.