Главная Враг Капитала Нашла коса на камень!

Нашла коса на камень!

E-mail Печать PDF
Судебные исполнители
Спецмашина ОМОН
Тайфун

За пол-часа до полуночи 13 октября группа вооруженных людей в масках и пятнистой камуфляжной форме проникла на территорию Выборгского ЦБК в поселке Советский. Вел их один их бывших охранников комбината. Пройдя задворками, сокрушив урной стеклянную дверь и уложив на пол двоих охранников и четверых дружинников, они через бумажную фабрику проникли на второй этаж административного здания, где размещаются профком, столовая и финчасть комбината. Поднявшиеся на этаж рабочие ночной смены были встречены выстрелами в упор. Валерий Кремов получил серьезное ранение в плечо, еще один работник ЦБК (Александр Огурцов) был ранен в кисть. В числе девяти человек они были взяты в заложники забаррикадировавшимися на этаже террористами. Впрочем нет… Напротив, это было спецподразделение по борьбе с терроризмом «Тайфун», предназначенное для подавления бунтов в тюрьмах, и совсем недавно, вместе со всем ГУИН (Главным управлением исполнения наказаний), переданное из МВД в ведение Минюста…

Наиболее характерной чертой всей «акции» судебных органов была именно бессмысленная, ничем не оправданная, жестокость. Судебный пристав Выборгского района Ленинградской области Тамара Борисовна Веселова непосредственно руководила всей этой вакханалией, начиная от приказа спецназовцам стрелять в рабочих, и кончая угрозами расстрелять заложников, причем одной из женщин она при этом лично засунула в рот пистолет! В ход шли помповые ружья, пистолеты, дубинки. Был зверски избит раненый рабочий. Молодого парня облили водой и запихнули в морозильную камеру. Помещение столовой было полностью разгромлено, мебель сломана и частично выкинута в окна, стекла выбиты, в конце концов, кто бы объяснил зачем, спецназовцы сумели даже проломить одну из стен. В то же время, штатные действия судебных исполнителей скорее имитировались. Вместо изъятия документов стражи законности тащили из столовой сосиски и кофе! Единственным их трофеем стала печать профкома. Двери сначала было решили опечатать, но потом просто выломали. Особенно досталось ненавистному профкому факс сожгли, а из альбома с фотографиями тщательно изъяли фотографии июльского штурма. Совершенно очевидно, что нападавшие не верили в то, что им удастся продержаться в здании значительное время. После того как руководство областного УВД умыло руки, отказавшись участвовать в возвращении на комбинат «законного» собственника, было принято решение использовать внутренние резервы судебной системы.

Предыдущий штурм комбината, состоявшийся 9 июля, ясно показал, что без поддержки милиции ничего существенного «Тайфун» сделать не может. А кого будут поддерживать местные милиционеры вопрос ясный — в конечном счете, это сыновья и братья работников комбината. Более того, рабочие были очень возмущены тем, что милиция открыто не перешла на сторону народа и не перестреляла тайфуновцев. Как сказал мне позже один из участвовавших в операции милиционеров: «Если бы не дети, то не сдержался бы. Стрелял бы в гадов!».

Оказавшись перед лицом двух тысяч разъяренных рабочих, поднятых среди ночи призывным гудком локомотива, спецназовцы заглушали свой страх водкой и демонстративной жестокостью, а «законный» владелец завода Сабодаш, так и не решившийся, вместе с восемью своими охранниками, войти в здание, и вовсе баловался для смелости кокаинчиком. Сначала подтянулась милиция из Приморска, затем УАЗик с питерским ОМОНом, и, наконец, после длительного ожидания, а можно представить себе, как тянулись эти часы для непрерывно истязаемых заложников-работников комбината (отпустили лишь двоих, находившихся в самом тяжелом состоянии), прибыла «комиссия» областного правительства для ведения переговоров. Возглавлял ее вице-губернатор ЛО Двас, приехали также Прохоров, зам прокурора ЛО Мальцев, выборгский прокурор Новиков, Кашин из областной прокуратуры, и, конечно, штатный миротворец — генерал МВД Петухов. Последнего, очевидно за отсутствие должной силовой поддержки, тайфуновцы тут же послали по матери куда подальше. Не пропустили к заложникам и врача. А вот Новиков решил провести «следственные действия» в отношении зверски избитых заложников, которые оказывается препятствовали исполнению судебного решения, и даже возбудил против них дело по 315 ст. УК. Понятно, что подлинные преступники оказали ему посильную помощь в расследовании этого «преступления». В то же время, против нападавших, нарушивших добрый десяток статей уголовного кодекса, включая незаконное лишение свободы, причинение тяжких телесных повреждений, грабеж, злостное хулиганство и так далее, не было не только возбуждено уголовного дела, но и не начато служебное расследование. Их отказались даже проверить на предмет нахождения в состоянии алкогольного опьянения!

Фактически деятельность правительственного десанта свелась к вызволению приставов и «альцемовцев», включая Сабодаша, вырванного ранее профкомовцами и дружинниками из рук разъяренных рабочих. Ему так и не помогли все его многочисленные охранники — бока ему намяли основательно. Впрочем, отлежавшись в больнице, буржуй нашел чем ответить на заботу дружинников о его шкуре. Боевики из охранной структуры АФБ организовали настоящую охоту на рабочих активистов, за последние дни двое из них были зверски избиты, один из них — Соколов — до сих пор находится в реанимации. Это не удивительно. Зарегистрированный в Британии ALCEM — воистину компания широкого профиля: помимо торговли алюминием, производства водки (совладелец «Ливиз»), она занимается и «охранной деятельностью» или, попросту говоря, разводками/разборками. Но все это бизнес дающий быстрые (хотя и грязные) деньги. Производство бумаги к таким никак отнести нельзя. Дело это не простое, от налогов тут особо не побегаешь, а если не профессионал, то и вовсе обанкротишься. Это тебе не водку разливать! Да еще не ясно как быть с рабочими — в поселке штрейкбрехеров много не найдешь (собственно говоря, всех мерзавцев они уже завербовали), издалека тоже возить не будешь — себе дороже выйдет. Так, что никакой четкой перспективы стать «эффективным собственником» у «Альцема» нет. А вот, что он может сделать, и сделает, если его не остановят рабочие, так это продать БДМ (бумагоделательную машину) огромный и очень дорогой агрегат. Собственно за нее и идет борьба. Сначала за нее уцепился «Нимонор», потом поняв, что близок локоть да не укусишь, продал ее откровенным бандюкам из «Альцема», благо у Сабодаша имелась «мохнатая рука» в правительстве Ленинградской области.

До этого момента Сердюков относился к стачкому ЦБК скорее хорошо чем никак, поэтому уход губернатора Густова в правительство Примакова, особой тревоги не вызвал. Тем более, что Дума приняла специальное постановление о ВЦБК, Ельцин издал указ о «народных предприятиях», Примаков был настроен благожелательно и уже закрутились шестеренки в сложном судебном механизме деприватизации. Благо, что в Ленинградской области это обычная практика, достаточно вспомнить «Фосфорит» в Кингисеппе или Волоховский алюминиевый завод. Впрочем, что далеко ходить: за день до событий в Советском был возвращен в собственность государства Ломоносовский фарфоровый завод, к слову сказать, там и инвестиции какие-то были, и новый владелец — фонд «США-Россия», во-всяком случае, был более «иностранным» и менее уголовным чем «Альцем». Но… Сердюков сначала стал ИО губернатора, а затем, при крайне странных обстоятельствах, был избран губернатором Ленинградской области. (Это конечно не репрезентативный опрос, но я говорил с несколькими десятками людей, как минимум, в трех районах области, и ни один не признался, что голосовал за Сердюкова.) Увы. Для рабочих комбината это стало подлинной трагедией, под давлением исполнительной власти, начало претворяться в жизнь старое решение Арбитражного суда о признании «Альцема» владельцем комбината. Сначала июльский штурм, теперь еще…

И это при том, что комбинат успешно работает, рабочие получают зарплату, от чего они при прежних владельцах напрочь отвыкли. Более того, под давлением профсоюза рабочие обеспечивались дешевыми обедами (пока «Тайфун» не разгромил столовую). Одно это показательно! Много ли вы знаете сегодня заводов, где рабочие регулярно ходят обедать в заводскую столовую? Не буду повторяться, мы уже много писали о действующем в Советском режиме рабочей демократии (См. «РД» №5 за прошлый год), и прошедшее с тех пор время лишь подтвердило его жизненность и экономическую целесообразность. Поэтому без преувеличения можно сказать, что борьба идет не на жизнь, а на смерть. В случае продажи БДМ рабочих ждет голодная смерть (или голодная жизнь, что не лучше), а Сабодаш… Говорят он уже заложил ее в банке, а деньги, вероятно, потратил, так, что и ему отступать некуда.

Организаторы акции 13 октября ставили перед собой две цели: запугать рабочих и подорвать доверие смежников к комбинату и его народному директору Ванторину. Не имея возможности фактически распоряжаться на комбинате, они хотят остановить его, парализовать его работу, а значит ввергнуть рабочих обратно в нищету и заставить их капитулировать перед номинальными владельцами ЦБК. Однако, такое решение противоречит не только интересам рабочих ЦБК, но и всех жителей района и области. Ведь фактически речь идет о ликвидации крупного и рентабельного предприятия. В этом смысле стенания буржуазных СМИ о недопустимости ревизии итогов приватизации — ложь от начала до конца. Когда губернаторам необходимо отобрать у кого-нибудь завод, то отбирают без малейших сомнений. А «жертве» остается только утереться и впредь относиться к «власти» с большим почтением. Иностранные инвесторы, вернее те из них кто еще как следует не научился давать взятки, находятся даже в худшем положении чем все остальные. В данном же случае политические мотивы служат для прикрытия преступного сговора криминального капитала с властью. Буржуазным политикам очень не хочется признать тот факт, что рабочие тоже могут управлять производством. Более того, что они могут делать это много эффективней чем и новая русская буржуазия, и старая партийная бюрократия. Но сейчас, когда пролилась кровь, фотографии и телевизионные картинки ВЦБК разлетелись не только по всей стране, но и по всему миру, Сердюков более уязвим для давления общественного мнения, чем когда-либо. Необходима продолжить и интенсифицировать нашу международную компанию солидарности с коллективом ЦБК.

Но самое главное, это уверенность рабочих комбината в своей победе. Уже на следующий день после тотального разгрома второго этажа административного корпуса здесь начался ремонт, все, что можно было восстановить — восстановили в кратчайшие сроки. Никто из наших собеседников в Советском не допускал и мысли о том, что ЦБК достанется «Альцему», здесь привыкли сражаться в одиночку, или почти в одиночку, против «его величество собственника», а значит против всей капиталистической системы. Рабочие комбината верят в свои силы и верят в победу, для которой у них есть главное — единство и мужество в борьбе за СВОЙ комбинат.