Главная Красный мир «Возможно, у нас все будет намного хуже»

«Возможно, у нас все будет намного хуже»

E-mail Печать PDF

Джим Брукшоу, активист британского профсоюза общественных служащих UNISON, член Лейбористской партии, Международной марксистской тенденции и один из бывших руководителей Компартии Великобритании, рассказывает о предкризисной ситуации в одном из главных мировых центров накопления капитала. В беседе участвует его супруга, активистка Хазель Брукшоу.

Джим БрукшоуХазель БрукшоуМой первый вопрос о студенческом движении в Англии, которое активизировалось некоторое время тому назад. Оно еще продолжается, или сошло на нет?Оно еще продолжается. Я думаю, вот что произошло со студентами. Огромное количество молодых людей наивно полагали, что если они все вместе выйдут на улицу, то правительство прислушается к их требованиям. Но, разумеется, правительство не собиралось менять свой курс из-за одной студенческой демонстрации. Это было большое движение, самоорганизовавшееся при помощи интернета, фейсбука, и они ожидали немедленного успеха. Они были шокированы тем как полиция и власти отреагировали на их выступление. Теперь же пришло время осмысления и подведения итогов. Движение продолжается — хотя проводимые акции, не принимают столь крупного масштаба, как демонстрации, что мы видели. Они проходят главным образом в стенах университетов и колледжей. Они принимают участие в профсоюзных демонстрацияхПланировали ли студенты оккупацию университетов?

Планировали? Оккупации университетов имели место. Иногда занимали часть кампуса, иногда университет целиком. Что хорошо, так это то, что было много контактов между преподавателями и студентами. Многие преподаватели сами находятся под давлением правительства, которое урезает их зарплаты и пенсии, сокращает ставки. В некоторых университетах действия все еще разворачиваются. Наши товарищи в университетах сообщают, что это незаконченная история.

Студенты так же приняли участие в мартовском марше профсоюзов. Это было очень большой марш, организованный TUS. Планируются также акции 14 июня. Все еще продолжается.

Напомните нашим читателям главные требования студентов.

Бесплатное университетское образование. Это борьба не за то чтобы платить 3000 или 9000 фунтов за образование в год. Это борьба за бесплатное образование. Мы пытаемся объяснить, что это не вопрос хорошего или плохого правительства. Проблема в том, что система рушится, капитализм больше не в состояние обеспечивать бесплатное образование. Это повлечет за собой более серьезную борьбу.

Студенты также осознают себя частью трудящихся, сражающихся с капитализмом и правительством. Да и большинство студентов вышли из рабочего класса. И это дает о себе знать сильнее, чем раньше.

Насколько активно участвуют в этой борьбе студентов левые организации и профсоюзы?Сотрудничество есть. Один из крупнейших профсоюзов, Юнайт Тред Юнион признал студентов своими членами. Однако мы пока думаем, что это только разговоры. Это результат давления снизу, со стороны рядовых профсоюзников. Рабочие смотрят и берут пример со студентов: «Посмотрите, что делают студенты. Мы же можем действовать так же».Повлияли ли на Англию арабские революции?Это очень важно. Мы конечно не видели такого подъема, как в некоторых регионах Америки, где возник лозунг «Борись как египтяне». Раньше многим эти страны представлялись как отсталые, от них не ожидали ничего интересного. А теперь все увидели, как люди там восстали — и, что не менее важно, добились победы.Тысячи людей в Испании, Франции и Греции выходят сейчас на улицы, требуя демократии и выступая против нынешней экономической системы. Влияет ли это движение на Британию?Это огромное движение, но оно еще не затронуло Британию. Может быть, только школы… Ведь речь идет о движении, которое стало следствием экономической ситуации в этих странах. Ситуации, которая ПОКА еще не оказала влияние на Британию. У Греции, Португалии, Ирландии огромные проблемы. Многие люди думают, что это не коснется нас — или коснется не в той степени. Но это не так. Возможно, у нас все еще будет намного хуже.Я слышал, что Британия так же имеет огромный внешний долг и проблемы с бюджетом.Разумеется. Власти пытаются убедить, что если сократить тут и там пару социальных статей бюджета, урезать что-то здесь, то все будет в порядке. Но это неправда. Проблемы значительно глубже. И если обанкротится одна страна, как Греция, цепная реакция неизбежно докатится и до Британии. А сотни миллиардов долга ирландской экономики, которые сейчас тоже висят на Британии? И если эти страны обанкротятся, — что как я полагаю, произойдет, — что же будет с британской экономикой?Как воспринимают в Британии войну в Ливии, в которую втянуло страну правительство Камерона?По моему личному мнению, многие люди против этого. Это показала оппозиция против войн в Афганистане и Иране. Люди задают себе вопрос: «Мы уже участвуем в двух войнах, зачем же нам ввязываться в третью войну?»Войне в Ираке и Афганистане предшествовала многомесячная массированная пропаганда. Но сейчас ничего подобного не было, бомбардировки начались в считанные дни.Да. Это интересно. Перед войной в Ираке были миллионные демонстрации, каких мы уже не видели в дальнейшем. Люди верили, что война — это инициатива отдельных личностей, типа Тони Блера. И когда власти увидят что хотят граждане, они пойдут на попятную. Мы, марксисты объясняли, что война — это неизбежный результат кризиса капиталистической системы.Почему же сейчас мы не наблюдаем протестов такого же масштаба, как во время иракской войны?Еще раз замечу, что недовольство глубоко укоренилось в сознание людей. Но есть чувство разочарования. «Мы ничего не можем изменить» Люди недовольны политическими партиями. Всеми политическими партиями и их лидерами. Они не дают людям никакой альтернативы.А какой процент от населения страны принял участие в последних выборах?

Я думаю, 40%. Для Британии это мало. «За кого голосовать? Между ними нет разницы». В то же время, большинство рабочих, традиционно голосует за лейбористов. Они не верят их лидерам, но верны традиции. Это мы наблюдали на недавних местных выборах в Уэллсе. Коалиция левых радикалов получила 3000 голосов, а лейбористы — почти 19000. Рабочие до сих пор остаются электоратом лейбористов, хотя молодежь зачастую примыкает к леворадикальным группам.

Предыдущие выборы прошли под знаком всеобщих обвинений в коррупции и разбазаривании общественных средств. Это сделало рабочих крайне подозрительными, и они говорят — «все они воры» Некоторые, голосовавшие годами за лейбористов, или даже за консерваторов, проголосовали за либеральных демократов. Это было незначительное меньшинство. Теперь эти люди обнаружили, что нет разницы между либеральными демократами и консерваторами. И на последних выборах люди просто не знали за кого голосовать: эти воры, и эти воры. А эти — лжецы.

В конце беседы я хотел бы задать общий вопрос о положение британского рабочего класса.У нас сейчас растет безработица, очень сложно найти работу.А какой уровень безработицы в стране?Ох, вы бомбите меня техническими вопросами. Кажется около 3 миллионов — 6% от числа населения. Надо еще учесть критерии, по которым исчисляется число безработных. Сегодня власти учитывают только число получающих пособие. Но есть миллионы людей, которые лишились права на пособие. И их число растет. И еще один момент. Раньше люди думали, что речь идет о временных трудностях. Дело в том, что после Второй мировой войны жизнь становилась все время лучше, зарплаты росли. Люди поначалу воспринимали трудности как временные проблемы, которые вот-вот останутся позади. Но сейчас все чаще слышны голоса: «это не обычная рецессия, мы никогда не выйдем из этого. Идет деиндустриализация Британии. Как мы решим это проблему, построим новые фабрики, новые литейные заводы? Ведь все эти предприятия уже в Китае и Индии».Наверное, есть большая разница, между положением трудящихся в Лондоне и в провинции — в таких городах как Ливерпуль, Манчестер?

Да, это так. В течение десятилетий была огромная концентрация промышленности на юго-востоке Британии. А теперь в этих регионах ничего нет. И вот еще что. В Уэллсе один из трех домовладельцев работает в общественной сфере — будь то местные власти, армия или правительство. Если власти прекратят финансирование бюджетников, как они уже делают сейчас, то эти регионы пострадают еще тяжелей. Люди недовольны

Еще вот такой момент — на последних выборах все наблюдатели были уверены, что победят консерваторы. Но в последний момент победили лейбористы. Рабочие не верят правым лидерам лейбористам, но они не хотят того кошмара, который наступит когда к власти придут консерваторы. В индустриальных районах лейбористы еще сильны. Посмотрим, что будет когда рабочий класс придут в движение. Пока что нет признаков этого, хотя профсоюз TUS организует демонстрации численностью до миллиона человек. Но они не знают, что делать с этим миллионом.

Посмотрим. Революции сегодня захлестывают весь мир — и нет основания считать, что Британия останется в стороне.

Забавно, что британский капитализм сперва уничтожил в стране сельское хозяйство вынеся его в Ирландию и в Индию, затем уничтожил британскую индустрию перенеся ее в Китай, и что же осталось? Банки и биржи? А что будет когда они рухнут в результате своих спекуляций?Они верят, что могут существовать только за счет финансов и сферы услуг. Внушают всем, что если Британия соберет все деньги мира, она будет великой. Двадцать лет назад в стране было 6 миллионов промышленных рабочих. Сейчас только 2 миллиона.