Главная Враг Капитала Фармакологические компании готовы убивать нас как свиней

Фармакологические компании готовы убивать нас как свиней

E-mail Печать PDF

В конце февраля 2009 года лаборант чешской фармацевтической компании «Биотест» проверял на хорьках некий препарат, произведенный в США компанией «Бакстер Интернешнл». Чехия, Словения и Германия полагали, что этот препарат является противогриппозной вакциной, призванной защитить больных от широко распространенного штамма вируса человеческого гриппа H3N2. По крайней мере так они ее покупали. «Бакстер» и ее австрийский дистрибьютор «Орта», с пеной у рта, утверждают, что это был «экспериментальный биоматериал». Как бы ты ни было — хорьки сдохли. Это было удивительно, потому, что не только мертвый (как было указано в сопроводительной документации), но и живой (как оказалось на самом деле) вирус этого типа, как правило не вызывает подобного исхода.

В результате проведенных в Канаде исследований, оказалось, что препарат содержит в себе живой, активный птичий вирус H5N1 и человеческий — H3N2. Летальность при поражении человека этой «человеческой формой птичьего вируса» — 60%. В случае заражения человека этими двумя вирусами одновременно с существенной вероятностью могла бы произойти реассортция, то есть смешение летального, но не передающегося воздушно-капельным путем вируса H5N1 и легко распространяющегося H3N2 в новый, смертельно опасный вирус, способный вызвать глобальную пандемию. Возможность же такого заражения обеспечивает резкий рост температуры у человека заболевшего человеческим гриппом, ведь «птичьему» гриппу необходима температура максимально приближенная к температуре тела птиц, которая существенно выше чем у человека. Такая вот «вакцина» была предназначена для 18 стран Центральной и Восточной Европы.

Сначала торговцы смертью из «Бакстер» отказывались отвечать на вопросы под предлогом обеспечения коммерческой тайны. Потом, будучи припертыми к стенке, они признали наличие инцидента, объяснив его случайной оплошностью персонала. Однако, «Бакстер» использует систему биологической безопасности третьего уровня, которая не допускает, что подобные препараты даже окажутся в одном помещении! Вы, конечно, уже догадались, что «Бакстер» крупнейший производитель вакцин от птичьего гриппа? Которые, по мере того, как ожидаемый всеми «птичий апокалипсис», все не может наступить, раскупаются все хуже. А тут еще кризис.

Возглавляют «Бакстер», как и почти всю американскую вирусологическую промышленность отставные военные. Бывший первый заместитель командующего Корпуса морской пехоты США, генерал Уолтер Бумер, например. Как и ее предыдущий руководитель Уильям Б. Грэхем, приятель Рамсфельда, финансирующий его избирательные компании вот уже 45 лет. А сам Рамсфильд владеет большим пакетом акций Gilead Sciences, владевшей до своего слияния с La Roche, патентами на ингибитор нейраминидазы осельтамивир (торговая марка «тамифлю»). Который рассматривается ВОЗ как основное лекарство от гриппа. Стоит это чудо Западной фармакологии 2000 рублей за курс, кстати. Мысль уловили?

Теперь нам угрожают пандемией «свиного гриппа» H1N1, подозрительно похожего на знаменитую «испанку», которой в 20-е годы переболело 500 миллионов человек и 50 миллионов из них умерло. Мексика… Странное место для появления нового вируса. А знаете ли вы, что в 1997 году американские ученые из секретной лаборатории US Centre for Disease Control эксгумировали на Аляске замерзшие останки жертвы пандемии и к августу 2005 года полностью восстановили вирус? И после этого близкие к Пентагону фармакологические компании начали делать вакцину. Теперь она пригодится?

Детали эпидемии «свиного гриппа» тщательно скрываются, данные о количестве заболевших и умерших, полученные из разных источников отличаются в разы. Поэтому вместо того, чтобы координировать совместную работу ученых разных стран мира по поиску эффективных методов борьбы с болезнью, ВОЗ открыто рекламирует «тамифлю» как едва ли не панацею. Зачем вам образец вируса? У нас уже сесть лекарство. Получение образца вируса, рассматривается как огромная победа российской дипломатии. Столько было затрачено усилий. И еще не известно, что получили.

На фоне паники прибыли «Ла Роше» и лично Дональда Рамсфильда, владеющего акциями этой компании на десятки миллионов долларов, растут как на дрожжах. Того самого Дональда Рамсфильда, что будучи министром обороны курировал деятельность US Centre for Disease Control. В кризис для спасения бизнеса хороши все меры?

Можно подумать, что прежде они вели себя по-другому. На случай бактериологической войны, американский ВПК запас большое количество вакцины от сибирской язвы. Расфильд фармомагнат сбыл ее самому себе как министру обороны! Двум миллионам американских солдат по 6 раз в год кололи ветеринарную вакцину от сибирской язвы (оно слово — скоты) под причитания об антракс-угрозе от Саддама Хусейна, Усамы бен Ладена и всех остальных. В год американскому бюджету вакцинация солдат обходится в 650 миллионов долларов.

Если Рамсфильду не жалко своих солдат, то с какой стати он должен жалеть чужих штатских? Тем более, если на кону находятся такие деньги. В 2001 году США, можно сказать, вышли из договора 1972 года о запрещении бактериологического оружия, отказавшись подписать протокол о контроле над его соблюдением. «Нет такого преступления на которое не пошел бы капиталист на 300% прибыли».