Главная Красный мир «Гринпис» — проповедь «зеленого капитализма»

«Гринпис» — проповедь «зеленого капитализма»

E-mail Печать PDF

24 августа нефтяную платформу «Приразломная» в Печорском море взяли на абордаж несколько моторных лодок. Но это были не сомалийские пираты, а активисты всемирно известной экоорганизации «Гринпис». «Зеленые» взобрались на платформу, приковали себя к ней и объявили платформу захваченной. Рабочие поливали «оккупантов» из брандспойтов, но струи холодной воды не охладили их пыл. Платформа, впрочем, продолжала функционировать как положено: по словам представителя «Газпрома», клоунский захват не помешал ее работе. Возможно, вы слышали об этом. Возможно, нет. Обычное дело. Театрально-мазохистские акции, изобретателями которых в России почему-то принято считать лимоновцев, на самом деле давно стали скучным мейнстримом среди борцов за окружающую среду. «Гринпис» — одна из множества реформистских организаций, которые бесконечно воюют с симптомами, не желая замечать болезнь. Кто-то защищает бездомных собачек, кто-то борется с наркоманией, а кто-то героически претерпевает ледяной душ во имя Природы. Разница только во внешней эффектности. Такого сорта «общественная деятельность» — не более чем мягкое чистящее средство для совести обывателя: «Бороться за перемены к лучшему? Отстань. Я поучаствовал в субботнике (накормил котенка, отдал старое пальто бомжу, пожертвовал 100 рублей «Гринпису»…) — а вот что сделал ТЫ, чтобы мир вокруг тебя стал чище?» Иначе говоря — а что ты сделал, чтобы приукрасить органически несправедливое общество? Чтобы жить в нем было не так гадко? Чтобы не так хотелось его перестроить?

«Теория малых дел» — старая, должно быть, вечная отговорка. Пусть «большие дела» идут своим чередом, без нашего участия, а мы что — как муравьишки, соломинку, былинку… Само собой, не следует огульно клеймить всех, кто занимается «малыми делами». Они неравнодушны, они совестливы, да и наконец — именно через малые дела многие приходят к пониманию важности больших. Беда в тех, кто ограничивается ими, а тем более — старается ограничить других. Как говаривал один питерский анархо-эколог, «Надо защищать только животных. Люди могут защитить себя сами». Или: «Гринпис видит свою миссию в том, чтобы сохранять природу, изменяя отношения людей к ее богатствам. Мирные активисты, которые не дают насмерть забить тюленей, заслоняют собой китов от гарпунов или проникают в зоны ядерных испытаний — фотографии с подобных акций заставляют людей задуматься о проблемах окружающей среды» декларация с официального сайта.

Впрочем, эти люди по интеллектуальному уровню и сами, должно быть, не далеко ушли от тюленей, если за много лет так и не смогли понять основную причину зла, с которым сражаются. Они даже не задаются вопросом (по крайней мере, официально), qui prodest — кому и почему выгодно загрязнение окружающей среды? ЧТО же надо изменить в обществе, чтобы хищническое отношение к окружающей среде стало принципиально невозможным? В мире, где властвуют железные законы рынка, отношение людей к любым богатствам определяется только одним — их, этих богатств, ценностью. Рынок должен расширяться! Деньги должны приносить прибыль! — вот принцип, который на самом деле движет земную ось — а не какие-то трущиеся спинами белые медведи из кинопесенки. Но для умеренных экологов это всё «идеология»: легче, а главное — эффектней, бороздить моря, облачившись в яркие комбинезоны.

Арктика — показательный пример. Внимание мировых империалистов (в том числе, России) приковано к ней не случайно. Сегодня, когда запасы нефти и газа вдруг оказываются неприятно ограниченными — Арктика, еще вчера бесполезная ледяная нашлепка на макушке нашей планеты, превращается в лакомый источник ресурсов. Над Полярным кругом схлестываются незримые, но тем не менее весьма ощутимые энергетические линии интересов могущественных мировых сил. Тот, кто успеет первым — воцарится на вершине мира. До белых медведей ли здесь? (Между нами говоря: если вечные льды вокруг полюса слегка подтают, это лишь повысит его ценность — можно будет плавать без ледоколов и гораздо легче качать углеводороды.)

Неужто проблема в том, чтобы люди «задумались о проблемах окружающей среды»? Да полноте: все всё знают. Уже двадцать лет назад, в 1992 году, Конференция ООН по окружающей среде и развитию по существу заявила на весь мир о вредности, ошибочности практики грабительского капитализма. Взамен миру была предложена т. н. «концепция устойчивого развития», или sustainable development. Корни ее лежат еще в докладе Римского клуба «Пределы роста», прогремевшего на весь мир еще в 1972 году (то есть, через год после рождения «Гринпис»). Но что она означает — было непонятно тогда, непонятно и сегодня. «Буржуазия не может существовать, не вызывая постоянно переворотов в орудиях производства, не революционизируя, следовательно, производственных отношений, а стало быть, и всей совокупности общественных отношений, — проницательно писал Маркс. — Потребность в постоянно увеличивающемся сбыте продуктов гонит буржуазию по всему земному шару. Всюду должна она внедриться, всюду обосноваться, всюду установить связи». Это было верно в середине XIX века, но сегодня это верно стократ. Иными словами, капиталистический уклад по природе своей не может быть «устойчивым».

Именно поэтому с треском провалилась благонамеренная утопия Киотского протокола (о квотировании вредных выбросов в атмосферу) — подсчитав экономические затраты, ведущие промышленные державы решили, мол, ну его, себе дороже выйдет: так, для США ратификация Киотских соглашений означала бы потерю почти 400 миллиардов долларов. И по-своему они правы. Нельзя ограничить капитализм наполовину. В силу экстенсивного характера капиталистической экономики, о котором мы сказали выше, привести её к «устойчивости» возможно только ценой потери темпов роста и, следовательно, экономического спада. А страдать от него будет, как мы понимаем, отнюдь не буржуазия. Это вечный порок реформизма, неважно, «розового» или «зеленого». Пытаясь совместить рыночную экономику с государственным регулированием, ты получаешь худшие стороны и того, и другого «в одном флаконе».

Вывод, казалось бы, напрашивается сам собой: для того, чтобы спасти природу, нужно положить конец всевластию рынка, перестроить структуру общества. И многие радикальные экологи действительно приходят к левым, революционным, социалистическим воззрениям. Но… такой исход не для «Гринпис». Дальше «зеленого капитализма» их мечтания не заходят. И внешний радикализм акций не меняет общего положения дел.

Созданный в начале 70-х хиппи-пацифистами, «Гринпис» вырос в подлинного экозащитного монстра, прочно инкорпорированного в существующий общественный порядок. Его лидеры участвуют в официальных международных саммитах, филиалы существуют в 24 странах мира, годовой денежный оборот исчисляется сотнями миллионов долларов. Более того. Многие лидеры «Гринпис» имеют вполне конкретный интерес в бизнесе. Так, бывший глава британского «Гринпис» лорд Питер Мелчетт по совместительству являлся одним из крупнейших производителей «натуральных» пищевых продуктов в Европе и тесно сотрудничал с компанией «Iceland Foods», также производителем «натуральной» пищи. Добавим, что такие продукты стоят в среднем на 57% больше, чем обычные — недурная коммерция, особенно если ты же, устами “Гринпис», постоянно доказываешь миру опасность любой другой пищи кроме «натуральной». Правда, наслаждаться дарами природы могут лишь богатые, но… такова жизнь. Зачем «зеленым лордам» ставить под сомнение власть капитала?

Неудивительно, что когда наёмные работники «Гринпис» осмеливаются выступать в защиту своих трудовых прав, организация не цацкается с ними так же как с тюленями и дельфинами: например, в 2002 году, когда работники офиса по сбору пожертвований объявили о создании профсоюза, «Гринпис» на следующий же день… попросту закрыл контору, уволив весь штат. Еще чего! Мы тут собрались животных любить, а люди перетопчутся. Требуете человеческого отношения — вот и получайте, даже слишком человеческое.

Вот ведь парадокс: казалось бы, гуманнейшая донельзя идея — защита природы путем ненасильственного протеста — оборачивается в итоге собственной противоположностью. Реализованная в чистом виде общечеловеческая утопия «зеленого капитализма» — натуральный тупик, именно потому что во имя выживания человечества как целого необходимо мыслить и действовать методами «социальной розни». То есть, классовыми методами. Путем мировой пролетарской революции.

Конечно, спасение планеты — задача не из легких, тем более, учитывая сколько времени потрачено впустую, сколько вреда причинено окружающей среде. Но и сил у человечества немало. Освободившись от маниакального диктата рынка и прибыли, мы сделаем охрану природы первостепенной задачей. Экономика будет планомерно, разумно осваивать сохранившиеся ресурсы на основе научного анализа. Пустые и расточительные расходы (на рекламу или почти одинаковые «конкурирующие» товары) уйдут в прошлое. Технологии будут развиваться с учетом пользы для всего человечества, а не рыночной эффективности.

А белые медведи смогут в свое удовольствие крутить земную ось, не опасаясь глобального потепления и таяния полярных льдов.