Главная Враг Капитала Пикалево: город где капитализм не работает

Пикалево: город где капитализм не работает

E-mail Печать PDF

Адепты капитализма любят разглагольствовать на тему капитализма, который «просто работает», в отличии от социализма, где ничего не работает из-за ошибок в планировании. Знакомьтесь — юго-восточный, таежный край Ленинградской области, город Пикалево. К 1959 году здесь построили уникальный горно-металлургический комбинат. Уникальность его заключается в том, что для получения глинозема (сырье для алюминиевой металлургии) использовались не бокситы, как обычно, а нефелиновый концентрат, который привозили сюда с Кольского полуострова. Крупнейшее Хибинское месторождение апатитонефелиновое, апатиты — ценное сырье для производства фосфорных удобрений, а нефелин поначалу сваливали в отвалы. А потом решили использовать его для производства алюминия. Технологию разрабатывали с нуля — в мире аналогов не было. Почему комбинат решили строить на станции Пикалево? Здесь были залежи известняка, необходимого для технологического процесса, и еще небольшой цементный завод, который перепрофилировали на использование нефелинового шлама в качестве сырья. Так появился знаменитый пикалевский цемент, хорошо известный не только в СССР, но и Финляндии, Швеции, Германии. Глинозем же шел на Волховский Алюминиевый завод, расположенный неподалеку. Попутно на химическом производстве делали соду, поташ и другие химикалии. Высокая рентабельность производства, развивающееся производство. Неплохой соцкультбыт — профилакторий, освещенная лыжная трасса, и, конечно, знаменитый бассейн, сделавший Пикалево мировой столицей подводного плавания.

Это была типично советская ошибка планирования. Примерно как передача Крыма Украине. Не предусмотрели, что через 30 лет плановая экономика развалится, а для капиталистической, логистика окажется слишком сложной. Хотя, поначалу, все казалось бы все шло более-менее гладко. После нескольких пертурбаций приватизации, Глиноземный комбинат оказался вместе с Волховским Алюминиевым заводом в составе «ОАО Металлург», принадлежащего СевЗапПрому. Пока «Апатиты» принадлежали государству проблем не было. Потом была его приватизация, осуществленная «Менатеп» с таким уголовным размахом, что ее организатор Миша Ходорковский получил, в частности, за нее 6, или сколько-то там, лет лагерей. Вскоре банкротство ЮКОС, драка за активы, победителем которой оказался приятель Миши и совладелец «Менатеп» Андрей Гурьев — Первый секретарь райкома комсомола, под крылом которого Ходорковский слепил свой Центр Научно-Технического творчества молодежи по обналичиванию безнала. Человек с болезненно-маниакальной жадностью. Как и положено настоящему олигарху.

Прибыли «Глинозема» ему не давали покоя. Внезапно осознав, что нефелиновый концентрат не бросовый шлам, а ценная руда он быстро взвинтил в несколько раз цены. Фундаментальная проблема капитализма оказалась в уникальности производства. Вот, например, презервативы. В мире есть рынок презервативов и есть установленная рынком цена, которая как-то связана со средне необходимой стоимостью производства. У нефелинового концентрата тоже есть стоимость производства. Скажем, 1200 рублей за тонну, а Гурьев хочет 5000. И купить в другом месте нельзя. Потому, что, как мы уже говорили, руды уникальные, производство уникальное и так далее. Капитализм не работает.

Правда есть ФАС — Федеральная Антимонопольная Служба. Это уже не совсем капитализм, но все-таки. Старые друзья Гурьева. Решил как-то Гурьев продать что-нибудь ненужное, например, нерентабельный Воскресенский завод минеральных удобрений, и купить, что нибудь нужное. Что может быть нужно члену Совета Федерации от Мурманской области? Яхта ледового класса, москвичу точно не нужна. В-общем, продал, а потом пожалел. Тем более, что новые владельцы завод реконструировали. Поэтому он предложил им продать его обратно. Занедорого. А для убедительности повысил цену на апатитовый концентрат за год в 9 раз. С 2 до 18 тысяч рублей за тонну. Персонально на для воскресенцев. А вы думали, почему «Химик» так хреново в хоккей играет? То-то и оно. В-общем, ФАС решила, что это плохо, а Гурьев на ФАС и на решения суда положил… кассацию. Ну и правильно. Нет при капитализме такого закона, чтобы насильно заставить человека от своего сердца апатиты оторвать. Особенно по среднерыночной цене.

ФАС не может, а может кто? Ясно дело — рабочий класс. Выйдет на митинг, как это случилось, например, 23 мая 2000 года, попротестует. Пообещает перекрыть железную дорогу. Губернатор Ленинградской области Сердюков пожалуется Путину, тот рассудит по понятиям. «По понятиям» это где-то посредине между ценой покупателей и продавцов. Все счастливы — капитализм опять работает. Еще пару лет. До следующей ценовой разборки. Там опять срочная депеша президенту и новая цена, уже по новым «понятиям». То есть задачу «двух цен» капитализм решает. Хотя и с использованием президента Российской Федерации. И то верно: ГосКомЦен то ликвидировали.

Потом в России наступил очередной передел собственности, а именно, Дерипаска все купил. Начал он с алюминия, который в то время был чудо как дорог. Поэтому в СУАЛ стали докупать все, что нужно и не нужно. Так, что СевЗапПром глиноземное производство, вместе с Волховским и Волгоградским Алюминиевыми, продал. И цементное продал, только уже «Итере», а Бутурина, уже в свою очередь продала свой цементный бизнес «Евроцементу». Ну и, чтобы жизнь медом не казалась химическое производство Утевский и Ко оставили в своих руках под именем «Метахим». Одни считают, что во всем виноват жадный Утевский, распродавший «Глинозем», другие разумно замечают, что в России от тюрьмы, сумы и шальной пули не зарекаются. Сам не продашь — без тебя купят. На мой взгляд, разговор не о чем. При капитализме активы вечно ходят от одних к другим. Каждый хочет сделать монополию и установить монопольно высокие цены на свою продукцию. Вот и Дерипаска хотел.

Правда вскоре выяснилось (а как вы, может быть слышали, Дерипаска всегда покупает кота в мешке), что, во-первых, договор между «ФосАгро» и «Глиноземом» составлен так, что полученный на комбинате глинозем собственность «ФосАгро», во-вторых, поставка сырья на цементный и химический заводы должна идти по фиксированным ценам. Такой вот Дерипаска себе купил геморрой. В 2005 договор истек и все началось по новой. СУАЛ обещал перевести глиноземный комбинат на тиманские бокситы. «ФосАгро» в ответ заявил о планах строительства в Ленинградской области собственного комбината для переработки нефелинов, а, заодно, и алюминиевого завода. Где там были понты, а где просто бытовой идиотизм, мы за давностью событий разбираться не будем. Но тряхануло Пикалево тогда не слабо. А заодно и металлургов, химиков, стекольщиков и так далее. А ФАС? А, что ФАС — никаких нарушений нет.

Убедившись, что переработка бокситов в Пикалеве убыточна, РУСАЛ совсем уж было собрался избавиться от нетривиального актива, но на совете директоров, где обсуждался этот вопрос оказался представитель «Главстроя». Вспомнивший на беду о том, что цемент нынче в цене, и предложивший построить в Пикалево собственный, в пику «Евроцементу», цементный завод. «Глинозем» переименовали «БазэлЦемент» и пошло-поехало. В Хибинах растут нефелиновые терриконы. «БазэлЦемент» проводит сокращения и бредит реконструкцией. «Метахим» и смежные производства в Волхове, тоже стоят. «Евроцемент», вообще, на всех положил и всех уволил. Когда на него прикрикнули привез сырье для цементного производств из Брянска, нанял 200 человек на 2 месяца и хочет проверить — если на мешке написано «Пикалевский цемент», но внутри брянское дерьмо, сколько он будет стоить на рынке. Опять тупик. Только теперь полный тупик, а еще на фоне экономического кризиса. Капитализм снова не работает. Теперь не работает так сложно, что уже никто не может понять, что делать.

Выручают опять рабочие. «Дерипаска! Продай яхту, купи нефелин», «Дерипаска! Облажался — уходи!» — с такими плакатами стояли рабочие Пикалево 15 апреля в Питере у ТЮЗ. Если чертов капитализм не работает, то должен же кто-то дать дельный совет! «Дерипаску — на бухенвальдскую похлебку!», — и пусть скажет спасибо, что не на бухенвальдское мыло. Но рабочих на митинги выводит профсоюз. И у его лидера Светланы Антроповой свое мнение: «Продайте завод грамотным хозяевам». У председателя Санкт-Петербургской территориальной организации горнометаллургического профсоюза России Юрия Стрелкова мнение схожее. «Грамотные хозяева» это, очевидно, «Метахим». На самом деле, сайты желтых журналистских расследований, все эти stopcrime и compromat.ru переполнены сенсационными разоблачениями Антроповой, сопровождаемыми деталями ее биографии. А вот слова рабочего из Пикалево: «Мне ближе не „БазэлЦемент?“, а независимый профсоюз. Сговорившись с работодателем профсоюз продаст весь коллектив. Сейчас Вам кажется, что так и надо, а что будет после? Как „карманный“ профсоюз сможет отстаивать интересы рабочих?»

И то правда! Вот победит «Метахим» (хотя это, навряд-ли) и начнет бодаться уже с «ФосАгро». Мы же вроде договорились — в Пикалево капитализм не работает. Утевский, наверное, и «ФосАгро» готов на поруки взять, только такой кусок ему точно не дадут. Правда, «Метахим», хоть остановит реконструкцию и запустит заводы. Да и рабочим там платят вдвое больше чем у Дерипаски. Платят может и больше, а о приватизации была интересная полемика рабочих с посетившим Пикалево лидером ФНПР Шмаковым: «Вот куда вы свои ваучеры-акции дели? Продали, небось? Так вот: в этот момент вы и продали своё право влиять на будущее завода!», — ответ на реплику рабочего протестовавшего против перепрофилирования комбината. «А как было не продать? Если у нас их прямо на проходной завода отбирали. Если не продашь — уволим», — разъяснила москвичу суть приватизации работница.

Неужели куда не кинь — всюду клин? На митинге рабочие Пикалево, профсоюзные активисты Волхова, Тихвина поставили вопрос ребром: «Национализация!». «Власть — политический импотент», — кричит плакат. Власть не хочет выглядеть импотентом. Зашевелился ФАС, потребовавший от «БазэлЦемент» восстановить подачу сырья химикам и цементникам. Доведенный пикалевским кризисом до отчаяния Сердюков (говорят Медведев дал ему десять дней на запуск завода), не выдержал, отозвал свое ходатайство о выделению «БазэлЦемент» полутора миллионов на запуск комбината, и требует национализации. «Этот чертов капитализм не будет работать в проклятом Пикалево», — наверняка думает Сердюков. Увы. Даже если национализировать все части бывшего «Глинозема», то он все равно не будет работать, потому, что останется проклятый «ФосАгро», со своим ненавистным нефелином с непонятной ценой. Сердюков не дурак — он уже попросил у РФФИ передать в оперативное управление Ленобласти принадлежащие государству 20% акций «ФосАгро»: «Уж мы их мерзавцев…»

Национализации компании боятся. Это они на словах всех уверяют, что в Пикалево у них сплошные убытки. Теперь «Евроцемент» предлагает пикалевцам поехать поработать на строительстве цементного завода в Рязани за 7000 рублей, с проживанием в балке. А за это время они обещают реконструировать завод в «Пикалево» так, что он сможет работать на традиционном сырье. Получается какая-то чушь. Сырье будут возить за 1000 километров и делать из него некачественный цемент. «Зачем это нужно? Пусть его в Рязани делают. В Хибинах, нефелина навалом и он никому не нужен», — говорят рабочие. Это рабочим не нужно. А так «Евроцемент» владеет брендом «Пикалевский цемент», за которым полвека качества и традиций и который пока еще стоит больших денег. «БазэлЦемент» выполнять решения ФАС тоже не торопится. У них реконструкция на полпути остановилась. Деньги вложены — если повернуть назад охрана Дерипаски незадачливым менеджерам «Главстроя» яйца оборвет. И «Метахим», уволивший давным-давно всех рабочих, пытается извернуться показать себя защитником Пикалево.

И именно потому, что юлят и хитрят сволочи — нужна национализация. Экспроприация безо всякого выкупа. Сделает государство — признают рабочие наличие яиц у Медведева. Для этого нет юридической базы. Для этого нет политической воли. Капитализм не работает в Пикалево. Лучшие из ораторов на митинге предлагали КПРФ. Что, у них капитализм заработает? Нет. Мало национализации. Нужен рабочий контроль снизу-доверху. А если будет такой контроль, то капитализм окажется не нужен. Ведь он не работает! И не только в Пикалево.