Главная Враг Капитала Иустин Жук. К истории мемориальной таблички на станции Грузино

Иустин Жук. К истории мемориальной таблички на станции Грузино

E-mail Печать PDF

Как верно заметил известный американский историк Александр Рабинович, Октябрьская революция была результатом действий не одних только большевиков, а целой коалиции левых сил. В той или иной степени в революционных боях приняли участие левые эсеры, анархисты, радикальное крыло партии меньшевиков, а так же множество мелких групп и отдельных личностей, видевших в Советской власти режим в наибольшей степени, отвечающей интересам трудового народа. В дальнейшем пути этих людей разошлись. Левые эсеры порвали с большевиками в 1918 году. Союз с анархистами продлился несколько дольше, до начала 1920-х годов. Даже сама большевистская партия фактически раскололась в ходе кризиса 1921 года. Но это не отменяет факта, что революция 1917 года была результатом массового народного движения, а не интриг кучки заговорщиков.

Одним из таких людей, вершивших историю России в начале 20 века был Иустин Жук. Он родился 31 мая 1887 года, в семье украинского крестьянина местечка Городище киевской губернии. Несмотря на то, что семья Жука не относилась к категории зажиточных поселян, его родители, увидев, что мальчик обладает большими способностями, позаботились отдать его в училище при местном заводе. Успехи в учебе, позволили Иустину получить работу при заводской химической лаборатории, где он по возможности расширял свои знания самообразованием.

В сентябре 1905 года Иустин Жук поступил на учебу в Ирусянские сельскохозяйственные классы, где готовили специалистов в области сельского хозяйства. Но проучился он там не долго. Узнав, что среди учащихся и преподавателей курсов царят революционные настроения, черносотенцы и полиция разгромили эту школу.

К тому времени революционная волна 1905 года шла на спад уже по всей России. В этой атмосфере, многие отчаявшиеся молодые люди не желая признавать победу реакции шли в террор.. Погибая они забирали с собой жизни врагов.

Тогда вся киевская губерния была охваченная пламенем гражданской войны. Активисты из анархистках, эсеровских и даже социал-демократических организаций часто объединялись в небольшие временные террористические группы, которые распадались после проведения боевой операции.

В известной мне литературе не указанно как и когда Жук присоединился к революционному движению. Известно, что симпатии к революционерам он высказывал уже в самом юном возрасте, когда учился в училище в Городищах. Некоторые его родственники, в том числе и младший брат, были активистами анархистских групп. На первых порах Жук относил себя к анархо-максималистам, хотя в последствие его взгляды эволюционировали к анархо-синдикализму. В окрестностях Киева он создал сеть постоянных анархо-синдикалистких групп называвшихся «Южно-русская федерация крестьян анархо-синдикалистов». В жандармском досье на него было сказано: Иустин Жук стоит во главе Черкасской группы анархистов-коммунистов и был душой всех разбойничьих нападений и убийств, имевших место в 1907 и 1908 года. Эта характеристика не далека от действительности. По всей губернии Жук создал сеть конспиративных квартир и тайных убежищ для боевиков. Многие из них были настоящими замаскированными бункерами в подвалах домов. Находится там было очень тяжело из-за отсутствия света и плохой вентиляции, но обнаружить их было практически невозможно. А это было самым главным для боевиков-анархистов, каждый из которых был обречен на смертны приговор.

В этих тайных лежбищах Жук коротал долгие часы, занимаясь литературной деятельностью, в частности сочиняя стихи. К сожалению, его литературное наследие до нас не дошло. После его ареста в 1909 году, отец подпольщика поспешил сжечь все бумаги сына, опасаясь наличия в них компрометирующей информации.

Деятельность боевиков-бомбистов была яркой, но непродолжительной. 21 января 1909 года, дом где скрывался Иустин Жук был окружен полицией по наводке провокатора Фоменко (Бывшего черносотенца, вступившего в организацию анархистов чтобы искупить старые грехи. Жук разоблачил его нечистоплотность в обращение с экспроприированными деньгами, что и подтолкнуло предателя на его черное дело. В дальнейшем анархисты предприняли на предателя ряд покушений. Иуде пришлось спасать свою жизнь на конспиративной квартире полиции.). Анархисты отстреливались всю ночь, распевая революционные песни. Лишь когда дом был блокирован войсками, они сдались.

В некоторых источниках говорится, что при аресте Жук пытался подорвать себя гранатой, но вероятно речь идет о более позднем апокрифе. При задержании он сразу отказался давать показания «как атеист и анархист». Всю вину за проведенные его группой операции Иустин Жук взял на себя. Примечательно, что «Южно-русская федерация крестьян анархо-синдикалистов» продолжила свою активность и после ареста Жука.

Усилиями адвоката, смертная казнь для Иустина Жука была заменена пожизненной каторгой. Но даже находясь в пересыльной тюрьме он не оставлял планов побега. Всю жизнь Жук оставался химиком-энтузиастом. По его замыслу тюремный фельдшер должен был передать ему компоненты для создания бомбы, которой неукротимый динамитчик собирался взорвать тюремные стены. К сожалению, этот план был провален из-за предательства одного молодого эсера. За попытку побега в 1911 году Жук был переведен во вторую по значению тюрьму империи — Шлиссельбург. Сокамерники описывали его как человека «исполинского роста, богатырского телосложения, с глазами в которых скользила непоколебимая сила воли». В тюрьме Жук писал историю Шлиссельбургской крепости и продолжал поэтические опыты. Эти сочинения погибли на Украине во время гражданской войны.

Февральская революция открыла ворота темниц царской тирании. Среди первых освобожденных узников были и узники шлиссельбургского замка, которых освободили рабочие шлиссельбургского порохового завода. Выйдя на свободу, Иустин Жук поступил подручным слесаря на шлиссельбургский пороховой завод, где скоро стал заметной фигурой. С конца 1917 года он стал членом комитета по управлению завода, который перешел в руки рабочих. В качестве активиста движения фабзавкомов он стал известен не только в Шлиссельбурге, но и в Петрограде.

В августе 1917 г. Иустин Жук лично привел в Петроград целую баржу со взрывчаткой, в распоряжение Петроградского Совета готовящегося защищать город от Корнилова. Баржа пришвартовалась у Смольного, что вызвала трепет у председателя Петросовета Чхеидзе. Опасаясь взрыва тот потребовал убрать опасный груз куда угодно, что и было сделано. Взрывчатка была распространена среди рабочих выборгской стороны.

Политические противники распространяли слухи, что Жук, не политический заключенный, а уголовник, осужденный на пожизненную каторгу за убийство родителей. Лидеру шлиссельбургских рабочих пришлось дать опровержение в прессу, предлагая всем желающем отправится на Украину и убедится, что его родители живы и здоровы. Кадетская и меньшевистская пресса писала ужасы о «Шлиссельбургской республике» где заправлял злобный Жук. Эти истории были не так далеки от истинны. Город Шлиссельбург действительно был под контролем фабзавкома. Рабочие работали по 6 часов в день, а остальное время учились обращению с оружием. В ходе дальнейших событий Красная гвардия Шлиссельбурга была одним из ударных отрядов революции.

В октябре 1917 года Жук оказался на стороне правительства Ленина. Как писал Г. Зиновьев — Он принадлежал к числу тех немногих анархистов-синдикалистов, которые шли рука об руку с коммунистами. Жук не был членом нашей партии формально, но он был горячим работником коммунизма… При этом Иустин Жук не порывал связи с анархо-синдикалистами. В 1918-1919 г. он регулярно посещал их центр на Бармалеевой (или Бармалейной?) улице, где располагался и книжный магазин продававший анархисткою литературу. Иногда Жук пользовался фондами анархисткой организации для помощи шлиссельбургским рабочим.

По словам советского историка: «Для шлиссельбургских рабочих Жук был все - их политический вождь, руководитель их хозяйства, их продовольственный комиссар, организатор их отрядов. Человек богатырского сложения, великан, Жук в то же время отличался необыкновенной добротой и детской мягкостью характера. В глазах его светились ум и воля… Он был, несомненно, одним из крупнейших рабочих организаторов. Всей душой он рвался на работу по восстановлению разрушенного войной хозяйства, и работа спорилась в его руках».

Его трудами был организован детский дом (на практике, скорее интернат) для детей шлиссельбургских рабочих. Благодаря своим украинским корням Иустин Жук не раз с успехом ездил на Украину в родные места и добывал для завода продовольствие. Примечательно, что и в то время он не оставлял свои занятия химией. Наиболее известным деянием Иустина Жука стало производство винного сахара из опилок, в пороховом цеху шлиссельбургского завода. Об этом есть упоминание в письме Ленина Г.Е.Зиновьеву:

«Говорят, Жук (убитый) делал сахар из опилок? Правда это? Если правда, надо обязательно найти его помощников, дабы продолжить дело. Важность гигантская…».Письмо Ленина Г.Е.Зиновьеву

По свидетельству очевидцев Жук получив формулу радовался как ребенок и строил планы создания сахарных заводов по всей России с ее бескрайними лесами. (Примечательно, что этими же самыми вопросами, в годы блокады занималась сестра моей бабушки А. Л. Агранат в Ленинградской Лесотехнической академии)

Но этим планам не суждено было сбыться. Шел 1919 год. С юга-запада на Северную коммуну наступали орды Юденич («Может Португалец? — Псковские мы…»). С Севера пришла новая угроза — полчища свирепых ингерманландцев ополчились на красную столицу (стремясь захватить Кавголово, Токсово и прочие лучшие курортные места).

Решающие сражение развернулось у поселка Куйвози (ныне Грузино). Красные войска заняли господствующие над железной дорогой высоты, где сегодня расположена деревня Грузино. Враги свободы обложили позиции красных с трех сторон и готовились к решающему штурму. На помощь осажденным был послан Иустин Жук, в качестве члена военного совета фронта. С ним не было верных шлиссельбуржцев — те были посланы на юг, отбивать атаки Юденича. Изучив обстановку и воодушевив защитников Куйвози, Жук направился к станции, куда должен был прийти поезд с подкреплениями, но события стали развиваться самым неблагоприятным образом.

Как только эшелон подошел к станции, из леса слева от железной дороги (где ныне находятся садоводства) белоингреманланды открыли сильный огонь. Выгружающиеся солдаты (которые видимо находились на открытых платформах) сразу попадали под обстрел. Стремясь спасти ситуацию, Иустин Жук потрясая маузером бросился к красноармейцам, чтобы построить их в боевые порядки и вывести их из под обстрела, но тут вражеская пуля сразила героя. Воодушевленный враг пошел в атаку, но к счастью на поле боя прибыла бронелетучка, которая пулеметным огнем прижала вражеские цепи к земле. Тело Иустина Жука погрузили на паровоз и отправили в тыл. Потрепанная пехота сумела отступить по железной дороге до станции Пери. Это произошло 25 октября 1919 года.

Дальше события развивались в соответствие с советской киноклассикой. Разгневанные гибелью командира красноармейцы воодушевились и двинулись в контрнаступление. Ингерманландцы получив в итоге то, что они заслуживают, бежали в панике на север где и сгинули. Немногие оставшиеся в живых переквалифицировались в краеведов, собирателей карело-финского фольклора и фанатов волховского крокодила (на базе ОГФ).

Иустин Жук навсегда остался в пантеоне героев рабочего класса и врагов тирании.