Главная Публицистика ОТ ДЕМОГРАФИИ К ДЕМАГОГИИ – ОДИН ШАГ

ОТ ДЕМОГРАФИИ К ДЕМАГОГИИ – ОДИН ШАГ

E-mail Печать PDF
Г. П. Асинкритов
И ЭТОТ ШАГ СДЕЛАН

Для начала задам тебе, любезный читатель, рядовой житейский вопрос - как бы ты поступил с пастухом, который, после многолетних трудов по части обеспечения прогресса в своём скотоводско-пастушеском ремесле, пришёл к тебе и заявил: «Ничего путного ни с ростом поголовья, ни с надоями, что ни делай - не получится: в этом я не только сам убедился, но и мировой опыт о том свидетельствует» (при этом о своей отставке – ни слова)?

Итог очевиден: пастух сей был бы немедленно уволен.

А вот в науке демографии порядки несколько иные. К примеру, главный, так сказать, демограф нынешней эРэФии Вишневский Анатолий Григорьевич (Доктор экономических наук (1983), Действительный член Российской академии естественных наук, Руководитель Центра демографии и экологии человека при Институте народнохозяйственного прогнозирования РАН, Директор Института демографии НИУ-ВШЭ, и проч., и проч. – см. Википедия) вот уже порядочно лет твердит – и устно, и письменно – одно и то же: с демографическим кризисом ничего сделать нельзя, никакие гос и прочие меры не помогут.

Короче: народ капут!

А как иначе можно понять, к примеру, такую «мысль» главного эРэФ-демографа, включённую всё в ту же Википедию?

Анатолий Вишневский считает невозможным поднять уровень рождаемости до уровня замещения поколений. Он утверждает, что рождаемость, недостаточная даже для элементарного воспроизводства населения — это неизбежная норма для всех стран развитого мира, к которым относится Россия...

Так как повышение рождаемости бесперспективно, то остаётся только один выход и для России, и для развитого мира – иммиграция. Она, к тому же, позволит снизить демографическое давление на перенаселённом «Юге» и спасёт от вымирания «теряющий население Север». При этом Вишневский хорошо понимает все угрозы, связанные с этим процессом, но, как он считает, единственный выход – «приток населения извне».

И при этом – добавим – ни о своей отставке, ни об упразднении вверенного ему Института – ни слова не говорит. Ни здесь, ни в любом ином месте, доступном широкой публике.

Что, впрочем, на действиях его хозяев вот уже много лет никак не сказывается.

Хотя сама жизнь диктует: уволить и закрыть! Закрыть и уволить.

Тем более что и раньше демографический «пастух» давал сигналы о своей

никчёмности.

Так в ноябрьском (2005 г.) номере журнала «Форбс», редактор которого Пол (Павел) Хлебников, если кто помнит, был убит неизвестным(и), в числе статей и рекламных картинок для миллионеров и им завидующим, была помещена статья Анатолия Вишневского «Рождённые эволюцией».

В статье речь шла о злободневной россиянской проблеме – демографии. Точнее – о неполадках в этой «машине».

Ниже – места из статьи, которые содержат сведения, пригодные для продолжения нашего разговора всё о той же «машине»:

Даже активная семейная политика вряд ли решит демографические проблемы России… Тревога обоснована: с 1992 года население России уже уменьшилось на 5,6 млн человек и спад продолжается…

Ключом к решению проблемы многие считают проведение социальной политики, стимулирующей рождаемость. Но может ли такая политика оправдать возлагаемые на неё надежды?

Нечувствительная рождаемость. Спору нет: ни одной из индустриально развитых держав (все они сталкиваются с серьёзными демографическими проблемами) не повредят меры, которые поддержали бы стремление «плодиться и размножаться». Однако правительства, экспериментировавшие в области увеличения рождаемости (Россия здесь далеко не первая), добились более чем скромных успехов. Вообще, как показывают исследования, фундаментальные тенденции рождаемости малочувствительны к экономической и социальной конъюнктуре...

После чего автор приводит примеры европейских стран, где уже опробованы разные типы демографической политики от «активной» во Франции до «пассивной» в Великобритании – и везде эффект одинаков и тенденции – сходные. Зато США, где нет таковой политики, – лидер по рождаемости…

И пример – из недалёкого прошлого:

Ограниченность возможностей семейной политики наглядно демонстрируют примеры двух разных стран с разным уровнем благосостояния – Советского Союза и Швеции. Начиная с 1981 года правительство СССР поэтапно вводило в действие систему социальных льгот и пособий семьям с детьми… В результате коэффициент рождаемости, который в 1980 году опустился до 1,89 на одну женщину, к 1987 году вырос до 2,22. Явный успех? К сожалению, только на первый взгляд…

«На второй взгляд» А. Вишневского оказывается, что этот коэффициент совсем не вырос. А даже наоборот. Поскольку есть «исследования» «демографа Сергея Захарова» насчёт разных групп женщин, про «молодых» и «старых», и вообще к чему всё это, если уже есть 2,22 …а тем более, все эти дем-рывки, осложняющие проблемы мест в школах, детсадах, потребности в жилье и т.п. – нарушают плавность и плановость…

А как же Швеция при своём фамильном социализме? Она, оказывается, по Вишневскому, на протяжении 80-х постоянно совершенствовала свою семейную политику, но… добилась в течение 10-летия 1980-90 г.г. увеличения коэффициента рождаемости до 2,13…

Всего лишь. А сегодня этот коэффициент – 1,7.

И вывод:

Итак, конъюнктурные факторы (пособия, льготы, повышение социального статуса) могут влиять только на текущие показатели…Но на итоговой рождаемости почти не сказывается… С точки зрения демографических тенденций, наша страна практически не отличается от других промышленно развитых государств. Россия (в ту пору РСФСР) впервые опустилась ниже планки простого воспроизводства (2,1-2,2 рождения на одну женщину) ещё в 1964 году, раньше большинства развитых держав (выделено мною – Г.А.) При этом экономический кризис конца 1980-х начала 1990–х годов несколько усугубил ситуацию, однако только подкрепил общую тенденцию, наметившуюся с середины 1960-х. В 2000 году в России отмечена минимальная рождаемость за всю историю – 1,21… В последнем году минувшего столетия во всём развитом мире, кроме США и Новой Зеландии, рождаемость менее двух детей на одну женщину, причём во многих странах ситуация напоминала российскую (Германия и Польша – 1,34, Италия – 1,25- Испания и Словения – 1,22- Чехия – 1,14). Ниже уровня простого замещения поколений рождаемость опустилась даже в Китае. Сам факт повсеместной распространённости низкой рождаемости в индустриальных урбанизированных обществах свидетельствует о том, что специфически российского кризиса нет, а меры, которые не срабатывают в других странах, едва ли окажутся более действенными у нас.

Учитывая, что всё это сообщил не кто-нибудь, а руководитель «Центра демографии и экологии человека Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН», читатели и почитатели «Форбса» могут не беспокоиться – для повышения рождаемости от них никто и ничего не потребует, толщина кошельков не уменьшится, поскольку меры не срабатывают.

В общем, вместо социализма (хоть советского, хоть «шведского») и капитализма (США – исключение), в демографическом аспекте имеем один фатализм... А что касается утверждения учёного демографа о кризисной ситуации в стародавней РСФСР (начиная с 1964 года), то есть смысл на этом остановиться особо.

Прежде всего, потому, что даже более поздняя перепись населения – в 1979 году – показала вроде бы полный ажур. На то, что рождаемость опустилась «ниже планки» - и намёка нет.

Ясно одно: с демографической бухгалтерией случилось неладное, а профессионалы от демографии сами заблудились в трёх соснах…

Впрочем, были у А.Г. Вишневского по части демографии – как науки, так и практики, когда-то и несколько иные «мысли»…

Вот выдержки из его статьи «Бремя выбора», которая была опубликована в «Литературной газете» 12 апреля 1978 года (автор статьи тогда ещё кандидат экономических наук и просто демограф) - как раз в «эпоху застоя» и в качестве ответа на

письмо 34-летнего инженера из Алма-Аты В. Прохорова:

«Уважаемая редакция! В своей дискуссии «Человек будущего – каков он?» вы обратились к читателям с вопросом: какими бы они хотели видеть своих детей в ХХI веке. В результате читатели спорят о том, каковы должны быть черты личности советского человека, о том, как эту гармоническую личность воспитать, как устранить те факторы, которые еще мешают коммунистическому воспитанию... Но неужели никто не задумывается над другим вопросом, без которого все вопросы вашей анкеты просто теряют смысл: что будет побуждать потенциальных родителей иметь детей? Я, конечно, полемически заостряю вопрос. Но ведь демографические данные, говорящие о сокращении рождаемости, широко известны... Количество семей, где имеется один ребенок, все увеличивается, а ведь это уже катастрофа: такая семья элементарно не воспроизводит себя. Поэтому мой вопрос, полагаю, вполне закономерен».

В статье-ответе ученого демографа есть все, что душе угодно. Начиная с констатации самого факта снижения рождаемости и кончая лучезарным заключением:

Дети в новых социальных условиях оказались в центре семьи, превратившись в ось, вокруг которой вращается вся семейная жизнь. Ответственность родителей за судьбу детей – за их жизнь, здоровье, образование, будущность – вышла на первый план. «Социальное возвышение» детей послужило толчком к развитию родительских чувств, к их романтизации, поведение, мотивированное интересами детей, стало частью этического кодекса. Эмоциональная сфера родительства и супружества, которой прежде отводилось третьестепенное, подчинённое место, теперь оказалась центральной, получает громадную самостоятельную ценность. Социальные роли счастливых супругов и родителей всё чаще рассматриваются как продолжение собственного «Я», с ними связывается этически приемлемая оценка его жизненных успехов….И подобно тому, как социальное признание и возвышение любви привели к новой мотивационной основе брака, так социальное признание и возвышение родительских чувств создали новую мотивационную основу деторождения… Если мы правильно видим современную линию развития, то естественно предположить, что эта ценность (дети – Г.А.) может только укрепиться, ее место на шкале ценностей человека будущего – только повыситься…

И напоследок: А значит, у наших потомков будут могучие и властные побуждения иметь детей – свое продолжение на земле.

В промежутках между нейтральным началом и оптимистическим концом автор статьи о тяготах и заботах особого рода, вдруг свалившихся на головы современников, фривольно рассуждает о «трех моделях поведения», о «тисках необходимости» в проклятом прошлом, когда «большинство людей гнуло спины на поле от зари до зари», отчего «большинство женщин непрерывно беременело и рожало детей», а эмоциональная сторона отношения родителей к детям «была крайне неразвита», расхваливает времена нынешние, при которых поступай, как хочешь. Сходись, расходись, детей поменьше, удовольствий побольше. Поскольку те самые «тиски необходимости» сброшены по причине их обременительности. Вместо их физически ощутимого «бремени» жизнь современников А. Вишневского отягчает лишь «бремя выбора».

Что есть неоспоримое благо плюс достижение прогресса... Примечательно, что так рассуждает человек, само появление на свет которого произошло именно благодаря наличию «тисков» и «непрерывной беременности».

В общем, так и не получил любопытный алма-атинец В. Прохоров конкретного ответа на конкретный вопрос о мерах по предупреждению демографической катастрофы. Очевидно, ответчик попался никудышный. Хоть и назвался демографом.

Впрочем, это обстоятельство на карьеру А. Вишневского никоим образом не повлияло. И через 10 лет – в 1988 году - в 6-м номере журнала «Коммунист»* под рубрикой «ВСЁ В ЧЕЛОВЕКЕ – ВСЁ ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА» помещена его статья «Лёд тронулся?». Причём редакция рекомендует теперь автора как главного специалиста АН СССР «по изучению производительных сил и природных ресурсов».

Статья снабжена подзаголовком «О демографических процессах и социальной политике».

Приведу лишь некоторые фрагменты статьи, прежде всего, «запевку» – вступление:

Перестройка все глубже затрагивает разные стороны жизни советского общества. Одна из самых отрадных перемен последнего времени – появление позитивных демографических тенденций. Не один год нарастала обеспокоенность специалистов, общественного мнения неблагополучием в области воспроизводства населения СССР. Перестала расти, более того, уменьшилась продолжительность жизни, увеличилось наше отставание по этому показателю от других развитых стран. Все больше тревоги внушало падение рождаемости во многих регионах, некоторые из них неуклонно приближались к рубежу, за которым должно было начаться сокращение численности их населения… Сейчас положение изменилось. Из демографического застоя мы начинаем выходить…

Явные позитивные сдвиги коснулись и второго важнейшего демографического процесса – рождаемости…

А вот что по поводу демографии задолго до этого сообщал «наверх» скромный райинспектор госстатистики одной из центральных областей РСФСР:

Текучесть сельского населения и уменьшение его численности идет в основном за счет выезда в города на постоянное место жительства, на учебу, невозвращения из армии и превышения смертности над рождаемостью…

За последние пять лет смертность превысила рождаемость на 777 человек…»

Между прочим, взято это из «Аналитической записки» к статотчету по Удомельскому району Калининской области за 1969 год, т.е., на восемнадцать с лишним лет раньше, чем о том полунамёком сообщил наш ученый демограф в своей статье «Бремя выбора».. Поведал не как о факте свершившемся, а лишь с опасением, что подобное случиться может…

Именно такие «профессионалы» снабжали общество той, до предела выхолощенной, официоз-информацией, которая при случае предлагалась народу. Вот как, например, выглядело сообщение ЦСУ СССР об итогах всесоюзной переписи населения 1979 года:

«…Население СССР на 17 января 1979 года составило 262 миллиона 436 тысяч человек. По сравнению с предыдущей переписью 1970 года оно увеличилось на 20,7 миллиона человек, или на 9%. Прирост происходил в стабильном темпе – в среднем 0,92% ежегодно. Численность населения выросла во всех союзных республиках….

Численность сельского населения уменьшилось на 6,9 миллиона человек вследствие перехода части его на жительство в города, а также в результате преобразования сельских населенных пунктов в городские. Этот объективный процесс обусловлен развитием промышленности и транспорта, большим размахом строительных работ, механизацией и повышением производительности труда в сельском хозяйстве…

За 1970 – 1979 годы численность населения подавляющего большинства национальностей и народностей СССР увеличилась…

Итоги переписи содержат данные о числе и размерах семей,… из которых 29,7% состоит из 2 человек, 28,9% - из 3 человек, 23% - из 4 человек и 18,4% - из- 5 и более человек. Средний размер в целом по стране составил 3,5 человека…»

Словно под копирку, сделано и сообщение ЦСУ РСФСР. Правда, цифирь российским ЦСУшникам пришлось вписать свою, менее лучезарную, но вполне благополучную. Среднегодовой процент прироста – 0,62. Соответственно, и средний размер семьи несколько иной: 2 человека – в 31,6% семей, 3 – в 31,5% семей, 4 – в 23,4%, 5 и более человек – в 13,5% семей.

И ни слова об уже вовсю идущем процессе вымирания народа, прежде всего, русских. И никаких комментариев относительно источника «прироста». Как в масштабе страны, так и в разрезе республики. Хотя даже неспециалист по одному только процентному соотношению средних размеров семьи мог зафиксировать начало демографической катастрофы.

Нет, видно всё-таки не зря в присно памятные 37-е годы кое-кто из учёных демографов поплатился не только свободой. Но даже это, судя по поведению нынешних «пастухов» от демографии, их так ничему не научило.

Честь имею!

01.06.2012 г. (День защиты детей)

Г.П. Асинкритов, автор книги «Мгла над пустой колыбелью».


_____________________________________________________________________

* экономотдел журнала возглавлял тогда «некий» Т. Гайдар.