Главная Публицистика Бесславный юбилей незаконного суда

Бесславный юбилей незаконного суда

E-mail Печать PDF
Александр Мезяев
К 20-летию создания МТБЮ

Двадцать лет назад, 25 мая 1993 года, Совет Безопасности ООН создал так называемый Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ)[1]. Устав ООН не предусматривал для СБ, как и для любого другого органа ООН, права на создание международных уголовных судов, то есть создание трибунала было незаконным. Создатели МТБЮ прекрасно сознавали, что действуют противоправно - и всё-таки пошли на это.

Иногда говорят: к чему, мол, теперь обсуждать законность трибунала - пусть он и был создан в нарушение международного права, зато послужил «благому делу». Так ли?

Официально МТБЮ был создан для наказания виновных в совершении серьёзных нарушений международного гуманитарного права во время вооружённого конфликта в бывшей Югославии. Однако итогом двадцати лет деятельности этого судилища стало уничтожение высшего политического и военного руководства только одной стороны югославского конфликта, причём той, которая подверглась агрессии. Стороны же, начавшие войну в Югославии, получили полное и даже показательно-триумфальное оправдание! Не случайно создатели трибунала, включив в юрисдикцию трибунала военные преступления, «забыли» включить в неё преступления против мира. Иначе трибуналу было бы затруднительно доказать, почему он преследует жертву войны и оправдывает тех, кто эту войну развязал.

С первых шагов МТБЮ его деятельность стала преступной… Первым по распоряжению трибунала был арестован больной раком генерала Джордже Джукич. Его пытались сломить, пользуясь его тяжёлым состоянием. Генерал умер через пять месяцев после ареста. Далее список жертв МТБЮ среди сербов непрерывно рос. Симо Дрляч – убит при аресте. Милан Ковачевич умер в тюрьме МТБЮ, не получив медицинской помощи. Славко Докманович – убит в тюрьме МТБЮ (официальная версия «самоубийство» не выдерживает критики: имеются все основания квалифицировать его смерть как «убийство»). Драган Гагович – убит при аресте. Новица Янчич – покончил жизнь самоубийством, пытаясь предотвратить выдачу его в Гаагу (позднее оказалось, что прокурор отозвал обвинение). Влайко Стоилькович (бывший министр внутренних дел Сербии) – покончил жизнь самоубийством, пытаясь предотвратить выдачу в Гаагу. Момир Талич - умер в тюрьме МТБЮ. Милан Бабич (бывший президент Республики Сербская Краина) – убит в тюрьме МТБЮ (официальная версия «самоубийство» не выдерживает критики: имеются все основания квалифицировать его смерть как «убийство»). Слободан Милошевич – убит в тюрьме МТБЮ (официальная версия «смерть от естественных причин» не выдерживает критики: имеются все основания квалифицировать его смерть как «убийство»). Ни один другой трибунал не может похвастаться такими «достижениями». При этом в МТБЮ умирали только сербы.

А теперь подробнее о незаконности создания МТБЮ. В день бесславного юбилея этого учреждения хочется ещё раз напомнить, что оно существует вне рамок международного права и его приговоры нелегитимны.

Во-первых, резолюция о создании МТБЮ не содержит ссылки на какую-либо статью Устава ООН. Совбез не использовал предлагавшуюся Генсеком ООН ссылку на статью 29 Устава ООН, потому что она явно не подходила[2]. Впрочем, Генсек ООН поначалу прямо признавал, что должный путь создания международного трибунала – это заключение международного договора, но затем заявил, что создание международного трибунала путём принятия резолюции СБ также допустимо, поскольку, мол, заключение договора «займёт слишком много времени» (аргумент явно не убедительный с точки зрения международного права). Абсолютно все понимали, что единственным законным путём создания международного трибунала является подписание международного договора. Первоначальный проект Статута МТБЮ и был подготовлен именно как проект международного договора, а до этого проект Статута МТБЮ был разработан в рамках ОБСЕ в форме конвенции.

Во-вторых, некоторые государства-члены Совета Безопасности (например, Китай и Бразилия) прямо заявили об отсутствии правовых оснований для создания Совбезом международного уголовного трибунала.

В-третьих, Гаагский трибунал попытался сам найти себе юридическое оправдание. И не смог! Многие считают, что в МТБЮ собраны лучшие судьи мира. Какое заблуждение! Там многие вообще никогда в жизни судьями не были! И даже юристы там не самого высокого полёта. Вот, например, как провалился суд с обоснованием, казалось бы, жизненно важного для него самого вопроса о законности создания МТБЮ. Сначала этот вопрос был рассмотрен судебной палатой[3]. (3) Трибунал рассмотрел запрос о своей законности самостоятельно, это нарушило один из общих принципов права Nemo iudex in sua causa («Никто не может быть судьёй в своём собственном деле»). Судебная палата отклонила иск на том основании, что МТБЮ не имеет компетенции рассматривать законность решений СБ ООН. Однако, приняв такое решение, судебная палата остановилась на полпути. Если она не может, то кто может? Ответ очевиден: в ООН есть главный судебный орган - Международный суд ООН. Интересно, что бывший президент Международного суда Ж. Гийом (Франция) отмечал, что было бы «трудно предположить, что трибунал мог дать отрицательный ответ [о своей законности], подписав тем самым себе смертный приговор». Ж. Гийом отметил также, что самым верным решением вопроса о законности создания МТБЮ был бы запрос консультативного заключения Международного суда как главного судебного органа ООН, причём со стороны самого трибунала. Однако судебная палата, конечно, этого не сделала.

Своё решение вынесла и апелляционная палата. Она отменила решение судебной палаты и постановила, что имеет компетенцию рассматривать вопрос о законности МТБЮ. Суд отверг аргумент о том, что международный трибунал может быть создан только по международному договору, сославшись на пример создания Генеральной ассамблеей ООН Административного трибунала. По мнению судей, это означает, что Совет Безопасности, «имеющий ещё больше полномочий», может создавать юридические органы. Однако этот аргумент неубедителен. Во-первых, речь идёт не о Генеральной ассамблее, а о Совете Безопасности, где в отличие от первой представлены не все государства-члены ООН, а только 15 государств. Во-вторых, Административный трибунал является исключительно внутренним органом ООН и имеет компетенцию только в отношении сотрудников этой организации. В-третьих, компетенция Административного трибунала ООН не распространяется на уголовные дела. Право международной организации создавать внутренние органы для регулирования правоотношений, касающихся её сотрудников, никто не оспаривает - оспаривается право международной организации принимать решения, выходящие за пределы её полномочий. Согласно статье 2 Устава ООН, организация не может вторгаться в исключительную компетенцию государств: «Никакие положения настоящего Устава не дают Организации права вмешиваться в дела, составляющие исключительную компетенцию государств-членов».

Создание МТБЮ нарушило принцип национального суверенитета – базовый принцип международного права и, в частности, самой ООН. Совет Безопасности создал орган, наделив его компетенцией, которой он сам не обладает: судить физических лиц – граждан государств-членов ООН. Другим аргументом апелляционной палаты МТБЮ стала ссылка на статью 41 Устава ООН, где перечисляются меры, которые СБ ООН может принимать в случаях нарушения мира. Палата отклонила аргумент защиты о том, что в этой статье не упоминается создание судебных органов на том основании, что «указанные перечисления – лишь примеры». Признать такое разъяснение удовлетворительным нельзя. Судьи проигнорировали главный аргумент защиты – у СБ ООН нет судебных полномочий. Судебным органом ООН является Международный суд, но даже он выведен за рамки Устава ООН. Хотя отмечается, что Статут Международного суда является составной частью Устава ООН, формальное разделение этих двух международных договоров обеспечивает государствам, не являющимся членами ООН, возможность быть участниками Статута Международного суда, а членам ООН - возможность иметь особую позицию по Суду. Этим ещё раз подчёркивается, что СБ ООН как исполнительный орган судебных полномочий не имеет. Международный суд действует на основе отдельного международного договора – Статута Международного суда. При создании МТБЮ и МТР Совет Безопасности ООН передал этим учреждениям судебные полномочия, которыми сам не обладал, нарушив тем самым ещё один общий принцип права Nemo in alium potest transferre plus juris quam ipse habet («Никто не может передать другому больше прав, чем имеет сам»).

То есть ни создатели трибунала, ни сам трибунал так до сих и не смогли найти юридическое обоснование законности создания МТБЮ.

От факта незаконности создания суда нельзя с легкостью отмахнуться. Созданный незаконно, Гаагский трибунал не мог стать органом правосудия, ибо создавался для иных, нежели официально объявленные цели. Двадцать лет развития международной уголовной юстиции показали это вполне убедительно. Сегодня создан международный механизм по разрушению прогрессивного международного права и созданию нового репрессивного международного права. МТБЮ принял ряд решений, которые нарушают положения действующих международных конвенций и норм обычного международного права. Это не случайность. Ни один судья не взял бы на себя такую ответственность. А здесь они принимают такие решения коллективно, что ясно говорит о поставленной перед ними задаче. Одной из главных «заслуг» МТБЮ и поддержавшей его системе международного «правосудия» является ликвидация иммунитета глав государств и правительств. Понятно, что такая задача была решена судьями не по собственной инициативе.

В 2003 году была принята Резолюция СБ ООН, предписывающая МТБЮ завершить рассмотрение всех дел к 2010 году. Однако трибунал не выполнил данную резолюцию. Более того, президент МТБЮ заявил, что отказывается выполнять эту резолюцию, «пока не будут пойманы Р. Караджич и Р. Младич». Трибунал не закрыт до сих пор.

Борьба с Гаагским трибуналом привела к парадоксальному результату: теперь, кроме Международного трибунала по бывшей Югославии, создан ещё один трибунал, который якобы должен стать преемником МТБЮ. С 1 июля 2013 года МТБЮ передаёт свои полномочия в так называемый «Международный остаточный механизм международных уголовных судов». Однако не все свои полномочия, а только полномочия по новым апелляциям. Все же судебные процессы, которые уже идут в МТБЮ, продолжатся. Таким образом, вместо одного трибунала теперь будет действовать два. Кстати, оба их возглавил американец Т. Мерон, а секретарём обоих является австралиец Дж. Хокинг. Да и главные судьи там будут те же (правда, добавили судей из Буркина Фасо, Уганды и Кении). Когда будет закрыт МТБЮ, теперь не знает никто. В МТБЮ говорят – когда закончим рассмотрение всех дел.

Отмечая двадцатилетие создания МТБЮ, хочется вспомнить и ещё об одном факте. Резолюция СБ ООН о создании МТБЮ была принята в 1993 году по проекту, в числе спонсоров которого была и Российская Федерация. Конечно, это была другая Россия, и сегодня российская внешняя политика коренным образом изменила своё отношение к этому судилищу. В остро критической оценке бесславного двадцатилетия МТБЮ Россия сегодняшняя находит дополнительные основания для активного противодействия как расправе над сербскими патриотами, посмевшими бросить вызов гегемонии НАТО, так и любым попыткам разрушения международного права.



[1] Решение о создании МТБЮ было принято на 3175 заседании Совета Безопасности ООН, состоявшемся 22 февраля 1993 года, и закреплено Резолюцией СБ ООН № 808. Во исполнение данной резолюции Генеральным секретарём ООН был представлен доклад, содержащий проект Статута трибунала. Трибунал был создан на 3217 заседании Совета Безопасности ООН 25 мая 1993 года путём принятия Резолюции № 827. Эта же резолюция утвердила и Статут трибунала.

[2] Статья 29 связывает право на создание вспомогательных органов только с выполнением Советом Безопасности ООН его функций. Совершенно очевидно, что судебное преследование физических лиц в функции СБ ООН не входит. В то же время отказ от ссылки на статью 29 не был заменён ссылкой на какую-либо другую статью. Создание международного трибунала ссылкой не на статью, а на главу (главу VII) является хорошим показателем отсутствия у СБ ООН юридической аргументации принятого решения.

[3] Требование рассмотреть данный вопрос поставила защита первого обвиняемого трибунала Душко Тадича.

Источник: http://un-comm-ukr.ucoz.ru/publ/17-1-0-824