Главная Красный мир Гондурас: временное затишье

Гондурас: временное затишье

E-mail Печать PDF

Спустя четыре месяца спустя после переворота в Гондурасе, комбинация из жестоких репрессий и тактики затягивания переговоров, временно смогла разрядить обстановку, но не уменьшила готовность народа к сопротивлению. Сознательность трудящихся сделала огромный шаг вперед. Теперь необходимо организовать самых передовых активистов движения в организацию опирающеюся на марксистские идеи.

Возвращение Силайи в страну 21 сентября, стало поворотным моментом в ходе народного движения против переворота. В течение трех месяцев рабочие, беднота и молодежь Гондураса, возглавляемая Национальным Фронтом Сопротивления Перевороту, смело выступили против хунты, проводя манифестации и забастовки. Движению удалось организовать национальный руководящий орган, с представительством от основных профсоюзных организаций, а также вовлечь крестьян, молодежь, индейцев и другие угнетенные слои. По всей стране, на всех уровнях были созданы отделения НФСП. Фронт был признан реальной силой, с которой приходится считаться даже послу США. Всем стало ясно, что без участия Фронта невозможно принять никакого приемлемого решения.

Тайное прибытие Силайи в Тегусигальпу, воодушевило массы. Режим Мичилетти повис на волоске. Силайя продемонстрировал личную храбрость и благожелательность в отношение к массам. Он мог бы легко пойти на компромисс с путчистами, но он продолжал настаивать на своем возвращение в президентский дворец и обратился к народу с призывом продолжить борьбу. Он вернулся в страну, рискуя своей жизнью.

Но как мы и предупреждали, олигархия, почувствовав опасность, прибегла к самым жестоким репрессиям. Сотни человек были арестованы, были введены ЧП и комендантский час, армия и полиция взяла под свой контроль улицы городов. Однако, массы продолжали сопротивление. В течение нескольких дней в рабочих кварталах гондурасских городов полыхало восстание. Рабочие возводили баррикады, оказывали сопротивление карателям, и нередко обращали в бегство полицию и войска. Но в момент подъема восстания и перед перспективой революционного переворота, хунта, империализм и олигархия, начали разыгрывать новую крапленую карту: переговоры. Силайя призвав народ к восстанию, одновременно согласился на переговоры с представителями хунты, его даже видели обнимающегося с ними в бразильском посольстве. Он уже согласился на «План Сан Хосе», по которому путчистам предоставляется амнистия а Учредительное собрание не будет созываться. Такая позиция подорвала силу движения. Руководство НФСП прямо заявило, что Фронт борется не только за возвращение Силайи, но и за немедленный созыв Учредительного собрания. УС в глазах масс является способом уничтожения власти олигархии и коренных преобразований. Силайя признался, что согласился на План, только по тактическим причинам, и что как только он вернется к власти, народ может продолжить борьбу за УС.

В тот момент было вполне реально свергнуть хунту с помощью восстания. Массы могли прийти к власти и объявить о создании Революционного учредительного собрания. Проблема состоит в том, что когда приходит момент восстания, любая нерешительность губит дело. У лидеров сопротивления не было ясной стратегии. Не был назначен день восстания, хотя все условия благоприятствовали его успеху. Не была проведена необходимая работа. Ориентация на мирные средства борьбы, привела к тому, что не были созданы вооруженные структуры. Репрессии и нерешительность руководства в решающие моменты, привели к тому, что благоприятный момент был упущен. Время для восстания было упущено. Центр тяжести классовой борьбы сместился с улиц за стол переговоров. 7 октября ОАГ поспешала прислать делегацию и организовать переговоры. Цель правительства Обамы и основных латиноамериканских стран была ясна: скорее достигнуть соглашения и не позволить свергнуть хунту революционным путем. Условия были таковы: Силайя возвращается, но отказывается созывать УС- путчисты получают амнистию- проводятся выборы под надзором правительства путчистов. Таким образом, Силайя оказался бы связанным по рукам и ногам, а олигархия свободно провела бы и фальсифицировала бы выборы, узаконив правительство олигархов. Но Мичилетти и олигархия с самого начала использовали переговоры, для затягивания времени, в надежде дотянуть до 29 ноября, времени выборов.

После десяти дней переговоров Силайя объявил, что соглашение достигнуто на 95%. Препятствием стал всего один пункт — возвращение Силайи в президентское кресло. Хунта требовала амнистии, обязательства Силайи не созывать УС и своего контроля за выборами. Это было фарсом и обманом, но, к сожалению, Силайя согласился на это. Это соглашение дезорганизовало сопротивление, которое все еще подвергалось жесточайшим репрессиям. Хунта пошла на еще один подлог, провозгласив отмену ЧП, она не опубликовала приказа об этом, тем самым, оставив ЧП в силе.

Перед самым объявлением «согласии на 95%», представитель Фронта Сопротивления, Барахона (Barahona) покинул переговоры. Он заявил, что Фронт не согласен с решением Силайи отказаться от созыва УС, хотя и уважает решение президента. Это было правильное решение, но проблема состояла, в том, что к этому времени сопротивление на улицах ослабло, из-за комбинации репрессий и «переговоров». Инициатива была утеряна.

Почувствовав, что ситуация разрядилась олигархия консолидировалась и почувствовала уверенность. Ханту чувствует за своей спиной поддержку США. Теперь Мичилетти, заявляет, что уйдет в отставку, только если Силайя не будет президентом. Переговоры зашли в тупик. Чтобы выйти из этого безвыходного положения Обама снова пытается оказать слабое давление на путчистов. Х Клинтон провела телефонный разговор с Мичилетти, на этой неделе в Гондурас прибудут представители госдепа. Глава миссии ОАГ в Гондурасе также обещает, что «соглашение вот-вот будут». ФНСП не было разбито, но его мобилизационная способность сильно уменьшилась. Это, с одной стороны, результат жестоких репрессий, было убито 22 человека, и тысячи были ранены, с другой стороны это деморализация после неоправданных надежд на «переговоры» и нерешительности лидеров, которые так и не призвали к всеобщему восстанию. Люди устали от долгого напряжения, и отсутствия ясных перспектив.

Это отнюдь, не означает, что движение побеждено. Нет и нет! По опросам все еще большинство населения выступает против хунты. 52% высказались против путчистов, и только 17% поддержали- 60% выступают за отставку Мичилетти, и только 22% его поддерживают. Кроме того, 52% поддержали возвращение Силайи, в то время как 33% выступили против. Это не только пассивная оппозиция хунте, более 45% опрошенных сказали, что участвовали в демонстрациях. Имена эта массовая оппозиция хунте одна из причин, почему путчисты боятся возвращения Силайи. Они понимают, что это будет расцениваться как победа, и может привести к победе на выборах его сторонников, тем более, похоже, что теперь сопротивление будет группироваться вокруг кандидатуры Карлоса H Рейес.

Непонятно, как теперь может быть достигнуто соглашение, по этому пункту, даже под давлением Вашингтона и непризнания выборов 29 ноября. Хунта почувствовала себя уверено. Пока им удалось приглушить сопротивление, и у них есть сильные покровители в США, которые поддерживают их, надеясь повернуть вспять революционный процесс в Латинской Америки. Для империалистов переворот в Гондурасе урок для Венесуэлы, Боливии, Эквадора, Сальвадора и других недовольных. НФСП должен проанализировать произошедшее за четыре месяца. Некоторые активисты заговорили о герильи. Это отражение нетерпения и расстройства, вызванное нерешительностью руководства. Однако, несмотря на то, что нерешительность должна быть, безусловно осуждена, уход в горы станет бедствием для движения. Это исключит из реального сопротивления и от масс самые активные элементы.

Массы не виноваты. Они боролись словно львы. Их решительность и смелость — могут только восхищать. Если бы все зависело только от их героизма и решительности, хунта уже была бы свергнута. Но одного героизма мало. Руководство сделало ряд правильных шагов, и, несомненно, состоит из смелых и честных бойцов, у многих из них за плечами годы борьбы. К сожалению, руководство не знало как вести движение к победе. Всеобщая забастовка, так и не была проведена, должным образом. В самый решительный момент, когда восстали рабочие пригороды, необходимо было призвать к всеобщему восстанию, руководство оставалось нерешительным. Чтобы перегруппироваться и быть готовым к новому этапу борьбы, движению необходимо сделать надлежащие выводы. Чтобы переломить ситуацию в свою пользу, необходимо отказаться от любых переговоров с хунтой, и организовать массовую кампанию против выборов 29 ноября. Необходим активный бойкот выборов, так как эти выборы проводит хунта при жесточайших репрессиях. Этот бойкот, должен быть организован через самую широкую кампанию политической агитации, манифестаций и всеобщей забастовки.

Четыре месяца борьбы не прошли даром. Были созданы сильные организационные структуры и налажены связи между организациями и массами. Массовое движение почувствовало свою силу. Их уровень сознания сильно вырос. Это неизбежно проявится в ближайшее время. Ни одна из масс стоящая перед массами так и не была разрешена, и они не могут быть разрешены при сохранении капитализма, поэтому нет никакой другой альтернативы, кроме продолжения борьбы. Необходимо организовать самых передовых активистов в организацию, основанную на марксистских идеях. Только марксистское руководство может дать массам ясные цели и победную тактику и стратегию.