Главная Публицистика Россия: города сдаются без боя

Россия: города сдаются без боя

E-mail Печать PDF

Мертвый город на Чукотке - Иултин

Сейчас с размахом празднуют двухсотлетие победы над французами, наднаполеоновской армией. Предки отстояли свободу для России, мы благодарны им.После Наполеона многие ещё пытались покорить нашу страну, не получилось. Мывспоминаем последних погибших в боях за Родину в минувшую Великую Отечественную,ухаживаем за их могилами. Наши войска, отступая, упорно бились за каждый город.Это были мужественные люди, настоящие патриоты. После временного отступленияначалось наступление. Отбитые у врага города сразу восстанавливались, запускализаводы, строили новые.

Как ни удивительно, сейчас тоже идет скрытая разрушительная война, сводки спередовой не публикуют, война идет без оружия, без бомб. Рядовой состав предалигенералы, издали такие приказы в виде законов, по которым люди добровольнодолжны покориться мошенникам. Те побеждают, разоряет наши заводы, один за другимприходится сдавать города, поселки. В России в общей сложности 400городов, экономика которых полностью зависит от одного крупного предприятия. Нашвеликий стратег, бывший министр Минэкономразвития Эльвиры Набиуллина, а теперьценный советник президента, сделала заключение, что единственный выход в этойнеправедной войне, полная капитуляция, закрытие некоторых городов, эвакуация изних жителей. По этой доктрине должно покинуть свои дома около 15 миллионовчеловек, они будут осваивать чужие углы. Это не просто сдача городов,каждый из них центр целой территории, это сокращение жизненного пространства вРоссии, постепенное превращение её в пустыню, лесные заросли.

«Мы не хотим уезжать с нашей малой родины» - такие слова были размещены вИнтернете больше года назад. Но кого у нас интересует остановившийся какой-тостекольный завод «Востек» в Тверской области, а тем более население поселкаВеликооктябрьский, оставшееся без средств существования, Набиуллина ужеподписала для них суровый приговор.

«Востек» ещё несколько лет назад был успешным предприятием с внушительнымиобъемами производства. За 180 лет его существование здесь сменилось десяткипоколений стеклодувов. Товар везли в Англию, Францию, Германию, Данию, Италию,Бельгию, Голландию. Радовали своим стеклом российских потребителей.

Беды начались с приватизации. Сначала разделили доли между работниками. Позжеакции консолидировались в руках нескольких собственников, самый большой пакетбыл у генерального директора Олега Лымаря. Завод был для него родным домом, людиему доверяли, он проработал здесь несколько десятилетий. Собственность поделили,но нужно было модернизировать производство, чтобы оно стало конкурентоспособным.Тут и подвернулись ловкие люди, которые обещали помочь предприятию, но при одномусловие, вхождение в состав акционеров. Лымарь посоветовавшись с коллективом,уступил, ради пользы для завода за бесценок свои акции. Так появился новыйхозяин Борис Брызгин. Он набрал кредитов под модернизацию завода, но так ничегои не сделал, а деньги испарились. Тем временем завод из-за изношенностиоборудования стал разрушаться, была остановлена стекловаренная печь, потомвторая.

Олег Лымарь предлагал наладить выпуск стекла для солнечных батарей, чтопозволило бы заводу идти в ногу со временем. Идею не приняли. Новатор поехалреализовывать её на Украину. Вернулся через некоторое время на завод и не узналего. Предприятие произвело жуткое впечатление, территория пустынна. В складаххранится нераспроданное стекло. По этажам гуляет сквозняки. Заводом управлялиродственники и знакомые основного акционера, все они оказалисьнепрофессионалами. Процедуру банкротства эти люди умышленно затягивали, спешилибольше распродать, чтобы кредиторам ничего не досталось.

Раньше на заводе работало 1240 человек, осталось 39 человек. 10 руководителейи 29 рабочих, электрики, сантехники. В поселке живет три с половиной тысячичеловек, почти все трудоспособное население работало на заводе. Куда теперьподаться этим людям? Им не на что кормить детей, нечем платить за услуги. Заводбыл как судно в автономном плаванье, не только обеспечивал людей работой, на еготерритории располагались котельная и водонапорная станция, от которых зависелажизнь поселка.

Мертвый город на Чукотке - Иултин

Служба занятости пытается теперь помочь выброшенным за ворота работникам.Направляет их на случайные заработки. В былые времена на такой оброчный промыселходили крепостные крестьяне, а сейчас это называется вахтовый метод длябезработного люда. Стекловары пытаются устроиться на любые работы в Твери,Москве, Санкт- Петербурге. У тех, кто ушел в оброчный промысел, разрушаютсясемьи. Для такой политики готовили Москву, другие крупные города. Застраивалисьдомами даже детские площадки, те, кто имел деньги, покупали в новостройкахквартиры, чтобы сдавать жилье в аренду работному люду с периферии, получая доходот этого гостиничного бизнеса.

Вот продолжение письма в Интернете жителей тонущего поселка, слова обращены квластным людям, всем у кого не высохла ещё душа в погоне за баблом.

- На родном заводе работали наши деды, родители, с помощью завода построили впоселке школу, детские сады, больницу. А теперь, мы, потомки, позволили закрытьтакое предприятие, нас выбросили на помойку. Помогите маленькому поселку,обратите на нас внимание, мы хотим работать и растить детей, не хотим уезжать снашей малой родины.

До этого подобное письмо было отправлено Путину, тревожный сигнал не былпринят, пришла отписка. Сидят и ждут кремлевские мудрецы, когда рынок расставитвсе по своим местам. Разговор идет о цивилизованном рынке, а не о нашем, которыйсостоит из воров и мошенников. От такого рынка нужно делать прививки каждомунормальному человеку.

Моногорода стратегические объекты, это вся наша Россия, они социальноуязвимы, нужен был особый подход при акционировании каждого градообразующегопредприятия. В обязательном порядке на таких объектах должна быть в общемпортфеле весомая доля государства. Подписан социальный договор, при невыполнениикоторого придется расплачиваться некоторым количеством акций. В советедиректоров желательны представители местной власти, местные депутаты, они сообщадолжны защищать территорию. По моему разумению так, но в наших верхах думают,очевидно, по другому, боятся, что такие порядки испортят инвестиционный климат встране, который и так, хуже некуда. Только после волнения в Пикалево заговорилиоб малых городах. Путин сбросил с барского плеча им на бедность 27 миллиардоврублей, а на подготовку к саммиту АТЭС во Владивостоке ушло 660 миллиардов, аещё есть бездонная бочка Олимпиады в Сочи. Вот и все отношение к черным дырам нанашей карте под названием моногорода, отношение к незавидной жизни людей в этихпоселениях, которые из-за дурной экономической политики угодили в ловушку.Страна стала для них мачехой, многие из них, можно сказать, стали бездомными,если не сейчас, то станут такими через несколько лет.

Тем временем, имея под ногами такое болото, в котором увязли люди, нашавласть стараются создать положительный образ страны. В очередной раз пытаетсяпустить пыль в глаза иностранцам. АТЭС, олимпиада в Сочи. Организовали рекламнуюконтору под названием Россотрудничество, которая должна разукрашивать образРоссии за рубежом. На днях прошло совещание по этому поводу.

С этим пиаром помогают члены прокремлевского движения «Наши». В декабрепрошлого года свезли эту братию с разных городов на митинг в поддержку «ЕдинойРоссии». Одного такого агитатора, Свету из Иванова, перехватил в переходе метрокорреспондент. Спросил её за жизнь и она ответила, что «Единая Россия» сделаламного достижений, мы стали более лучше одеваться, а в сельском хозяйстве у насстало все очень хорошо: много земель пашут и сеют рожь, овощи садят и многовсего, ага». После этого интервью Света стала звездой, для нее даже сделали нателевиденье программу.

А ведь Света Курицина родилась в небольшом городке Приволжске. Прежде чемрасхвалить нынешнюю жизнь стоило бы посочувствовать своим родителям. Матьпотомственная прядильщица, её зарплата с двумя ночными сменами в неделюсоставляет чуть больше 7 тысяч рублей. Попробуй на такие деньги хорошоодеваться. Отец получает немного больше, но ему в поисках работы пришлосьдобраться до Москвы, с семьей видится редко. Такой ущербной семейной жизньюживут многие люди в маленьких городках России, за ужином вместе не собираются,что уж здесь хорошего.

Чем может похвастаться наша страна перед мировой общественностью, так этопустыми обещаниями. Обещает народу правительство, обещает президент, говорятсладкие слова предприниматели. Есть такая мерка честности, «слово джентльмена».Очевидно, среди верховной власти и нашего бизнеса, перевелись джентльмены,которые отвечали бы за слова своей честью. В 2003 году в Воркуту пришла собещаниями структура олигарха Мордашева, «Северстальресурс». Новые хозяева многоперед этим рассказывали о перспективных планах, об увеличение добычи угля. Городбыл воодушевлен. Но, в результате, через некоторое время были закрыты некоторыешахты, на улице оказались 14 тысяч человек. Снижены объемы добычи угля. Людибоятся здесь даже бороться за повышение зарплаты, проиндексируют зарплату ишахта станет убыточной, её закроют.

Раньше при закрытие шахт, уволенные люди попадали под программу переселения вболее теплые края. Сейчас программа распространяется только на госпредприятия, аобъединение «Воркутауголь перестало быть государственным в 2003 году. Людипытаются продать квартиры и любыми способами сбежать на «большую землю», тольков прошлом году небольшой город покинуло 2827 человек. Все здесь обклеенообъявлениями, продают квартиры буквально за копейки. Шахтерские поселки давносмотрят выбитыми глазницами заброшенных домов. В былые времена, будучи вкомандировке, я посетил в поселке Промышленный дворец культуры, шикарное зданиес колонами, лепниной. Сейчас оно стоит как после бомбежки, без окон, как белыйпризрак в тундре. Страшное зрелище. Кроме шахт ликвидируются другие предприятия,за несколько лет их уничтожено 38, в небольшом городе потеряли работу около 30тысяч человек.

И такой процесс идет по всей многострадальной России, вот в защиту завода«Алтайхимпром» в г. Яровое, собрался многолюдный митинг. Громом аплодисментовзавершилось выступление инженера предприятия Галины Лапаевой, которая публичнозаявила о выходе из «ЕР», как партии ничего не делающей для людей.

С 2008 года горожане регулярно проводят такие митинги, по два, а то три разав год. Рассылают резолюции с этих собраний во все органы власти. Тревогинародного вече никого в кабинетах не интересуют. Это к доходным предприятиям учиновников повышенное внимание, с них можно сорвать какой-то куш. Для этогопытаются воздействовать на собственника, подсылают всякие проверки, рейдеров, ас разоренного, что взять. Пусть идет ко дну. Взывай о помощи до хрипоты, никтотебе не придет на выручку.

В отношение ОАО «Алтайхимпром», кормильце города Яровое, в котором проживает18 тысяч человек, решением Алтайского арбитражного суда введено внешнееуправление. Завод, выпускающий лакокрасочные материалы и другую химическуюпродукцию задолжал 780 миллионов рублей, а ведь выпускаемая продукциявостребована. Теперь вот банкротство, крах, распродажа имущества «с молотка».Ушли по дешевке непрофильные активы, детский лагерь «Чайка», дом отдыха «Леснаясказка», профилакторий «Химик», заводская столовая, старое зданиезаводоуправления.

Раньше здесь работало 4 тысячи человек, в последнее время осталось меньшетысячи, сейчас в связи с банкротством ополовинили и эти кадры. Сокращеннымслужба занятости предлагает вакансии - укладчик тротуарной плитки, диспетчерчастного такси, продавец. Ни одной должности инженера, конструктора. Да и зачемони городу, где нет больше заводов.

Основной собственник, инвестгруппа «Реформа», у которой 52 процента акций,довел предприятие до краха. Этому содействовало отсутствие внятной экономическойи технической политики, некомпетентность руководителей.

«Ростехнология» пытается сейчас выкупить у инвестгруппы «Реформа» контрольныйпакет, запустить завод в работу, обеспечить его постоянными заказами. Нособственник спрятался, не идет на переговоры. И сам не гам и людям не дам.

Много у нас в бизнесе лондонских сидельцев, они только изредка навещаютРоссию, чтобы посмотреть, как трудятся подневольные на их плантациях. Самыйзаметный из этого ряда, Дерипаска, он успел выжать соки из многих моногородов.Чего только стоит пример Пикалево. Этого человека давно пора бы ограничить вправах. Нет, ему и дальше дали возможность разорять города, лишать людей дома изаработка.

Вот теперь новые волнения во владениях олигарха, 2 сентября прошел протестныймитинг в Краснотурьинске. Горожане выступали против закрытия электролизного цехана Богословском алюминиевом заводе и сокращение около тысячи работников. Передвыборами президента был устроен настоящий спектакль по спасению этого завода сучастием Путина. Кандидату в президенты нужно было показать себя борцом засудьбы работников. Он строго предупредил Дерипаску, что предприятие нельзязакрывать. Спектакль сыгран, выборы прошли, теперь можно и прихлопнуть убыточныйэлектролизный цех. Может быть, Дерипаска набрался дерзости и ни считается савторитетом президента, а, скорее всего, Путину после выборов до лампочки судьбаэтих работников.

Империя Дерипаски выживает не за счет инноваций и модернизации, а за счетповышенной эксплуатации трудящегося люда. Вслед за митингом в Краснотурьинске, 4сентября, в горняцком Североуральске, это тоже надел Дерипаски, после окончаниясмены 15 горняков отказались подниматься на поверхность. Они требуют повышениезарплаты, которая при такой тяжелой работе всего 16 тысяч рублей и отказ отскользящего графика работ.

Такая она пореформенная Россия, вся в незаживающих ранах, разоренные малыегорода, десятки тысяч брошенных деревень. Власть старается сдержать протестныевыступления, ввели драконовский закон о митингах. Зачищают страну от активныхграждан, от тех, кто говорит правду. Вот и на митинге в Краснотурьинскезадержали журналиста, который рассказывал об истинном положение работников напредприятиях Дерипаски. Стали шить корреспонденту дело об экстремизме.

Альберт Сперанский

http://gidepark.ru/user/4082891569/content/1487924

http://rotfront.su/rossiya-goroda-sdaiutsya-bez-boya