Главная Враг Капитала Схватка на потешном острове

Схватка на потешном острове

E-mail Печать PDF

Есть традиция, хорошие экранизации романов братьев Стругацких сняты скорее по мотивам произведений. Так бывает. Не всякая литература хорошо ложится на пленку. Но одно дело, когда соавторами сценария выступали сами Стругацкие, другое дело, когда сценарий написан Мариной и Сергеем Дяченко, которые, обычно, не пишут в жанре научной фантастики. И при этом, очевидно, имел место жесткий авторский контроль.

То, чего все мы боялись не произошло — тексты Стругацких в ключевых местах сохранены. Если, конечно, удастся услышать их через какофонию «большого города». Этот «большой город» взят из американской кинотрадиции, город базар, город автострада, город — кучка небоскребов. Скайдайн Нью-Йорка плюс башня «зла», башня где находятся передатчики, разрушенные Камерером. Не говоря уже о вторичности такого подхода, свойственного всему американскому кинематографу. Но этот посыл неверен. Столицы империй выглядят по другому, чем финансовые столицы. Вместо имперского величия, вместо навязанного башнями патриотизма, мы видим торгово-финансовый центр.

Хороший режиссер умеет вжиться в сценарий, ему интересно тоже самое, что было интересно автору. А Бондарчук снимает фильм о своем мире. О том, что ему интересно. Вот, например, автомобили. С какой любовью они «нарисованы». Или ночная жизнь, как это актуально — как близко. Лучше всего режиссеру удались сцены крысиной борьбы «отцов» за место в иерархии. Режиссер сам играет одного из них — какой накал, какая экспрессия. Но вот тот же Генеральный прокурор не интригует, а судит подпольщиков. Очень слабая сцена. Бондарчук и Куценко просто не ощущают в себе сил сыграть открытую борьбу идей и взглядов.

В книге Стругацких нет драк, в классическом смысле слова. Но клубная жизнь невозможна без оных. Ну скажет Странник Максиму: «ты не прав», — и, что? Гораздо круче его отметелить… С точки зрения людей XXII века это абсурд. Но это не волнует Бондарчука, с энтузиазмом содравшего изобразительные приемы у братьев Вачовски.

Вообще, Бондарчук смотрит на общество по-другому, чем смотрели тогда Стругацкие, не снизу, а сверху. Ему не интересны мутанты и подпольщики, для него это просто наряженные манекены. Да и центральный вопрос романа, вопрос о этике «прогрессорства» и социальной инженерии, сжат до 3-х минутного диалога и практически потерян. Так стоило ли огород городить?