Главная Красный мир Спустя год: египетская революция продолжается

Спустя год: египетская революция продолжается

E-mail Печать PDF

11 февраля исполнится ровно год со дня падения Мубарака. С начала «арабской весны» минули лето, осень и зима, а египетские массы по-прежнему выходят на улицы. Несмотря на все, что произошло за последние 12 месяцев, жизнь большинства простых египтян изменилась мало. Рабочие и молодежь Египта пережили серию побед и поражений, но теперь, на второй год революции, движение вступает в новую фазу.

То, что Арабская революция не утихает и год спустя — общая черта для всего региона. Революционный процесс в Тунисе, Сирии, Ливии и других странах даже не думает завершаться. С населением более 80 млн., огромным рабочим классом с сильными революционными традициями и активным слоем революционного юношества, Египет, несомненно, является ключевой страной в этом процессе. Движение в Египте за год прошло через многие приливы и отливы, включая волну забастовок в сентябре 2011 и серию массовых демонстраций в ноябре прошлого года .

Годовщина

Египтяне отметили годовщину начала революции 25 января новой волной протестов и массовых демонстраций против ненавистного режима Верховного Совета Вооруженных Сил, присвоившего власть после ухода Мубарака с помощью коктейля из уступок, политических маневров и открытых репрессий. Путаная политика ВСВС за прошедший год — следствиеи слабости социальной базы режима, который не смог решить ни одной из задач революции. Не выполнено ни одно из демократических требований «свободы, социальной справедливости и человеческого достоинства», центральных для египетской революции. Не удовлетворена ни одна из материальных потребностей рабочих и молодежи — работа, зарплата, пенсии, и т. д. В конечном счете, ни одно из этих требований — демократическое, политическое, социальное или экономическое — не может осуществиться при режиме, который не хочет порвать с капитализмом и принять социалистическую программу.

«Юбилейная» демонстрация 25 января по размерам была сопоставима с теми, что проходили в разгар революции, год назад. Наблюдатели сообщают,что из разных районов Каира на площадь Тахрир вышли более трехсот тысяч человек, и еще сотни тысяч побывали на площади за день.

При этом, однако, в толпе носилось заметное напряжение между различными слоями общества,всё более отдалившимися друг от друга за последние 12 месяцев. Хотя революция началась с одного-единственного лозунга — «Долой диктатора! Мубарак, убирайся!» — совершенно ясно, что с течением времени всё сильней должно выявляться различие интересов. В основе они отражают различные классовые интересы внутри египетского общества. С одной стороны, богатые и средние классы, для которых революция завершена. По их мнению, годовщина революции — просто праздник, после которого всем полагается разойтись по домам и не шуршать. С другой — рабочие, городская беднота, крестьяне и молодежь, для которых революция далека от завершения. Это огромная масса населения явно присутствовала на юбилейной демонстрации, с чучелами главы ВСВС Хуссейна Тантави и речевками «Долой, долой военный режим». Один из лозунгов наиболее четко выразил отношение масс к торжествам: «Это революция, а не праздник».

«Братья-мусульмане»

За юбилейной демонстрацией 25 января 2012 последовали почти ежедневные выступления против ВСВС на площади Тахрир и в других важных и символических местах, таких как здание государственного телевидения в Масперо, который стал ареной ожесточенных столкновений между военными и коптами в октябре 2011 года.

Одной из примечательных особенностей этих демонстраций стали постоянные стычки — как словесные и физические — между «Братьями-мусульманами» и революционерами, скандировавшими лозунги против «Братьев», в которых многие видят удобных союзников военного режима. С самого начала революции «Братья» стояли в стороне от массовых демонстраций, а во многих случаях открыто выступали против протестов, указывая своим сторонникам держаться подальше. Это привело к расколу среди «Братьев»: более революционные слои — в основном, молодежь — начали открыто критиковать своих старых, консервативных вождей, и вопреки им присоединялись к демонстрациям. Лидеры «Братьев» — крайние оппортунисты, их интересует только завоевание парламентских кресел, а не решение проблем, стоящих перед массами. В интервью египетскому сайту Ahram Online один из манифестантов заявил: «Мы выкрикиваем лозунги против «Братьев-мусульман», потому что они вышли «праздновать» годовщину, но нам тут нечего праздновать. Полицейские, которые убивали демонстрантов, ходят на свободе, а суд над Мубараком превратили в фарс».

Буржуазные масс-медиа нагнетают шумиху по поводу победы «Братьев-мусульман» на египетских выборах в ноябре прошлого года (и других исламистских партий в других странах арабского мира), запугивая нас «угрозой исламизма» в регионе. Но, как мы уже объясняли, говоря о Египте и Тунисе, эти выборы отличались крайне низкой явкой, так как народные массы не видят партии, которая представляет их интересы, то есть реальные цели революции. В случае с Египтом, ноябрьским выборам 2011 года предшествовали дни и недели протестов против режима ВСВС и их избирательного закона, справедливо воспринятого многими как обман. Лидеры «Братьев» постоянно высказывались против этих протестов, а в некоторых случаях даже устраивали собственные контр-демонстрации.

Лозунги, направленные против лидеров «Мусульман» на последних демонстрациях, а также отток от них революционной молодежи, показывают, что «Братьев-мусульман», несмотря на электоральный успех, ждут нелегкие деньки, даже если они получат власть. Им, как и Военному совету, по-прежнему придется столкнуться со множеством политических и социальных требований, удовлетворить которые невозможно без резкого поворота влево — поворота, немыслимого для людей, определяющих сегодня политику «Братьев».

1 февраля ситуация в Египте приняла новый поворот в связи с гибелью 74 футбольных болельщиков на матче в городе Порт-Саид. Когда окончился матч между местной командой «Масри» и каирской «Ахли», фанаты «Масри» бросились на поле и атаковали болельщиков «Ахли». Неизвестно, кто подтолкнул фанатов «Масри» — агенты-провокаторы или люмпенизированные хулиганы- однако ясно, что местная полиция и охрана стадиона не сделали ничего, чтобы предотвратить стычку одних болельщиков с другими. Сообщение очевидца в «Твиттере» гласит: «Полиция позволила орде фанов «Масри» накрыть нас … когда фаны «Ахли» попытались бежать — оказалось, что ворота, обычно открытые в конце матча, были заперты».

Тысячи людей, собравшихся на каирском вокзале следующим утром, чтобы встретить уцелевших болельщиков, и тысячи других, вышли 2 февраля на площадь Тахрир. Фанаты «Ахли», известные как Ultras Ahlawy, отложили в сторону соперничество и объединились с клубом команды «Замалек» Ultras White Knights. Две группы футбольных болельщиков, скандируя «Долой, долой режим!», вместе с политическими группами, промаршировали к Министерству внутренних дел с требованием, чтобы военные правители ушли в отставку.

Ультрас с первых дней были в авангарде революции, обеспечивая охрану митингов от наемных головорезов Мубарака вначале и от атак со стороны сил безопасности до сих пор. Сегодня многие рассматривают бездействие полиции после матча 1 февраля как месть за выдающуюся революционную роль футбольных болельщиков, возлагая вину за многочисленные жертвы на египетских правоохранителей. Один болельщик заявил: «Это политика… «Ultras Ahlawy» преследуют за их роль в революции». По многочисленным сообщениям, силы безопасности, которые обычно в изобилии присутствуют на матчах, чтобы предотвратить столкновения между болельщиками, в этот раз были малочисленны и крайне пассивны. Другой сторонник «Ахли» сказал следующее:

«Полиция намеренно устранилась от матча, чтобы спровоцировать насилие… Понятно, что драка была организована, и силы безопасности в этом участвовали, чтобы отвлечь внимание от революции. Государству нужно, чтобы люди направили внимание на что-то другое»

Если события на матче «Масри»-»Ахли» были специально организованы властью, чтобы отвлечь массы, то, к несчастью для ВСВС и полиции, эта тактика имела обратный эффект: массы обвиняют правящий военный совет и министерство внутренних дел в кровавых событиях в Порт-Саиде 1 февраля. В революционной ситуации, когда классовая борьба в разгаре, а напряженность в обществе достигает своего пика, любая искра легко находит массу очень горючего материала, готового воспламениться, часто с взрывоопасными последствиями. Протесты 2 февраля продолжались в течение ближайших двух дней и ночей, когда ультрас, вооруженные палками и камнями, столкнулись с Центральными силами безопасности (CSF), которые обстреливали толпу резиновыми пулями и слезоточивым газом. По сообщениям, во время ночных боев погибли пятеро и ранены около полутора тысяч человек.

Всеобщая забастовка

В дополнение к годовщине революции, демонстрациям и протестам футбольных фанатов, многочисленные группы призывают отметить годовщину отставки Мубарака кампаниями гражданского неповиновения. Различные политические группы, включая профсоюзы и студенческие союзы, призывают к таким действиям, как неуплата налогов и коммунальных платежей. Планируются марши протеста (к которым обещают присоединиться студенты) и даже звучат призывы ко всеобще стачке. «Братья-мусульмане», разумеется, снова ставят палки в колеса. Их генеральный секретарь Махмуд Хусейн заявил:

«Эти призывы крайне опасны и угрожают нации и ее будущему… Всеобщая забастовка означает остановку движения поездов — ни транспорта, ни работающих заводов, институтов и университетов»

«Она также означает, что никто не будет платить в бюджет налоги коммунальные платежи, что может повредить и без того ослабленной экономике и привести к упадку в стране»

Заявление Хусейна правильно — всеобщая стачка египетских рабочих имеет потенциал, способный поставить экономику в тупик. В конце концов, как часто говорят, без любезного разрешения рабочего класса не светит ни одна лампочка, не звонит ни один телефон, не вертится ни одно колесо. К несчастью, Хусейн в связи с этим фактом делает вывод, противоположный марксисткому. Для Хусейна всеобщая забастовка — «крайне опасная» угроза «нации и ее будущему», которая «приведет к упадку в стране». Конечно, в первую очередь Хусейна действительно беспокоит угроза для прибылей крупного капитала и капиталистов, чьи интересы он держит близко к сердцу.

Для марксистов, однако, всеобщая забастовка — не самодовлеющее действие. Она отражает силу рабочего класса, который, при верно организованном революционном руководстве, может внушить массам доверие и поставить вопрос о власти в обществе. Бессрочная всеобщая стачка должна не просто подорвать экономику, но призвать рабочих захватить предприятия, созданы фабрично-заводские комитеты, местные советы, и начать управлять производством в своих собственных интересах, а не интересах хозяев и их политических представителей во власти.

Именно забастовочная волна по всему Египту год назад нанесла Мубараку последний решающий удар. Более того, появление более 150 независимых профсоюзов и непрекращающиеся забастовки на протяжении последних 12 месяцев, указывают на способность египетского рабочего класса действовать гораздо более решительно, чем прежде. Размер и частота массовых демонстраций за прошлый год показывают весь масштаб поддержки, которой располагает революция.

Имеются все объективные факторы для успеха революции, и так было с самого её начала. Военный режим не предлагает выхода для масс, вместо этого он он всё сильней расшатывается под ударами событий. Либеральные и исламистские группы, ожидающие своего часа, тоже не дают альтернативы. Промежуточные слои общества, такие как студенты, демонстрируют сильное стремление продолжать и усиливать борьбу. Слои, ранее принадлежавшие к «среднему классу» — учителя, ученые или врачи — находятся на переднем крае забастовок по вопросам заработной платы и улучшения условий труда. Мужество масс перед лицом жестоких полицейских атак безгранично.

Чего не хватает, так это субъективного фактора — революционного руководства. Без него революция затянется надолго, на месяцы и годы, с приливами и отливами. События в Египте, на Ближнем Востоке и во всем остальном мире развиваются все быстрей. Задача марксистов — участвовать в них, анализировать противоречия, стоящие перед обществом, и терпеливо объяснять все меры, которые необходимо принять: другими словами, создавать марксистские силы и ковать оружие революционного руководства, необходимое, чтобы положить конец варварству капитала.