Главная Публицистика Чьи интересы стоят за трагедией в Жанаозене?

Чьи интересы стоят за трагедией в Жанаозене?

E-mail Печать PDF
Анатолий ИВАНОВ

За трагедие
й в Жанаозене просматриваются интересы отнюдь не оппозиции, а скорее кое-кого из близкого окружения самого Нурсултана Назарбаева. К такому выводу приходишь при анализе событий, предшествовавших трагедии. Факты и цифры говорят сами за себя.

«Я еще летом сюда хотел приехать, но меня уверяли, что все хорошо и все проблемы решаются, что люди успокаиваются и им находят работу. Потом я решил приехать в сентябре, и снова все, начиная с руководства области и «КазМунайГаза» сказали мне, что в этом нет необходимости, вопросы все решаются. Получается, меня просто вводили в заблуждении», — именно этот известный ныне каждому казахстанцу спич Нурсултана Назарбаева от 23 декабря 2011 года и стал отправной точкой для начала моего собственного расследования событий в Жанаозене. Расследования, в ходе которого возникло немало новых, порой очень неудобных для властей Казахстана вопросов.

И в социальных сетях, и в независимой прессе нашей страны блогеры и журналисты не раз задавались вопросом «кто ввел Назарбаева в заблуждение, позволившее ему отказаться от идеи поездки в Жанаозен?». Теоретически президент сам ответил на этот вопрос, сославшись на руководство Мангистауской области и «КазМунайГаз». Однако мало кто обратил внимание на его чуть ли не ключевое его слово — «начиная». Значит, был некий человек или группа лиц, уверения которых окончательно и успокоили Назарбаева?

Не исключено, что одним из тех, кто активно «выписывал тормоза» президенту на поездку в город нефтяников, был премьер-министр Казахстана Карим Масимов. Сегодня в пылу кипящих в обществе страстей после трагических событий в День Независимости, из виду как-то выпала его рабочая поездка в Жанаозен в конце декабря 2010 года.

Вояж Масимова

Согласно сообщениям официальных СМИ теперь уже годичной давности премьер-министр Казахстана пожаловал в Жанаозен не просто так. Нет, он не встречался с уже негодующими трудовыми коллективами «Каражанбасмуная» или «УзеньМунайГаза». Целью его поездки было ознакомление с предварительными итогами реализации Комплексного плана по решению проблем социально-экономического развития города до 2012 года. Поэтому аким Жанаозена Орак Сарбопеев из кожи вон лез, чтобы в полной красе продемонстрировать возведенные в рамках Комплексного плана объекты.

Судя по сделанным 25 декабря 2010 года фотографиям, Масимов явно светился от удовольствия, и вручая бюджетникам ключи от построенного 200-квартирного дома, и открывая новый детский сад, и участвуя в церемонии ввода в строй противотуберкулезной больницы. Было бы очень странным, если б Масимов, получив сверхрадушный прием в Мангистауской области, спустя полгода стал бы говорить Назарбаеву о неурядицах в Жанаозене. Ведь это означало бы, что премьер лично что-то там недоглядел.

43 миллиарда на развитие

Здесь, кстати, стоит заострить особое внимание на Комплексном плане социально-экономического развития Жанаозена на период 2009—2012 годов. И не только потому, что сам Масимов приезжал инспектировать ход его выполнения. Есть подозрение, что реализация плана имеет прямое к событиям, произошедшим в городе нефтяников 16 декабря 2011 года. И вот почему.

В соответствии с утвержденным в начале 2009 года правительством Карима Масимова Комплексным планом, на разрешение многочисленных проблем города нефтяников, количество населения которого к тому времени перевалило за 120 тысяч человек (столько же, например, проживает в Талдыкоргане), из государственного бюджета было выделено 42 миллиарда 921 миллион 700 тысяч тенге. Сумма настолько огромная, что легче ее воспринять, переведя в доллары США или евро. Соответственно по сегодняшнему курсу это получается — $288 миллионов 646 тысяч или €220 миллионов 598 тысяч. И это в период, когда Казахстан еще не оправился от последствий мирового финансово-экономического кризиса!

Так вот, согласно Комплексному плану, выделенные средства должны были пойти не только на возведение социально значимых для населения города объектов, но и на улучшение и обновление инфраструктуры, а также решение двух наиважнейших проблем Жанаозена — снижения уровня безработицы и бесперебойного снабжения города питьевой водой.

Откровения Сарбопеева

Однако даже ко второй половине 2011 года говорить об успешности выполнения Комплексного плана правительства РК можно было с большой натяжкой. Подтверждает это и с виду весьма оптимистичное интервью акима Жанаозена Орака Сарбопеева газете «Экспресс-К» от 4 августа 2011 года. То ли в расчете на обычную нелюбовь и невнимательность читателей подобных интервью, то ли по неизвестно каким другим причинам, но аким Жанаозена вдруг решил достаточно подробно рассказать, что именно было сделано в городе под его руководством с 2009 года.

Как выяснилось, хвалиться Сарбопееву особо было нечем. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть список возведенных в Жанаозене объектов с момента принятия Комплексного плана развития города, составленный на основании интервью акима Сарбопеева:

  • 1. Один 200-квартирный дом для бюджетников и молодых семей.
  • 2. Средняя школа на 1200 мест в микрорайоне «Жулдыз».
  • 3. Родильный дом на 100 коек.
  • 4. Противотуберкулезная больница на 100 коек, которую открывал Масимов.
  • 5. Специализированный комплекс на 280 мест для детей-инвалидов.
  • 6. Детский сад для тубвиражных детей на 280 мест в микрорайоне «Шугыла».
  • 7. Скотомогильник.
  • 8. Подстанция ПС-110/6 кВ «Рахат» и линии электропередач ВЛ-110 кВ.

С натяжкой к ним можно добавить и ряд недостроенных объектов, которые по планам Сарбопеева должны быть сданы в 2012 году. Среди них — еще один 200-квартирный дом, врачебный амбулаторий в селе Тенге и дом культуры в Кызылсае, городская поликлиника, терапевтический корпус для городской больницы, новое здание колледжа нефти и газа, а также центр оперативного управления ОВД. Тогда как проблемы безработицы и водоснабжения горожан толком так и не были решены.

Картина получается весьма прелюбопытная. Из 15 обозначенных в 2009 году объектов за три года действия Комплексного плана по развитию Жанаозена в строй были введены лишь 8 из них. При этом есть данные, что ряд из недостроенных объектов фактически находятся на уровне котлована. Тем не менее это не помешало все тому же Сарбопееву в августе 2011 года заявить, что акиматом города успешно освоено уже 37 из 43 миллиардов тенге. И никому тогда даже в голову не пришло провести элементарный подсчет, а в какую в среднем сумму казахстанским налогоплательщикам обошлось «стараниями» акиматовских чиновников возведение одного объекта в Жанаозене?

В данном случае Астана и Алматы нервно курят в сторонке, давясь от зависти. Ведь получается, что за жанаозенский скотомогильник казахстанцам пришлось условно выложить 2,8 миллиардов тенге, тогда как на возведение нового здания столичного городского суда будет затрачено всего 1,5 миллиарда тенге. Как говорится, почувствуйте разницу!

В этом свете можно вполне предположить, что и Орак Сарбопеев, и ряд других ответственных чиновников акимата Жанаозена вместе с прикрывающими их деятельность небожителями из Астаны, были кровно заинтересованы в превращении мирной забастовки нефтяников в массовые беспорядки.

Косвенно на это указывает и репортаж телеканала «К-плюс» из города нефтяников от 15 декабря 2011 года, когда аким Сарбопеев явно не желал услышать просьбу бастующих не устанавливать юрты на той части площади, где они проводят свою акцию протеста. Сгоревшее же и разгромленное позже здание акимата со всеми его бухгалтерией, документами и компьютерами лишь подчеркивает возникшие подозрения. Считать ведь умеют и проверяющие органы.

Есть и другие ответственные лица

Впрочем, не только пока еще действующий состав акимата Жанаозена можно заподозрить в заинтересованности организации массовых беспорядков. Свои причины для дестабилизации обстановки в городе нефтяников, с дальнейшим возгоранием головных офисов теоретически могли быть и у руководителей нефтедобывающий компаний. И как в случае с акиматом, тому есть немало косвенных признаков.

Во-первых, в определенной степени находит свое подтверждение информация от защитника нефтяников Мангыстау Александра Пястолова о существовании двойной бухгалтерии на предприятиях «УзеньМунайГаза» и «Каражанбасмуная». Это когда нефтяникам на руки выдавали по 160 тысяч тенге, а в официальных отчетах указывали сумму в 360 тысяч.

То, что такое вполне возможно, допустил даже премьер-министр Масимов в своем интервью от 23 января 2012 года российскому интернет-изданию «Газета.ru». Соответственно нельзя исключать, что деятельность нефтедобывающих компаний попала в поле зрения фискальных органов еще до известных событий.

Во-вторых, вряд ли случайным совпадением является падение стоимости акций и «УзеньМунайГаза» и «Каражанбасмуная» при их открытой продаже. Так, если 17 мая 2011 года, когда забастовка нефтяников Жанаозена только началась, простые акции «УМГ» торговались по 25 тысяч тенге, 14 декабря 2011 года их уже продавали по 15 тенге за штуку. Подобные метаморфозы наблюдались и с ценами на акции «Каражанбасмуная», тогда как стоимость акций, например «РД КМГ», не менялась вообще. Не странно ли? Особенно если учесть, что доступ к ценным бумагам подобного рода для основной массы населения страны по разным причинам как говорится заказан.

В-третьих, не только у журналистов, но, надо полагать, и у правоохранительных органов есть подозрения о причастности отдельных ведущих сотрудников нефтедобывающих компаний к масштабным хищениям нефти и продуктов из нее. И на то есть свои основания. Несведущему человеку практически невозможно найти точное место находящегося под землей трубопровода. Еще более сложным представляется незаметно установить врезку в магистральный нефтепровод и организовать из него хищение «черного золота». Не обойтись без помощи специалистов из нефтекомпаний и в процессе транспортировки и реализации украденного углеводородного сырья. Как не обойтись без «крышевания» со стороны силовых структур, которые по роду своей деятельности обязаны знать обо всех «левых» движениях вокруг главного богатства Казахстана.

А между тем, нефть в Мангистауской области крадут тоннами. Согласно информации государственного телеканала «Казахстан» от 12 декабря позапрошлого года, только в 2010 году в Мангистауской области, где проходят три крупнейших магистральных нефтепровода «Каламкас-Каражанбас-Актау», «Узень-Атырау-Самара» и «Актау-Узень», было зафиксировано 50 преступлений в нефтегазовой отрасли.

Кстати, не секрет, что обычно после фиксации преступления на протяжении от шести месяцев до года идет следствие, цель которого выявить всех причастных к нему лиц. То есть, по идее расследование по делу о выявленных хищениях нефти в 2010 году должно было как раз завершиться к концу 2011 года.

Добавьте сюда сообщение от провластного портала «Zakon.kz» за 6 декабря 2011 года о начале расследования финансовой полицией уголовного дела в отношении директора ТОО «Марди Ойл Брент», организовавшего незаконные поставки сырой нефти и нефтепродуктов со станции Жанаозен в Алматы, Актобе, Атырау и Шымкент...

«Идеальный» момент

Если же свести все вытянутые ниточки воедино, то получается очень занятный расклад. Вряд ли найдется такой человек, который усомнится, что когда речь идет о вероятности раскрытия хищений на сумму в миллионы, а то и миллиарды долларов, их обладатели пойдут на все, чтобы скрыть к ним свою причастность. В Жанаозене же к концу 2011 года сложилась прямо-таки уникальная ситуация, позволяющая идеально спрятать «концы в воду».

Более того, судя по тому, что основными организаторами волнений в Жанаозене сейчас активно делают бастовавших нефтяников и представителей оппозиции, однозначно влиятельные господа с темным прошлым и настоящим могут уйти от ответственности. И вполне вероятно, что определенную «помощь» в этом им оказал Аманжол Кабылов, назначение которого в качестве коменданта города на период введения в Жанаозене режима чрезвычайного положения вызвало некоторое удивление.

Нет, никто не сомневается в профессионализме полковника полиции Кабылова. Однако в среде правоохранительных органов существует вполне обоснованная точка зрения, что если кто-либо из полицейских более пяти лет проходит службу в одном регионе, особенно славящимся непростой криминальной обстановкой, он неизменно «пускает корни» со всеми вытекающими отсюда последствиями. Так вот, если ознакомиться с официальной биографией Аманжола Жайгалиевича Кабылова, то можно обнаружить, что прославившийся на весь Казахстан комендант Жанаозена служит в полиции с 1984 года, и лишь в течение 4 лет находился за пределами Мангистауской области.

В этой связи нельзя исключать, что, располагая широчайшими полномочиями, полковник полиции Кабылов сделал все возможное и невозможное, чтобы заинтересованные лица с учетом продления чрезвычайного положения в Жанаозене до 31 января смогли не только хорошенько подчистить все свои хвосты, но и выявить необходимую для них вину Владимира Козлова, Серика Сапаргали, Жанболата Мамая, Болата Атабаева и других.

Post Scriptum

В завершение хотелось бы обратить внимание еще на один, как представляется, важный нюанс. В пятницу в считающейся провластной газете «Central Asia Monitor» появилась статья о Жанаозене, в которой журналисты проводят собственное расследование событий, произошедших в городе нефтяников на западе Казахстана. Во многом их поиски на удивление полностью пересеклись с нашим расследованием. Более того, с поправкой на провластность издания, приблизительно схожи сделанные ими и выводы. Однако уже к обеду доступ к сайту газеты «Central Asia Monitor» был на целый день напрочь заблокирован. Все это наводит на мысль, что истина где-то рядом.



Источник: http://respublika-kaz.livejournal.com/2054420.html#cutid1