Главная Враг Капитала Пьеса опоздавшая на 10 лет

Пьеса опоздавшая на 10 лет

E-mail Печать PDF

Вчера посмотрел «Вечер с бабуином». В театре был аншлаг, яблоку было упасть негде.

Шрайбман был безусловно прав, эта пьеса запоздала на десять лет. Сегодня ее можно трактовать как еще одну попытку лизнуть ж… нашему ПэЖе и наехать на либералов, но в году 1995 оды в честь бандитов из уст продвинутых гуманистов публиковались в каждой газете. Правда, думаю в 90-хх «Вечер с бабуином» просто бы запретили.

Теперь о плюсах и минусах. В целом пьеса точно следует авторскому тексту, который я читал в сборник пьес Кантора. В постановке театра Комиссаржевской был добавлен прелестный эпизод, когда Курочки и его «не вписавшийся в рынок» коллега — «шестидесятник» ставший лакеем, вместе распевают «Бумажного солдата». Игра и подбор актеров — великолепны. Ирина Кузина — похожая на смесь Старовойтовой с Тимошенко- постмодернистская идиотка Алла Курочкина, прообраз многих либеральных ЖЖ блогерш («а при коммунизме не было фанерных шкафчиков!»)- и замечательный — Петр, рефлексирующий бандит, выступающий в качестве змея-искусителя. Отлично была сделана и кульминация пьесы — сцена каннибализма («Вы все людоеды!!! — Сядьте Курочкин, не позорьтесь! Вы в цивилизованном доме.»)

К слабым местам пьесы следует отнести звуковое и световое сопровождение, бессмысленное, безвкусное и ничего не дающие для понимания спектакля (за исключением сцены кульминации). Единственное, что могли изображать эти вопли за сценой, это уханье бабуинов (версия Шрайбмана). Непонятно, почему слуга Валера, был представлен сравнительно молодым человеком, этаким Фигаро. По тексту, речь скорее всего идет о ровеснике Курочкина — «шестидесятнике». А следовательно, лакею следовало бы выступать степенным Бэрримором, а не носиться по сцене с ухмылкой «Фигаро здесь, Фигаро там». Трудно было принять и режиссерское видение образа Кузина, представленного этаким молодым Жириновским, одетым как ветрогон. А ведь по тексту пьесы, этот бабуин занимал более солидное и респектабельное положение, чем профессор Курочкин. Удивительно, почему чета Курочкиных пребывает в замешательстве, узнав, что Петр бандит. И это учитывая любовь «шестидесятников» к уголовной романтике, и при том, что в начале 90-хх иметь друга бандита почитал за честь, каждый мало-мальски серьезный деятель культуры или либеральный интеллигент!

В конце спектакля, артисты были награждены бурными аплодисментами с задних рядов и галерки, но сидевшие в первых рядах партера Курочкины, Кузины, Валеры и Петры безмолвствовали. Со времен «Женитьбы Фигаро» и «Ревизора» элиты заметно поумнели. Остается поприветствовать первое антибуржуазное произведение последних десятилетий, которое прорвалось на большую сцену.