Главная Красный мир KПГ и греческая революция

KПГ и греческая революция

E-mail Печать PDF

Миллионы рабочих и молодых людей повсюду в мире внимательно следят за событиями в Греции. 24- и 48-часовые всеобщие стачки, массовые демонстрации, осада парламента во время голосования за программу экономии, все это вызывает огромную симпатию, и роль Коммунистической партии Греции (???) в этих событиях видна каждому.

Многочисленные, боевитые колонны на демонстрациях и акции, таких как драпировка Парфенона огромным знаменем, призывает европейцев к революции и вызывает огромное восхищение среди левых. Однако, хотя и понятно, что KKE ода из главных актеров в сложившейся в Греции предреволюционной ситуации, можем ли мы рассматривать ее как образец для нашей борьбы? Эта статья посвящена анализу, хотя и достаточно краткому, политической линии и программы греческих Коммунистов.

Исторические корни KKE и ее связь со сталинизмом

История ККЕ восходит к Социалистической Партии Труда Греции (????), основанной в 1918 году. Под влиянием Октябрьской революции ???? вступила в Третий Интернационал, поменяв название на ????-Коммунистическая (????-?) и приняв марксистскую революционную программу. Только в 1924 году она взяла имя KKE.

В процессе сталинизации партии в 1920-е Левая Оппозиция сгруппировалась вокруг Пантелиса Полиопулоса, который был Первым секретарем партии, но в 1927 году сталинстское руководство исключило эту тенденцию. Однако левая оппозиция контролировала пролетарский оплот партии — организацию в Пирее. Пантелис Пулиопулос был не просто первым секретарем, но и выдающимся марксистским теоретиком, сторонником Троцкого.

В 1936 году в Греции произошел переворот. К власти пришел генерал Иоаннис Метаксас. Он поставил компартию вне закона, преследуя и убивая ее активистов, и установил фашистскую диктатуру по образцу Муссолини.

В 1941 году, во время Второй мировой войны, КПГ создала Фронт национального освобождения (???). Следуя инструкциям Сталина и политической линии «Народного фронта», она не принимала в ??? только пролетарские или левые организации, но зато приветствовала буржуазных радикалов и монархистов который вдруг оказались «демократами». Как Пальмиро Тольятти в Италии навязал Итальянской компартии и ее активистам фронт рабочих с буржуазными партиями, такими как христианские демократы и монархисты — так же руководство КПГ сковало организацию демократической перспективой «национального освобождения», в соответствии со сталинскими директивами отказавшись от захвата власти.

EAM создал мощную вооруженную силу под названием ????, Народная Армия национального освобождения, численностью до 20 000 бойцов. После окончания нацистской оккупации Греции (октябрь 1944) КПГ, с помощью ???-????, удерживала власть по всей Греции. В 1944 году ELAS контролировала большую часть греческой территории, в городах и сельской местности, но её программа не предусматривала ни аграрной реформы, ни обобществления средств производства, несмотря на массовое присутствие и влияние коммунистов во фронте.

После восстания декабря 1944 года, КПГ могла взять власть, но лидеры отказались ввести в Афины основные силы ????, и восстание было подавлено британскими войсками вместе с греческой реакционной военщиной. Под руководством Сталина руководство КПГ сдало власть буржуазному правительству во главе с Георгиосом Папандреу, в обмен на что коммунисты получили три портфеля во второстепенных министерствах.

В 1945 ??? согласился разоружить свою армию во имя «мирного перехода к демократии». На самом деле Сталин сговорился с Черчиллем, что Греция останется сферой влияния западного блока. Это означало отказ от любого революционного развития этой страны. Греческая революция потерпела поражение, а последующая гражданская война положила конец гегемонии КПГ в рабочем классе — отчасти, из-за разгрома, отчасти из-за эмиграции лидеров и активистов. Во время режима «черных полковников» 1967-1974 гг., в КПГ произошел раскол между сторонниками так называемого «еврокоммунизма» (идей итальянского коммуниста Энрико Берлингуэра) и приверженцами Москвы.

Только после падения «полковников» КПГ снова стала легальной. В 80-х начались переговоры о создании предвыборного союза к национальным выборам 1989 года между двумя крыльями бывшей КПГ — промосковскими сталинистами и еврокоммунистической КПГ-Interior, а также другими мелкими группами. Этот союз должен был получить название «???????????»Синаспизмос по-гречески коалиция. Однако жизнь его была недолгой.

На деле этот союз (по-прежнему под сильным влиянием сталинских идей) в 1990 году поддержал право-консервативную буржуазную партию «Новая демократия» в коалиционном правительстве, чтобы не дать социал-демократической ПАСОК сформировать свое правительство. Это стало следствием ультралевой тактики «социал-фашизма», разработанной Коминтерном в 1928 году, — греческие коммунисты открыто порвали с другими рабочими партиями, объявив их «близнецами фашизма» и главными врагами рабочего класса. Такая политика КПГ привела к резкому падению её численности и потере почти половины голосов (с 10 до 6%) на следующих выборах. После краха СССР в 1991 году «ортодоксы» и «еврокоммунисты» распрощались навсегда. Вторые создали новую партию, дав ей имя «???????????», а просоветское крыло вернулось к названию КПГ, которым пользуется до сих пор.

Классовые корни КПГ и результаты выборов

В последние 2-3 года, однако, вследствие роста классовой поляризации в греческом обществе и атак крупного бизнеса, КПГ начала оправляться от ничтожных электоральных результатов, а в самое последнее время испытала значительный рост поддержки по данным соцопросов. В 2004 году она взяла 5,89%, в 2007 году 8,15%, а в 2009 году, с небольшим снижением, 7,54%, создав ядро из полумиллиона голосов, особенно в пролетарских областях. Например, в 2007 году во втором избирательном округе Афин, преимущественно рабочем районе, КПГ получила 12,5% (лучший результат с 1974 года, то есть с конца диктатуры), а в Пирее, докерском районе Афин, она получила 14,5%. Среди избирателей 25-34 лет она взяла около 11% и завоевала значительную поддержку среди работников частного сектора и безработных.

КПГ создала целый ряд подконтрольных организаций для привлечения масс через профсоюзы, такие как ???? (коммунистическая фракция в ?.?.?.?, профсоюзе работников частного сектора), PASY — для крестьян, PASEVE — для мелких лавочников, OGE — для женщин и MAS — для студенческого движения. «Коммунистическая молодежь» (KNE) является крупнейшей молодежной организацией Греции. 15 мая 2010 года, например, национальная демонстрация партии собрала около 30 тысяч участников.

Методы КПГ

По данным последних соцопросов, союз «традиционных левых» партий (то есть, всех, кто ведет историю от старой компартии — КПГ, «Синаспизмос» и «Демократические левые») способен получить более 40% и может таким образом стать первой избирательной силой в стране, разгромив ПАСОК, чьи шансы оцениваются в 8%. «Демократические Левые» могли бы перетянуть многих избирателей ПАСОК, в основном, благодаря тому, что они стоят в стороне от правительственных коалиций… пока еще. «Синаспизмос» тоже может стать точкой притяжения: она менее радикальна, чем КПГ, однако не использует таких сектантских методов. И КПГ, конечно, получит поддержку — во-первых, благодаря объективной ситуации, а во-вторых, из-за своей решительной оппозиционности и радикализма. Однако же сектантские приемы, свойственные ей, не позволяют ей полностью реализовать свой потенциал.

По сути, греческая компартия до сих пор страдает от наследия сталинизма в сочетании с сектантством, которые ведут только к расколу греческого рабочего класса и деморализации ее молодых и профсоюзных кадров.

С одной стороны, в партии существует крайне жесткий внутренний режим, отторгающий любую критику — результат сталинского вырождения 20-х годов. Вопиющий пример: профактивисты, крайне популярные в профсоюзе учителей, были исключены из партии лишь за то, что позволили себе усомниться в партийной тактике. Такой режим подавляет любые серьезные, открытые и откровенные дискуссии среди членов и в долгосрочной перспективе способен только разочаровать активистов. Однако, в то же время, он может и взорвать партию изнутри.

С другой стороны, партию пронизывает сектантство, которое изолирует её от любых массовых движений в стране — начиная с убийства школьника Алексиса в 2008 году, и заканчивая последними всеобщими стачками. ????, например, традиционно проводит митинги и забастовки отдельно от остальной GSEE, хотя и является её фракцией. Сама КПГ заняла сектантскую позицию во время студенческих протестов декабря 2008 года, после убийства Алексиса, отделив свое молодежное крыло от остальной массы учащихся, которые вели ожесточенную борьбу против правительства, предвосхитив всё то, что происходит в Грециии сегодня.

КПГ считает себя партией пролетарского авангарда. Однако она систематически действует так, чтобы отделять авангард от массы греческого пролетариата, практически отталкивая миллионы молодых людей и рабочих от знакомства с идеями коммунистов, и, что еще хуже, отвращая своих активистов от совместной борьбы с другими рабочими и молодежью. Под лозунгом сохранения предполагаемой идейной чистоты партии на самом деле кроется страх, что рядовые партийцы могут найти связь с подлинным потребностям класса и, в частности, с идеей единства всех сил слева от ПАСОК.

В книге «Детская болезнь левизны в коммунизме» Ленин решительно выступает против идеи искусственного отделения пролетарского авангарда от большинства рабочих, называя это преступлением, сокрушительно действующим на исход борьбы и на влияние коммунистов на массы. Вопрос не просто в физическом разделении рабочих на отдельные митинги- это означает практический отказ от борьбы за гегемонию в рабочем классе в целом и внутри его массовых организаций. Сильная коммунистическая фракция в профсоюзах на этом этапе должна вырывать лучшие пролетарские кадры из-под влияния реформистов, приобщать их к делу революции путем методичной работы бок о бок с этими рабочими и активистами, а не изолировать собственный актив от остальных.

Учитывая такие методы партруководства, оно скорей всего откажется от любого избирательного союза на почве борьбы против капитализма. В статье Иностранного отдела ЦК КПГ от 11 февраля 2011 г. мы читаем следующее:

«Отказ от тупика так называемого „единства левых“ означает для КПГ сохранение политики альянса, которая соответствует интересам рабочего класса, трудящихся слоев и потребностям классовой борьбы. Мы сосредоточим наше внимание на социально-политическом союзе, основанном на совместных действиях, общих интересах, общих линиях борьбы рабочего класса, городских мелких предпринимателей и крестьян. Союзе, который вступит в конфликт с монополиями и империализмом и будет бороться также и за другой путь развития для нашей страны, а именно — за народную власть и народную экономику, с обобществлением средств производства, централизованным планированием экономики и рабочим контролем».

В целом это означает, что единство для них возможно только под знаменем КПГ. Эта сектантская тактика лишь цепляется за революционную фразеологию, не принимая во внимание реальную силу коммунистов в обществе, подлинные настроения масс и перспективы возможного революционного развития в Греции.

Давайте уточним. Мы не раз осуждали левореформистскую линию «Синаспизмос» с их утопией реформирования Евросоюза и европейского Центробанка. Дело, однако, в том, что противоречивость и утопичность этих требований нужно на практике объяснить рабочему классу, а не просто объявить «оппортунизмом», и ждать, что массы в одночасье примут революционную программу. Если массы уже поняли разницу между коммунистами из КПГ и «Синаспизмос», они не станут поддерживать последних и склонятся в сторону КПГ. Однако КПГ утверждает, несколькими строками ниже в той же статье, что единство должно быть достигнуто… под ее знаменем:

«Вместо союза с оппортунистическими и социал-демократическими партиями под лозунгом „единства левых“, который нанес большой вред коммунистическому движению, сегодня главной задачей компартии является освобождение рабочего класса и народных сил от влияния буржуазных партий, таких как социал-демократы и либералы. На этой почве в Греции возникнут условия для формирования социального союза путем мобилизации вокруг фронта единых действий ????, PASY, PASEVE, OGE и MAS. Это единое действие будет задавать темп формирования общего социально-политического союза антиимпериалистических и антимонополистских сил. Только эта работа может создать связь между рабочим классом и народными массами»

То есть, они не против единства… но только через свои собственные организации! А 5 февраля партийная пресса заявила, что «народ должен укреплять связи с КПГ — вот перспектива, которая может дать надежду». Как и почему это случится, нам не говорят!

Программа КПГ

Какую программу предлагает рабочим руководство КПГ? Компартия выставляет следующие центральные требования: выход из Европейского союза, отказ от выплаты долгов и власть народа.

Для начала заметим, что лозунг «власть народа» менее ясен, чем понятие «власть рабочих», так как он не объясняет, какую роль греческий рабочий класс должен сыграть в этом процессе захвата власти и переустройства общества. Это не академическая критика- наоборот, мы должны выяснить место рабочих в этом процессе. На наш взгляд, они должны играть ведущую роль гегемона по отношению и к студентам, и к мелкой городской буржуазии, и к крестьянам. Только рабочий класс может возглавить этот процесс — и не по романтическим причинам, а в силу той роли, которую она играет в капиталистическом производстве и его способности объединиться вокруг революционной программы. Но как этого достичь? Вожди КПГ не объясняют.

В ноябре 2011 года, комментируя предложенный правительством референдум, КПГ официально заявила, что референдуму следует противопоставить борьбу со следующими целями:

«Конец жертвам во имя кризиса и прибылей плутократии. Отставка правительства и партий, которые жертвуют народом ради сохранения капитализма и Европейского Союза. Уважение прав трудящихся и народа. Рабочий класс и народ должен владеть богатством, которое они производят. Власть народа, выход из Европейского союза и отмена долгов»

Здесь, однако, не сказано, что выход из ЕС предполагает просто возвращение к драхме. Если это случится, то автоматически вернется политика девальвации драхмы, что позволит увеличить ликвидность, но одновременно инфляция съест зарплаты рабочих и покупательную способность. Это также спровоцирует в странах ЕС волну протекционизма от греческих товаров, по сценарию даже худшему чем в Италии 90-х, когда единственной возможностью итальянского государства преодолеть кризис стала именно девальвация лиры, что привело к галопирующей инфляции.

Кроме того, вожди КПГ не объясняют, за какую конкретную программу они призывают бороться. Твердя прописные истины о коммунизме и власти народа, можно мобилизовать не миллионы, а только авангард, у которого не будет даже адекватных инструментов для контакта с широкими массами угнетенных. КПГ не разработала переходной программы, которая могла бы разъяснить греческому пролетариату огромное противоречие между его потребностями и интересами банков и крупного бизнеса и в то же время указать путь к свержению капиталистической системы. Партийная пропаганда концентрируется на «программе-максимум», чуждой реальным условиям жизни греков, и и по любому поводу призывает к «власти народа».

Вопрос, между тем, вот в чём: как мы должны взять эту власть, как мы можем сохранить её и что мы должны делать после того, как её завоюем? Власть народа надо искать там, где она проявляется, а не в абстрактных фантазиях руководства. Например, народные ассамблеи на площади Синтагма КПГ заклеймила как мелкобуржуазные и не совпадающие с идеями партии. Членам КПГ запретили участвовать в собраниях и, таким образом, не дали афинянам услышать точку зрения коммунистов.

Политическая позиция нынешнего руководства КПГ состоит из двух элементов: 1) революционной фразеологии, громогласно заявляющей о социализме и народной власти, и 2) последовательной неспособности систематически достичь этих целей. То есть, это типично «центристская» позиция.

«Центризм» в марксистском словаре означает политическую тенденцию, которой свойственны колебания между реформизмом и революцией, в зависимости от давления разных классов в каждый момент, которая может по временам сдвигаться вправо или влево, но неспособна сохранять четкий и последовательный революционный курс.

История рабочего движения знает не один пример возникновения таких тенденций в революционной или предреволюционной ситуации. Скажем, Италия 1918-20 гг. (»Biennio Rosso» или «красное двухлетие»), когда в Социалистической партии доминировала «максималистская» фракция Серрати и Лаззари, которые открыто говорили о социализме, революции, свержении капитализма и власти рабочих, но в то же время никак не могли довести эти требования до логических выводов. Когда в сентябре 1920 года рабочие захватывали фабрики, а потом попытались взять власть — эти социалисты отказались от руководящей роли, и дело кончилось воцарением Муссолини.

Единый фронт: за единство левых на основе революционной программы!

В Греции сложилась, мягко говоря, драматическая ситуация. Правящий класс все больше теряет поддержку среди населения, общество поляризируется и сдвигается влево. Если говорить о тех, кто левее ПАСОК — то, согласно опросам, КПГ и «Синаспизмос» могли бы получить по 12% каждая, а «Демократические Левые» завоевали бы более 18%, оттянув у ПАСОК большинство голосов. Единый фронт этих партий мог бы стать главной политической силой страны.

К несчастью, каждая из трех партий прикрывается собственными оправданиями. «Синаспизмос» призвала к единству левых, однако призыву никто не последовал. КПГ прячется за идеологическую чистоту, опасаясь, что такой фронт может повлиять на массы. Ведь он не ограничится предвыборной агитацией, но проявит себя также в социальной и промышленной активности. Он освободит энергию, превышающую сумму отдельных партий, наэлектризует массы и укрепит их веру в возможность переменить положение дел.

Ленин в «Детской болезни левизны» говорит, что революция может начаться и с парламентского кризиса, включая случай правительства, основанного на рабочих партиях социалистов и коммунистов. Необходимо приложить все возможные усилия для достижения единства действий по конкретным требованиям, направленным на защиту общих интересов греческого рабочего класса и молодежи.

Однако для этого мало просто обличить «предательскую сущность» реформистов или призвать рабочих «Синаспизмос» бросить свою организацию и перейти в КПГ: нам нужна программа частичных и переходных требований и план мобилизации. Только на таком поле мы сможем разбить реформистскую верхушку. На почве таких требований, как всеобщая бессрочная стачка до отставки правительства, подъем зарплаты, отмена долгов, национализация командных высот экономики, можно легко прийти к соглашению между различными левыми партиями. В Греции прошло уже немало одно- и двухдневных стачек. Они давали рабочему классу возможность почувствовать силу, укрепить ряды и проверить мускулы перед решающим столкновением с правящим классом. Однако такие забастовки — еще не всё. Объявление следующих забастовок может даже привести к обратному результату, если практические проблемы, стоящие перед рабочим классом, не разрешаются. Таким образом, лозунг еще одной 24- или 48-часовой всеобщей стачки может потерять всякий смысл.

Всеобщая бессрочная стачка до отставки правительства вместо этого сразу же ставит вопрос о власти, переходя от чисто экономических и профсоюзных задач к политическим: кто правит этим обществом? Фракция КПГ (????) в ?.?.?.?. и ?.?.?.?.?. (греческих профсоюзных конфедерациях государственного и частного сектора) должна систематически призывать реформистов к такой стачке. Власть народа, о которой твердит КПГ, должна вырасти из народных собраний в каждом городе, через выборы общенационального комитета из подотчетных и сменяемых депутатов. Такой комитет должен будет направлять и координировать забастовки и акции протеста по всей Греции. Это станет мощным сигналом для рабочих других европейских стран, начиная с Португалии, Испании и Италии, которые смогут последовать примеру греков. Решение проблем греческой революции нельзя найти в рамках национальных границ (как верит КПГ). Оно возможно только путем борьбы за Соединенные Социалистические Штаты Европы.