Главная Враг Капитала Конец лимитрофного чуда

Конец лимитрофного чуда

E-mail Печать PDF

Рубеж тысячелетий знаменовался множеством удивительных вещей в экономике, и, среди них, несомненно «лимитрофное чудо». Именно так можно назвать бурный рост экономик стран Балтии и некоторых стран Центральной Европы. После нескольких лет кризиса и жесткой структурной реорганизации эти страны испытали период существенного экономического роста. Причем, зачастую экономический базис этого роста был совершено неочевиден. Из них страны Балтии, пережив почти полную деиндустриализацию, долгое время показывали лучшие показатели, на фоне развития рынка недвижимости, банковских услуг и прочих атрибутов «Новой экономики».

Нам много лет объясняли, что залог этого успеха — эффективное и дешевое государство, свобода предпринимательства и низкая коррупция. Это, конечно, все было замечательно, но совершенно не давало ответа на вопрос: откуда деньги? Ответ дал финансовый и, затем, кредитный кризис — резко выросшие ставки, ужесточение кредитной политики банков, привели к появлению сложностей в рефинансировании кредитов. Как результат, экономики стран Балтии посыпались как карточные домики. Так в относительно благополучной Эстонии, промышленное производство упало на треть. Зато, к радости правительства, на 40% вырос объем денежных переводов из стран ЕС, что не удивительно для страны безработица в которой, приближается к 10%.

Сейчас для экономик стран Балтии рефинансирование долгов — вопрос жизни и смерти. Впрочем, как гласит народная мудрость: «Небольшой долг — ваша проблема, большой — проблема вашего кредитора». Целый ряд крупнейших банков в Северной и Западной Европе находится на грани банкротства, из-за невозможности возврата денег, вложенных в экономики своих «влившихся в демократическую семью соседей». Крах этих банков угробит экономику Австрии, вложившую в своих балканских соседей и, особенно, в Венгрию, сумму эквивалентную 70% своего ВНП, и станет тяжелым ударом по Швейцарии, Бельгии, Нидерландам, Швеции, и, в меньшей степени, Финляндии. В Германии и Франции эти кредиты не так выделяются на фоне прочих, но тоже вызывают изрядную головную боль у банкиров и политиков.

Здесь самое время напомнить читателю, что означает слово «лимитрофные государства». Исторически так называли приграничные территории Римской Империи, а после Первой мировой войны этот термин закрепился за государствами санитарного кордона на границах Советской России. Народы этих стран раз за разом пытались сделать социалистическую революцию, а жестокие буржуазные диктаторские режимы топили рабочее движение в крови. Консервативная до неприличия англосаксонская дипломатия, после краха советского лагеря пошла по такому же пути, разве, что в более гуманитарной, а значит и дорогой проекции. В эти страны вкачивались деньги европейских банков, а в президентские кресла садились американские «смотрящие», в-общем, страны EC, оплатили расширение НАТО на Восток. Найти рациональные причины таких действий довольно сложно, учитывая, что основной импульс этому процессу был придан в начале 90-х, когда никаких политических разногласий между Россией и США не наблюдалось.

Конечно, были и другие мотивы: страх получить на своих границах толпы беженцев из голодных и раздираемых войнами соседних государств, попытки создания внутри EC своего маленького Китая с дешевой рабочей силой, может быть даже гуманитарные аспекты содействия демократическим преобразования и соблюдению прав человека. Но если мы посмотрим на лабораторно-чистый образец — Эстонию, например, мы увидим, что там ни об одном из этих факторов не стоит говорить. Со Старой Европой она не граничит, промышленных инвестиций — мизер, гражданских прав нет у четверти жителей. И тем ни менее, активное кредитование. На самом деле, понять этот психологический феномен не сложно. Политики, оказавшиеся у власти на Западе, в конце 90-х, воспитывались на мифологемах холодной войны. На тщательно культивировавшемся стыде за невмешательство Запада в Будапеште 1956 и Праге 1968. В этот момент они оказались в положении Кислярского, которому Остап Бендер настойчиво хотел дать парабеллум, но удовлетворился и пятьюстами рублями.

Одна маленькая проблема. Старые долги погашались путем выдачи новых. Рост ставок рефинансирования и проблема перестала быть маленькой, а суммарная задолженность стала расти на 10-20% в год, потом выдававшие кредиты банки потеряли платежеспособность. Сейчас только та часть корпоративная задолженность этих стран, которая должна быть рефинансирована в этим году, составляет, по разным оценкам, от 400 до 500 миллиардов долларов, и она ни в малейшей степени не порывается золотовалютными резервами этих стран. Только это уже проблема не только и не столько лимитрофов, сколько правящего класса стран EC. Главным образом, именно для реструктуризации этих кредитов, МВФ получит в этом году 750 миллиардов долларов. Сумма впечатляет, но деньги еще не все.

Большая часть лимитрофных государств экспортирует в старые страны EC рабочие руки. Такие индустриальные страны как Чехия, Венгрия и Польша еще и потребительские товары. Экспорт Чехии составляет 80 процентов ее национального дохода. Для сравнения у Японии этот показатель 10%, США — 15% и Германии — 30%. Вызванная мировым кризисом перепроизводства волна протекционизма не оставит этим экономикам никакого шанса. Особенно, если учесть, что большая часть этих товаров производится корпорациями из старых стран EC, располагающими у себя дома резервными мощностями для выпуска всего спектра этой продукции. Еще хуже приходится странам экспортирующим рабочую силу, рост безработицы в странах Евросоюза, неизбежно разобьет в какой-то момент единый рынок рабочих рук. Как только это случится наступит хаос.

Последнее десятилетие убедительно показало, что стимулирование экономики, в целях обеспечения устойчивого роста, не может избавить капитализм от кризиса. Оно может отсрочить кризис, но тогда он будит еще более разрушительным. На периферии современного капитализма, он, неизбежно, примет характер катастрофы.