Меню
Новости
Информация


Архив Новостей
Враг капитала
Красный мир
Красная Политика
Новости КПРФ
Публицистика
Карта Сайта

|
Правда
Москва
Свердловск
Омск
Пермь
Челябинск
Тюмень
Мордовия
Санкт-Петербурское городское отделение КПРФ
Красноярская Краевая Организация КПРФ
Новосибирская Областная организация КПРФ
Приморское Краевое Отделение КПРФ
Северское Отделение КПРФ
Союз Коммунистической Молодёжи РФ
Независимая Народная Газета
Рабочий Класс - газета Всеукраинского Союза Рабочих
Вестник Организационно-Партийной и Кадровой Работы
Компартия Украины
Русскоязычная газета КНР -
Rambler's Top100

ip-location

03.02.2012  ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ: НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ И ПРИВАТИЗАЦИЯ

Сектор политического мониторинга Отдела по информационно-аналитической работе и проведению выборных кампаний ЦК КПРФ

Дилемма «национализация – приватизация» вновь обрела свою актуальность в связи с недавно обнародованными планами правительства по продаже в ближайшие годы крупных пакетов акций ряда крупнейших российских компаний и банков. Мнения по этому поводу были прозондированы «Левада-Центром» (http://www.levada.ru/30-11-2011/rossiyane-o-gosudarstvennoi-sobstvennosti-i-promyshlennosti, опрос был проведен 21-24 октября2011 г. по репрезентативной выборке 1600 человек в 45 регионах страны. статистическая погрешность составляет не более 3,4%).

Почти половина опрошенных (49%) высказалась за то, что все крупные предприятия должны принадлежать государству, причем этот показатель удерживается на данной отметке с незначительными колебаниями практически на протяжении всех 2000-х гг. (табл. 1). Есть и более компромиссное мнение, традиционно собирающее несколько меньшее число сторонников (42%), согласно которому самые важные для страны предприятия должны принадлежать государству, а остальные могут находиться в частных руках. Самые решительные «приватизаторы», с догматической безапелляционностью отстаивающие принцип частной собственности – «все крупные предприятия должны находиться в частных руках», – опять же традиционно составили ничтожное меньшинство (2%).

То же сдержанное отношение к приватизации прослеживается и при решении вопроса о частной собственности на землю (табл. 2). Большинство респондентов (57%) убеждено, что должен существовать серьезный ограничитель в лице государства, наделенного функциями контроля за использованием земли. Просто частная собственность на землю (подразумевается, что она будет неподконтрольной кому бы то ни было) допускается как необходимость куда меньшим числом опрошенных (24%) и недопустимость подобного состояния отстаивают 16% опрошенных.

Политика приватизации знала и свои «отливы»: так, в 2000-е гг. государству была возвращена часть некогда приватизированной собственности (табл. 3). Эта «деприватизация» воспринимается с откровенным скепсисом двумя третями опрошенных (66%), убежденных, что за эти мероприятием скрывалось простое перераспределение собственности между правящей элитой, и только примерно каждый десятый (9%) поверил в истинность информации на данный счет.

Широкомасштабная приватизация 90-х гг. в своих оценках имеет довольно выраженный негативный момент (табл. 4): 42% опрошенных убеждены, что нужно вернуть государству всю собственность, которой оно в те годы лишилось. Не столь безоговорочна, однако, позиция трети респондентов (33%), отстаивающих смягченно-компромиссный вариант возможных «деприватизационных» мер. Они считают, что это можно было бы сделать только в отдельных случаях, если будет доказано, что приватизация была проведена незаконно. Естественно, в этом случае остается открытым вопрос о бремени доказательств незаконности, заведомых трудностей его решения, отчего такая позиция отдает явным утопизмом. Наконец, меньшинство (17%) ратует за сохранение статус-кво, полагая, что в настоящее время вопроса о приватизации вообще поднимать не стоит.

Таким образом, для большинства общества идея приватизации уже не овеяна тем романтическим ореолом, который она имела в годы перестройки и постперестройки, когда ее теоретики и творцы преподносили ее как универсальное и безотказное средство против всех экономических бед и зол тогдашней экономики. Миф того «народного» капитализма, который должен был состояться по результатам приватизации, во многом утратил свою притягательную силу.

Сквозь призму этого негативного приватизационного опыта 90-х сегодня воспринимаются планы новых мер по приватизации (табл. 5). Им решительно противится 41% опрошенных, скорее отрицательно их воспринимают 32%, решительных сторонников этой сомнительной меры набралось всего 3% и 11% отнеслись к ней скорее положительно, то есть с осторожной осмотрительностью.

Дилемма «национализация – приватизация» может быть также прояснена при рассмотрении основных векторов реформирования экономики. «Левада-Центр» посвятил свое исследование проблеме экономических реформ (http://www.levada.ru/15-12-2011/ekonomicheskie-reformy-v-strane, опрос был проведен 25-28 ноября по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения среди 1591 человек в возрасте 18 лет и старше в 130 населенных пунктах 45 регионов страны, распределение ответов приводится в процентах от общего числа опрошенных вместе с данными предыдущих опросов, статистическая погрешность не превышает 3,4%).

Начало минувшего двадцатилетия ознаменовано переходом к «рыночной» экономике, негативные последствия которого хорошо известны. Несмотря на это культ рынка, его якобы невиданных возможностей для экономики и последствий в социальном плане продвигается в общественное сознание в течение всей новейшей истории постсоветской России. Итогом этого стало признание целесообразности «рыночных» реформ, но со всегдашней оговоркой, предусматривающей их постепенность: эту точку зрения разделяют 44% респондентов (табл. 6).

Форсированные темпы перехода к «рыночной» экономике уже не кажутся тотальной панацеей ото всех экономических и социальных невзгод, чистых «рыночников» набирается менее пятой части респондентов (18%). Примерно столько же (16%) числится в рядах противников рынка, утверждающих, что реформы в этом направлении должны быть свернуты. Чуть больше (22%) с трудом ориентируются в этой непростой экономической материи и потому затруднились с ответом.

Если верить приведенным данным, то «рыночники», будь они с оговоркой или безоговорочные, составляют большинство почти в две трети опрошенных. Тем не менее даже при таком соотношении авторы опроса, формулируя свой следующий вопрос, вынуждены признать, что на пути экономических реформ, должных пойти в «рыночном» направлении, существуют препятствия (табл. 7). Среди таковых первое место занимает сопротивление чиновников и бюрократии (31%), которые усилиями той же официозной информационной политики воплощают в себе самый настоящий «образ врага». Сюда же можно отнести неуправляемость, особенно заметную на местном уровне, где не исполняются принятые законы и указы (26%). К этому добавляется более общая причина, каковой является слабость власти (25%).

Есть и более тривиальные объяснения: это традиционно раздражающие самых оголтелых «рыночников» якобы свойственные нашему отечественному работнику, а на самом деле сплошь и рядом надуманные пороки и изъяны в его трудовой этике. Всему этому отдается дань при рассуждениях о препятствиях на пути «рыночных» реформ. Утверждается, например, что сами люди разучились работать (24%), что есть недостаток инициативных и предприимчивых людей (17%).

Однако одновременно приходится признать, и эти мнения находят своих последователей, что сами принципы рынка далеко не безукоризненны, что посулы «рыночного» процветания на деле имеют призрачно-фантомный характер. Действительно, как утверждают респонденты, имеют место и незаинтересованность многих людей при переходе к рынку, которые не видят в нем ничего хорошего для себя (24%), и отсутствие продуманной программы проведения «рыночных» реформ (21%), и хозяйственная некомпетентность тех, кто сейчас пришел к власти (18%).

Таким образом, идея «рыночного» пути развития далеко не так глубоко коренится в нашем обществе, не так безусловна и неоспорима, как то утверждает официозная пропаганда.

Сектор политического мониторинга
Отдела по информационно-аналитической работе
и проведению выборных кампаний ЦК КПРФ 

Устав КПРФ: Принят II Чрезвычайным Съездом КПРФ 14 февраля 1993 года.Изменения и дополнения внесены:

  • IV Съездом КПРФ 20 апреля 1997 года
  • V (внеочередным) Съездом КПРФ 23 мая 1998 года
  • VIII (внеочередным) Съездом КПРФ 19 января 2002 года
  • XI (внеочередным) Съездом КПРФ 29 октября 2005 года
Коммунистическая партия Российской Федерации. г.Москва 2005 год. Читать устав


  • Знамя КПРФ – красное.
  • Гимн КПРФ – "Интернационал".
  • Символ КПРФ – символ союза тружеников города, села, науки и культуры – молот, серп и книга.
  • Девиз КПРФ – "Россия, труд, народовластие, социализм!".
Читать программу партии


Краткая справка о КПРФ: Общероссийская общественная организация "Коммунистическая партия Российской Федерации" (далее - КПРФ) - общественная организация, созданная на добровольных началах гражданами Российской Федерации, объединившимися на основе общности интересов для реализации программных и уставных целей. Читать справку


© Copyright 2007 Меньщиков В.С. Valid XHTML, PHP, CSS.