Главная Публицистика Лучше быть "совком", чем безымянным рабом

Лучше быть "совком", чем безымянным рабом

E-mail Печать PDF
Альберт СперанскийЖурналисты часто пытаются изнутри, из первых рук, узнать о жизни наших предприятий, встречают рабочих у проходных. Те отмахиваются, бегут от корреспондентов, как от чумы. В редких случаях, идут на контакт, но с одним условием, чтобы их фамилия не всплыли в какой-нибудь статье или репортаже.

Какие же государственные тайны скрываются на обыкновенных наших заводах и фабриках? Почему стал таким безымянным наш рабочий класс? Власть из всех сил старается спрятать очевидное, что у нас введено негласное крепостное право, работнику платят копейки, а издеваются над ним, словно он эти копейки не заработал, а украл и должен понести за это наказание. Главными хранителями этой секретности являются различные директора, собственники фирм, обширная чиновничья рать во главе с Путиным. За хранение такой важной государственной тайны, очевидно, полагается хорошая доплата по службе.

В своем письме президенту Медведеву рабочий из города Железногорска Курской области, прежде всего, хочет подстраховаться: «Мне бы не хотелось, чтобы мое обращение к Вам послужило поводом для моего увольнения».

Суть письма слесаря-ремонтника с завода горного оборудования из этого города Игоря Сорина - состоит в том, что работая на вредном производстве, на руки он получает 15 тысяч рублей. Рабочий сомневается, что по достоинству оценивают его труд. По отчетам руководства предприятия средняя зарплата на заводе составляет около 40 тысяч рублей. Таких денег рабочие и во сне не видели, заявляет Сорин. Он уверен, что заработная плата рабочего должна составлять на их заводе не ниже 25 тысяч рублей. Ему и его коллегам надоела нищета. Сорин просит по справедливости разобраться с оценкой труда рабочих.

Не напрасно боится Сорин, что его за откровенность в любое время могут уволить. Официальные профсоюзы на предприятие чисто символические, обслуживают в основном интересы хозяев. Они не объединяют, а разъединяют людей, не приходят во время на помощь. Новым, свободным профсоюзам не дают возможности организоваться. Валентин Урусов из Якутии создал такой боевой профсоюз на фирме алмазной россыпи «АЛРОСА». Чтобы устранить активиста, который начал объединять работников, подбросили ему наркотики, посадили на шесть лет. И так везде, не мытьем, так катаньем убирают борцов за лучшую жизнь из рабочих рядов. От этого и полная беззащитность человека на работе. Сказал слово против, сразу тебя за борт. Придется искать новую работу, а её нет. Кому нужны сейчас слесари – ремонтники, если вокруг нет ни станков, ни оборудования, особенно в маленьком городке, одни прилавки, на которых лежит китайский ширпотреб и африканские деликатесы. Уничтожена почти вся промышленность страны. В далекие края за вакансией по специальности не поедешь. Одна дорога, идти охранником или грузчиком, но и там придется заткнуться, забыть о справедливости, о своем человеческом достоинстве и человеческом имени. Ты никто и звать тебя никак.

Да что там слесарь, вот в Москве уволили учителя, Владимира Сорокина. Он написал письмо Медведеву о проблемах компьютеризации в московских школах. После этого его пригласили в департамент и сказали, что он не имел право обращаться к президенту напрямую. Так и уволили Сорокина за дерзкий поступок.

Авиадиспетчер из Московского центра навигации Внуково Андрей Булин тоже написал письмо нашему гаранту. После этого различные технические нарушения в работе центра, о которых говорилось в письме, не стали исправлять, зато правдолюбцу сразу влепили выговор. Готовится ему второй такой же подарок, а там смотри, и уволят храбреца.
Получается, что все эти письма наверх с рабочих мест, как бы донос на самого себя. После письма ничего не меняется, замечания не рассматриваются, а к автору сразу принимают срочные меры. Словно сам президент советует, уберите этого беспокойного человека, и вам будет хорошо, и мне спокойней.

Нынешняя идеология строится только на одном, на поливание грязью прошлой советской жизни, другого ничего не придумали. Кто грязнее нарисует эпизод из тех времен, тот и срывает аплодисменты нашей элиты. Людей, живших в той стране, пренебрежительно называют совками. Если взять советского человека, с его моралью, нравственностью, борцовскими качествами, то мне тоже не стыдно быть "совком".

В совковое время, у совковых людей было грозное оружие, пресса. На каждом предприятие были свои правдолюбцы, которых называли рабкорами. О недостатках на работе, или в городе, поселке, они писали в газеты. Критические заметки печатали, и сразу принимались меры. За правдивую информацию ни одного рабкора не уволили, не наказали, они были под охранной советских законов. Это я могу сказать без обмана, потому что в последние годы существования Союза, был председателем рабкоровского Совета страны, меня самого часто отправляли от газет в командировки, на выручку коллег. Мне очень помогали в этом деле партийные органы на местах. Наказывали тех, кто замалчивал критику, не отвечал на нее, не изменял отношение к делу.

У меня был приятель, электролизник Владимир Степанов с Иркутского алюминиевого завода. Он был редактором заводской стенгазеты, которая набирались смелости критиковать даже действия профильного министерства. Отправляли туда копию напечатанной в стенгазете заметки. И приходил в редколлегию заводской стенгазеты ответ за подписью руководителей Министерства. Говорилось, в ответе, что меры по устранению недостатков, отмеченных в критическом материале, приняты.

Работал я тогда, в "совковое" время, на Черемушкинском керамическом заводе в Москве. Главк навязывал предприятию реконструкцию, которая не улучшала, а ухудшала работу производства. Коллектив был против такой непродуманной реконструкции, но в главке нас не слушали, а нашему директору, когда тот начал об этом разговор, вообще показали на дверь. Защищая завод, я написал статью в московскую газету. Пришел ответ, что статья обсуждалась в горкоме, в министерстве. На этих советах решили уволить начальника главка. Я же был всего на всего электрослесарем.

Сейчас, в новой нашей стране произошло огромное расслоение населения по доходам. Чтобы спрятать это социальное уродство, придумали среднюю зарплату в целом по стране, по регионам. Она немного ползет вверх, от этого движения наши правители в восторге. Тут уже не имеет значение, что подбросили рубли ни рабочему, а, например, руководителю «Нано» Чубайсу. Средняя цифра на всех одна, общая. Так лицемерно стараются показать несуществующее повышение жизненного уровня населения.

Директор НИИ статистики Госкомстата Василий Симчера со словами «Надоело врать», ушел со своей должности. Выложил при этом правду о наших социальных цифрах. Оказывается, разница между богатыми и бедными у нас вовсе не 16 раз, как пишут в официальных бумагах, а 28-36 раз. Целая пропасть. Эту разницу в доходах стали скрывать и на предприятиях, поэтому и здесь для отчетов ввели среднюю зарплату. На заводе, где работает слесарь Сорин, она составляет около 40 тысяч рублей, а он в заводском механизме не последний винтик, получает же, всего 15 тысяч.

На Уралвагонзаводе в Нижнем Тагиле, отчитались средней зарплатой в 22 тысячи рублей. Недавно брали интервью у директора этого завода Олега Сиенко. Корреспондент спросил у него: «Какова Ваша зарплата?». Директор ответил: «Задать можно, ответить нельзя. Я считаю, что даже между работниками обсуждения зарплат является неправильным подходом». Под таким секретом от народа у нас и держатся настоящие, а не усредненные зарплаты, особенно директоров и различных менеджеров. Если бы вывесить в цеху такую ведомость, рабочие бы сравнили свои скромные вознаграждения с доходами менеджеров, сразу бы взбунтовались, пошли стеной.

24 декабря наперекор митингам о фальсификации выборов в Москве и других городах, в Нижнем Тагиле, где директор боится сказать о своих доходах, и откуда угрожали «мужиками», которые приедут и разгонят митинги против фальсификации выборов, собрали на площади рабочих «Уралвагонзавода», но уже в поддержку Путина. Это политическое шоу разыграли в городе, где один из самых низких показателей на выборах за «Единую Россию», всего 31,7 процента. Как выяснилось, выводили людей на площадь под расписку. Если кто отказывался, грозились лишить премии. Для увеличения массовости подвозили трудяг из соседних городов. Набралось около 2 тысяч, притом, что на «Уралвагонзаводе» работает 30 тысяч человек. Нищий город, где нет даже средств, чтобы школы отремонтировать, стараются сделать оплотом путинского режима. Кажется, ещё Петросян прославил этот город, сказав со сцены фразу: «Чудила из Нижнего Тагила». Может быть, это он сказал об одном из начальников цехов, которые выступали от лица рабочих на митинге. Эти люди, агрессивно рекламировали нынешний режим, как в былые годы Леня Голубков восхвалял финансовую пирамиду Мавроди.

Все это прославление власти происходила на фоне развала нашей экономики. За время правления Путина закрылись сотни заводов, вычеркнуты из списка тысячи деревень. Разрушительный процесс продолжается и сейчас, а ораторы на площади в Нижнем Тагиле говорили о каком-то стабильном развитие страны. Именно Путин, во время своего правления, боясь рабочих, как политической силы, постарался их разъединить, сделать одиночками. С помощью законов отдал их в рабство различным директорам, разрешил тем, лишать своих подчиненных права голоса.

Наш главный профсоюзный босс Шмаков, вместо того, чтобы защищать рабочих, Игоря Сорина или, например, Алексея Потакуева из сибирского Киренска, который три месяца укладывал нефтяные трубу по направлению к Китаю, но заработанные деньги, директор компании ему так и не выплатил. Потерпевший написал заявление в прокуратуру. Оттуда пришел не ответ, а совет, что по данному вопросу нужно обратиться в суд. Потакуев сделать этого не смог, не было денег на выплату судебной пошлины. Заглянул он ещё раз в прокуратуру, там его подбодрили, ты уже десятая жертва этой организации. Так в этой суровой организации сидят и подсчитывают потерпевших от мошенника директора, а мер никаких не принимают.

Вместо забот о защите работающих людях, Шмаков предложил на заседание штаба народного фронта собирать подписи в поддержку кандидата в президенты Владимира Путина. Самому премьеру это до лампочки, он уже выдвинут кандидатом от парламентской партии. Но Шмаков хотел показать, что народ любит Путина и будет стоять в очередях, чтобы поставить свои росписи, просить Путина на вечное царствование. Что только не придумают льстецы и лизоблюды, обидно, что одним из таких оказался человек, которому доверили защищать работников.

Может быть, Шмакову, чтобы очистить свою совесть, стоило бы побывать в Самаре, на Куйбышевский нефтеперерабатывающий завод. Группа рабочих оттуда написали открытое коллективное письмо.

Вот краткий пересказ его. На заводе ликвидировали социалку, сказали, что нужно экономить. Так облегчают жизнь коммерсантам, снимают с них ответственность за социальные вопросы, потому что это пережитки прежней совковой жизни. Теперь бассейн, различные секции, кружки, духовное и физическое развитие только за деньги, а где их взять? Правда, на заводе ввели дополнительное медицинское страхование, но сразу предупредили, чтобы люди на много не рассчитывали, денег на это страхование выделено столько, сколько стоит распечатка самого полюса. В остальном от администрации идут одни угрозы, кто недоволен, скатертью дорога, рабов сейчас на рынке труда много.

На предприятие идет постоянное сокращение рабочих, это назвали оптимизацией, что раньше делали три человека, сейчас вменили в обязанности одному. Обещали, что зарплаты, попавших под сокращение, пойдут на повышение зарплат оставшихся. Время идет, но прибавок нет. Мало того, из зарплат оставшихся на рабочих местах, несколько месяцев подряд высчитывали деньги на выплату выходных пособий для увольняемых.

Труженики надеялись поправить свое материальное положение за счет обычной годовой премии, но в прошлом году премию сократили в четыре раза, а в этом не надеются и вовсе её получить.

Оклад работника третьего разряда, а это половина работающих на заводе, составляет 6520 рублей. Прибавить сюда ночные, доплату за вредность производства, работу за отсутствующих, набирается 12 тысяч рублей. Если же сложить зарплату директора, 900 тысяч рублей в месяц, зарплаты его замов, то получится отчетная средняя цифра 22 000 рублей по заводу. Разница в зарплате на одном заводе составляет 138 раз. Премии заводское руководство получает тоже нехилые, на полученный бонус можно купить шикарную трехкомнатную квартиру в центре Самары.

Из нас сделали нищих рабов, говорят авторы письма. Раздражение, апатия, наплевательское отношение к работе увеличивает опасность возникновения аварий. Произошли даже взрывы недовольства. Проще говоря, драка между охраной и рабочими.

Роснефть, является одним из главных спонсором Олимпиады, а своих рабочих оставили в нужде и бесправие. Напряжение и раздражение только нарастает. На заводе все злы на Роснефть, «ЕР», Путина, Медведева.

Говоруны от нынешней власти пугают рабочего человека революциями, потрясениями. Советуют держаться, как за источник стабильности, за «Единую Россию» и Путина. Однако, заводские люди устали смотреть, как при этой стабильности все разрушается и разворовывается, устали быть пешками в этой игре. На том же Куйбышевском и других нефтеперерабатывающих заводах, обогатилось целое поколение директоров. Строя свои замки, они забыли, что и заводское оборудование нужно подновлять, оно уже сработалось здесь на 75 процентов. Вот такая она стабильность, без лишней паники, идем ко дну.


Источник: http://forum-msk.org/material/economic/8057818.html