Главная Красный мир Болевой порог

Болевой порог

E-mail Печать PDF

«Список Магнитского» (Sergei Magnitsky Rule of Law Accountability Act) — закон принятый в декабре 2012 года Конгрессом США. В отношении 60 перечисленных поименно чиновников МВД, ФСБ, ФНС, Арбитражного суда, Генеральной прокуратуры и ФСИН, правительство США должно ввести дискриминационные меры: запрет на въезд в США и замораживание счетов в американских банках. К санкциям уже присоединилась Британия и, по всей видимости, за ней последуют остальные станы ЕС. Сиюминутный эффект этих мер не очевиден, так, например, одна из ключевых фигур в этом списке, бывший начальник московской налоговой № 28 Ольга Степанова, как известно, предусмотрительно скупает недвижимость в Дубае, а не в США. Но, в-общем, понятно, что объявление целого ряда высших государственных чиновников персонами «нон грата» стало вызовом путинской верхушке. Реакция последовала незамедлительно… Но сперва несколько слов о жизни и смерти Сергея Магнитского.

На первый взгляд история борьбы Магнитского со Степановой и Ко, укравшей из бюджета более 16 млрд. рублей«Налоговики хороши: пятьсот раз подряд ошиблись?» — «Новая газета» — 15 апреля 2012, являет собой пример отчаянного и бескорыстного донкихотства, закончившегося гибелью пламенного борца с коррупцией. В действительности, все много сложней. Мы знаем, что государственные границы могут быть непрозрачны для людей, даже товаров, но вот деньги должны преодолевать их свободно. Такова роль финансового капитала в современном мире. Никто не платит налогов меньше чем спекулянты-инвесторы. А если и довелось им что-то там заплатить в бюджет, то государство конечно же вернет эти деньги сполна, борясь за свою инвестиционную привлекательность. Святая-святых современного мироустройства.

Вот на эту «священную корову» и покусились Степанова сотоварищи. Разумеется, что отнюдь не все ее высокопоставленные сообщники попали в пресловутый список. «Новая газета» связывает с этой историей Анатолия Сердюкова, перед Министерством Обороны успевшего порулить и ФНС. Схема, в-общем, была проста. Налоговики изымали документы компаний, работающих на финансовом рынке, получали из бюджета деньги и уводили их в оффшоры. Росли аппетиты. Для того чтобы получить миллиарды возврата, необходимо захватить инвестиционную компанию с оборотом под сотню миллиардов. В России таких мало, а те, что есть — под надежной крышей. Рискнули. «Прыгнули» на Hermitage Capital Management, чей оборот в от момент составлял где-то 150 млрд. рублей. Британский инвестиционный фонд. Не шутки. Объяснения из разряда «Сам понимаешь, там такие люди», здесь не катят.

Учредительные документы фонда хранились в аудиторской компании «Firestone Duncan», где, собственно, и работал Магнитский. Иностранные владельцы, и те из россиян, кто поосторожней, разбежались, а против Магнитского было возбуждено уголовное дело о неуплате налогов. В «Матросской тишине», и затем в «Бутырке», он отсидел чуть меньше года, а потом умер. Для наших тюрем, где режим содержания под страже, сам по себе, разновидность пыток, явление распространенное.

А между тем, владелец «Hermitage» Уильям Браудер, менее всего был готов смириться с потерей денег. И здесь он нашел полную поддержку мирового финансового капитала. Путину и Медведеву сначала аккуратно, потом все жестче и жестче, стали намекать, что неплохо бы принять меры. Повесить, скажем так, пару обнаглевших разбойников на крепостной стене. И в самом деле, мировая финансовая система в опасности. Так, когда-то «семибанкирщина» развязала из-за фальшивых авизо, войну с Чечней. А теперь ее политические приемники сами под ударом. Закон суров… Дальше сами знаете.

Проблема в том, что сдавать своих друзей и компаньонов Путин не намерен. Хотя бы потому, что эти разномастные «силовики» и есть та «вертикаль власти» за которую он вцепился двумя руками, чтобы не упасть. Разбомбить Россию, НАТО пока слабо. Вводить ввозные пошлины на производимые в России товары затруднительно, из-за отсутствия таких товаров. Да и неудобно как-то, Россия только вчера в ВТО вступила. Остается стандартные способ давления на нефтедобывающие страны с «сомнительными», с точки зрения Госдепа, режимами. Персональные санкции. Расчет прост. У этой теплой компашки такая прорва денег, что даже сохранение их нелегкая задача. Нужно безопасное место. Надежные ценные бумаги. Стабильный политический режим. В-общем, Запад.

Поэтому и взбеленилось путинское окружение, что задели за живое. А чем ответишь? Нечем. Не симметричными санкциями же, в самом деле. Пошлины на импорт запрещены ВТО. С ней шутки плохи. Конечно, можно опять взяться за американскую курятину, но это уже было много раз. А что остается? Что же экспортирует Россия кроме нефти? Детей.

Ужасно и омерзительно, но это так. Россия страна беспризорных детей. Нищета. Алкоголизм. Наркомания. Разрушенная система социальной защиты населения. Ужасающее состояние медицины. Огромная смертность в трудоспособных возрастах. С точки зрения многих американцев эти дети имеют очевидное достоинство — они белые. Поэтому они становятся товаром. Их продают и покупают за десятки тысяч долларов. Здоровых дороже. Больных дешевле. Дешевле, но покупают. Рынок.

Рынок ужасен. Но при капитализме его альтернатива может быть еще страшней. Американец заплативший 40 тысяч долларов за ребенка, еще больше на его лечение, контролируемый системой государственной опеки, не расчленит его на органы и не запихнет в подвал шить штаны 14 часов в день. Экономически нецелесообразно. А деньги в нашем мире всеобщий эквивалент. И тот широко известный факт, что вероятность ребенка усыновленного в России, погибнуть от несчастного случая в 40 раз больше чем в США, это лишь подтверждает.Усыновление и гибель усыновленных

Иностранное усыновление дает шанс детям самого разного возрастах и даже диагноза. Хотя, конечно, очередь на усыновление есть и в России. Я слышал такое мнение, проблему беспризорности, окончательно решит, мол, только революция. Цинизм лишь в том, что больным детям, которые сейчас находятся в детских домах, до победы революции еще дожить надо. Про все гнойники и язвы современного общества можно сказать тоже самое. Подождите. Сделаем революцию, и все решим. А пока, чем хуже — тем лучше, очевидно. Только вот никакой революции, с таким подходом сделать нельзя, потому, что революция делается людьми и для людей, ради детей, в частности, а не «революционерами» для самих себя.

Факт, что миллионы людей возмущены очевидной жестокостью партии власти. Партии в широком смысле слова. Потому, что за этот бесчеловечный закон голосовали представители всех парламентских партий, включая КПРФ. Без пафоса, голосование Жореса Алферова и Олег Смолина в третьем чтении против «закона Димы Яковлева», можно сравнить с голосованием Карла Либкнехта против военных кредитов в 1914 году. Всего, против проголосовало 7 депутатов Государственной Думы.Также, Борис Резник из фракции ЕР, Дмитрий Гудков, Илья Пономарев, Валерий Зубов, Сергей Петров, Андрей Озеров из фракции СР.

Изуверская жестокость Путина ставит многих людей, которые раньше поддерживали власть, как часть социальной сделки, в невозможное положение. Я имею ввиду таких людей как Леонид Рошаль или Чулпан Хаматова. Невозможно спасать детей и при этом поддерживать власть, которая тех же детей методично убивает. Есть десятки тысяч больных детей, которые никогда не будут усыновлены в России. Татьяну МакФадден, девушку на инвалидной коляске — трехкратную паралимпийскую чемпионку лондонских игр, в Санкт-Петербурге ждал бы интернат для инвалидов и смерть от голода. Сегодня она пыталась передать петицию в российское посольство в Вашингтоне. Работники посольства вызвали полицию.

Для миллионов людей события разворачивающиеся сейчас в России является своего рода болевым порогом, люди просто физически не могут терпеть дальше. За считанные дни собираются сотни тысяч подписей. Люди, несмотря на жестокие законы против демонстраций, выходят на акции протеста против этого позорного закона.

Власть торопиться закончить все в предновогодние дни. Но уже в самых верхних эшелонах власти звучат предостережения. Матвиенко, Тюльтанов, патриархия, Лавров — призывают или отказаться от принятия закона, или полностью выхолостить его, ограничив запрет здоровыми детьми, которые, формально, не усыновляются американцами и так. Демонстративная готовность Путина принять бой здесь и сейчас удивляет. Путин и его окружение находятся сейчас в положении отряда рыцарей, застрявшего в болотистой лощине и осыпаемого стрелами с окрестных холмов. Конечно, стрелы не могут пробить их панцири, но исторический опыт показывает, что переговоры в такой ситуации не худший выход.

Однако, идиотизм режима — не наша проблема. Как показали события последнего года, огромное число людей готово к мобилизации, вообще, и к гуманитарной мобилизации в частности. Сотни тысяч людей могут снова выйти на улицы. Мы должны быть готовы к такому развитию событий.

  • Отменить «Закон Димы Яковлева»!
  • Судить воров, жуликов и палачей!
  • Разрушить вертикаль власти!
  •